mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Рейхсвер под Казанью

Ещё об СССР и Германии 1930-х

Контрразведка на «Каме»
Гудериан первый раз увидел Волгу в 1931 году / Статья 2000 года

С лета 1929 г. в 6 км от Казани в Каргопольских казармах стали функционировать секретные советско-германские танковые курсы. В соответствии с Версальским мирным договором Германия имела ограничения на наступательные вооружения, и в частности на танки. Естественно, такие ограничения затрагивали вопросы подготовки кадров, разработки и производства бронетанковой техники. ©



Выпускники и руководители Казанской танковой школы «Кама», июнь 1932 г.

СССР не обладал ни промышленной базой, ни технологиями, ни квалифицированными кадрами, которые могли бы производить такую технику и управлять ею. Интересы двух сторон совпали, и 2 октября 1926 г. в Москве генерал фон дер Лит-Томзен и начальник развед управления штаба РККА Павел Берзин подписали договор о создании смешанных танковых курсов, которые должны были решать технико-испытательные и учебно-тактические задачи.

На немецкую сторону легли вопросы организации учебного процесса, снабжения курсов образцами современной бронетанковой техники и др. Постоянный состав должен был насчитывать 42 человека, включая сотрудников административной службы. Советская сторона выделяла помещения, обслуживающий персонал и охрану. Занятия на курсах проходили в весенне-летний период. Количество слушателей - 24 офицера, по 12 человек с обеих сторон. Советские курсанты были представлены как преподавателями танковых школ, так и командирами младшего и среднего звена вплоть до командира танкового полка. С немецкой стороны - офицеры рейхсвера до капитана включительно.

Для изучения и испытания материальной части немцы поставили 12 танков фирм "Рейн-металл", "Даймлер-Бенц", "Крупп", "ГХХ". Курсанты изучали тактику современного танкового боя, проходили курс инструкторов для танковых частей. Тактически занятия проводил майор Хахер, прекрасный знаток своего дела. Однако он давал недостаточные знания по тактике современного танкового боя советским курсантам. В свою очередь, преподаватели Шефер и Тегге очень мало времени уделяли изучению 37-миллиметровой пушки фирмы "Рейн-металл", 75-миллиметровому орудию фирмы Круппа, а также пулемету "Зеда". В то же время об устаревших пулеметах "Дрейзе" и "Максим" говорилось необоснованно много. Тренировок по наводке и наблюдению через оптику вообще не было. Специалисты по автотракторной технике Бауман и Морц не сообщали русским курсантам тактико-технические характеристики тяжелых и легких немецких тракторов. Только учебное вождение танков проходило на приемлемом уровне. Советское руководство в лице начальника курсов Ерошенко проявило равнодушное отношение к вопросам организации учебного процесса и контроля над ним. С момента образования курсов достаточно плотное контрразведывательное обеспечение этого объекта осуществляли органы госбезопасности Татарской республики. Так, 21 сентября 1931 г. помощник начальника особого отдела ОГПУ Шанин в шифротелеграмме казанским чекистам подчеркивал: "Особо следует заострить внимание на вопросе возможно полного использования нами опыта и достижений немцев, получаемых на "КАМЕ" (одно из условных названий курсов. - авт.). Необходимо через спецосведомителей наладить жесткий контроль над немцами по этой линии, с тем чтобы ни одно из достижений немцев не ускользнуло от нас. Особо серьезное внимание следует уделить разработке переводчика Пауля Бернгарди, тесно связанного с установленным разведчиком фон Нидермайером - представителем германского рейхсвера в Москве".

Для решения поставленных Центром задач казанские контрразведчики подготовили необходимую базу. Среди персонала курсов было завербовано более десяти агентов, в том числе и несколько немцев. В результате появилась возможность получать сведения характеризующего плана на перспективных офицеров немецкой армии, выявлять факты сокрытия немецкой стороной тех сведений, которые они не желали разглашать. Довольно интересной была информация политического характера, которая дополняла сведения, получаемые советской разведкой за рубежом. Курсы функционировали в период, когда в Германии происходили бурные политические события, приведшие к власти Гитлера.

Так, агент "Богатов" сообщал оперработнику, что немецкий начальник курсов полковник Раббе говорил: "У нас вполне возможен крупный переворот с образованием чего-нибудь похожего на коммунистический строй. Известно, что самое сильное средство объединить народ - общая ненависть, и она здесь сыграет свою роль".

После прихода Гитлера к власти тот же Фейлл открыто проявлял нацистские взгляды: "Фюрер повернет Германию к лучшему, потому что уже при социалистах встал вопрос: быть или не быть Германии. Они всецело поддались влиянию еврейства, которое вело линию, совершенно чуждую интересам германского народа. Гитлер прекрасно осознает необходимость поддерживать хорошие отношения с СССР уже лишь ради того, чтобы иметь в резерве кулак для угрозы Польше".

Среди курсантов и немецких служащих для последующей вербовки выявлялись и те, кто не одобрял политику нацистов либо симпатизировал Советскому Союзу. Последних оказалось немного, так как немцы были поражены бесхозяйственностью, царившей у нас в стране. Свое мнение по этому вопросу высказал нашему агенту начальник штаба автомобильных войск рейхсвера генерал Гудериан, побывавший на курсах с инспекторской поездкой. (Со стороны Управления моторизации и механизации РККА не было ни одной инспекции, о чем как об одном из недостатков докладывали в Центр чекисты.) Посетив собор Петра и Павла, Гудериан возмущался отношением властей к церквям, храмам, соборам, которые закрывались и намеренно разрушались. Также немецкий генерал критиковал гигантоманию в строительстве, при которой, начав один объект и не закончив его, переходят к другому. В 1931 г. чекисты докладывали, что ценнейшее оборудование, закупленное в Германии, не использовалось в учебном процессе.

Сведения технического и политического характера, а также информация об обстановке объективно докладывались в Центр. Нужные данные использовались при разработке конструкций советских танков, при выработке политической стратегии в отношении нового режима в Германии.

30 июня 1933 г. директор курсов Гахер был вызван в германское посольство в Москве, где получил инструкцию, что курсы "КАМА", или, как их стали называть, "ТЕКО", ликвидируются в течение трех месяцев. Особое беспокойство вызывали у немцев два легких танка фирмы Круппа и два - фирмы "Рейн-металл", а также холодильное оборудование, которые пересекли границу и находились на пути в Казань. В свою очередь, чекисты также получили указания воспрепятствовать возвращению в Германию немецкого оборудования. Аналогичные курсы были закрыты в Воронеже и Сталинграде. Все оборудование "КАМЫ" перешло вновь создаваемому танковому училищу.

Об авторе: Ровель Альтафович Кашапов - подполковник, начальник центра общественных связей КГБ Республики Татарстан.Волгоград–Москва
Ровель Кашапов
«Независимая газета. Военное обозрение», 14 апреля 2000
Tags: 20-е, 30-е, армия, биографии и личности, военные, воспоминания, германия, гитлер, госбезопасность и разведка, идеология и власть, известные люди, история, образование и воспитание, поволжье, правители, регионы, реформы и модернизация, секреты и тайны, ссср, сталин и сталинизм, техника и технологии, факты и свидетели, фашизм и нацизм, эпохи
Subscribe
promo eto_fake март 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments