mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Кто переплюнет Солженицына, который переплюнул Хрущёва, который переплюнул Сталина? #1/4

Ещё из мифологии репрессий сталинизмаСталинские репрессии
Сталин и современность. Фальсификации истории / Статья 2011 года

В советское время, когда доступ в архивы был закрыт, некоторые исследователи пытались установить число безвинно пострадавших от советской власти, но, поскольку на основании фактов сделать это не представлялось возможным, они просто выдумывали числа. ©

Ещё у Доброва: Сталин / Смерть Сталина | Иисус Христос | Жиды | Протокол к Пакту М.-Р. | Теория Гумилева | Дегенераты


___
Советский агитационный плакат «Будь зорким на посту!» создан художником П.С. Голубем в 1953 году. Плакат призывает работников железнодорожного транспорта быть бдительными при исполнении своих трудовых обязанностей, поскольку враги могут затаиться везде. На плакате изображен железнодорожный рабочий, вглядывающийся куда-то вдаль. Вид этого мужчины показывает, что мимо его зоркого взгляда ничего не пройдет незамеченным. Плакат создан в стиле соцреализма

Кажется, всех опередил Солженицын, заявив, что советская власть погубила по меньшей мере 66 миллионов человек. Несколько позже Солженицын уверенно повысил число погубленных до трети населения СССР, коварно включив сюда преувеличенное число жертв войны, и вышло весьма внушительно: около 100 миллионов человек. Потом открылись архивы, и выяснилось, что Солженицын и ему подобные не угадали: осужденных по произволу было несравнимо меньше.

Что же возбужденные исследователи? Успокоились? Нет, они бросились в новую атаку на твердыни статистики и ныне подошли уже к числу 35 миллионов… Кто больше? Удастся ли достичь заданной Солженицыным высокой планки? Как ни странно, уже есть предложения, которые позволят получить число репрессированных, даже превосходящее население страны в сталинские времена (нужно просто причислить к репрессированным не рожденных детей). Предела для вымыслов уже нет.

Разумеется, возникает вопрос, кого считать репрессированными? В настоящее время такими иной раз считают всех без исключения, кто подверглись суду в сталинские времена: число репрессированных обычно приравнивается к общему числу заключенных. Не столь оголтелые, впрочем, приравнивают к безвинно осужденным только осужденных по «контрреволюционным» статьям, но и это не отвечает действительности, если считать репрессированными только осужденных без вины.

Вообще, есть только две больших группы населения, репрессии против которых можно назвать незаконными. Это большевики и кулаки, причем репрессии в отношении первых были совершенно справедливы – с любой точки зрения.

Со времен Хрущева многие льют слезы по незаконно осужденным большевикам, троцкистам, но плакальщики забывают, что именно эти люди и упразднили «буржуазное понятие вины». Сами они судили своих врагов исключительно по произволу, так отчего же примененный к ним произвол считать несправедливым? Какой мерой вы мерите, такой и вам отмерено будет, не так ли? Именно эти люди с удовольствием уничтожали нашу страну и культуру, нанеся нашему народу просто чудовищный вред, не только материальный, но и моральный. Так отчего же уничтожение их нужно считать несправедливым? Все они получили по заслугам, но это не хорошо и не плохо – это естественно, закономерно.

По вопросу же о незаконности уничтожения троцкистов можно добавить, что уничтожили их в соответствии с юридической теорией целесообразности наказания, применявшейся в советской судебной практике, о которой, в частности, упоминали Н.В. Крыленко в обвинительных речах и В.В. Шульгин в книге «Три столицы». Суть ее сводится к тому, что осуждать нужно не столько виновного, сколько человека, который может вредить советской власти, т.е. наказание должно быть целесообразным с государственной точки зрения (это значит, что своих, верных, можно и не судить или судить гораздо мягче, чем прочих). В связи с крахом мировой революции и появлением сталинской теории о построении социализма «в отдельно взятой стране» существование троцкистов оказалось нецелесообразным – не нужным социалистическому государству. Троцкисты, безусловно, могли вредить советской власти, построению социализма, т.е. осудили их совершенно правильно, по теории целесообразности. Какой мерой вы мерите…

Кулаков тоже следует считать осужденными незаконно с точки зрения либерального права, «буржуазного»: обошлись с ними по той же теории целесообразности. Но здесь возникает юридическая тонкость: если уничтожение троцкистов было умышленным, с умыслом именно на уничтожение, то выселение кулаков, «спецпоселенцев» на большевицком жаргоне, умысел имело уже совершенно иной – коллективизацию деревни. Безусловно, кулаков, с радостью воспринявших колхозы, никто не трогал. Кулачество требовалось уничтожить только «как класс», т.е. уничтожить нужно было класс, состояние общества, а не людей.

Заклинатели миллионов пытаются судить большевиков по большевицким же варварским правилам, в частности – по теории целесообразности, но сегодня это уже смешно. В либеральном праве всегда рассматривается умысел на совершение преступления. Например, за убийство человек может получить два года заключения, если оно произошло по неосторожности, без умысла, но если был умысел, если преступление умышленное, то срок наказания может увеличиться в десять раз. Так же и с кулаками: умысел-то был не на уничтожение кулаков и даже не на ограбление…

Фактически репрессированными без вины и умышленно остаются только троцкисты, которые, повторю, получили по заслугам. Репрессированными же без вины и не умышленно являются, например, жертвы многочисленных «ошибок и перегибов», «упущений и недочетов» да прочих большевицких забобонов, вызваны которые были отнюдь не злой волей Сталина, а обычным невежеством – состоянием, в которое наше общество погрузилось после революции благодаря устроителям двух революций, либералам и большевикам. Скажем, 7 августа 1932 г. ввиду повального воровства появилось наделавшее много шума Постановление ЦИК и СНК «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», предполагавшее за хищения расстрел с конфискацией имущества или, при наличии смягчающих обстоятельств, не менее десяти лет лишения свободы. Постановление было нужное, но в нем не был определен размер хищения… Предполагалось, конечно, что размер крупный или особо крупный, но в Постановлении-то об этом не сказано ни слова. Конечно, этот закон породил «ошибки и перегибы», вскрытые в тридцатых же годах и исправленные на бумаге (были разъяснения партии и правительства), но в головах-то правоохранителей и, главное, нынешних заклинателей миллионов прочно утвердился первый вариант. Малый размер хищения или даже мизерный, привлекать за который по разъяснению партии и правительства было запрещено, рассматривался правоохранителями всего лишь как смягчающее обстоятельство. Сегодня это многим покажется диким, но малограмотным людям, не имевшим вообще никакого понятия о праве, не умевшим даже писать без ошибок, но стоящим на страже социалистической законности, это казалось нормальным: они защищали государственную собственность и социалистическую законность – защищали, как умели. Нет, Солженицын и ему подобные объявили их демонами.

Могут возразить, что государство должно было учить невежественных служащих, но как же было учить, если в учителях сидели такие же болваны или, в лучшем случае, ученые мракобесы вроде академиков Марра и Лысенко? Чтобы восстановить утраченное по итогам революции, возобновить культурное состояние общества, нужен был труд нескольких поколений… Постепенно дело наладилось.

Сталинские репрессии следует рассматривать не как демоническую деятельность сил зла в лице Сталина, а всего лишь как часть большой трагедии нашей страны, распада ее, вызванного не только большевиками, но и дореволюционными либералами. Именно либералы устроили февральскую революцию, и только после развала либералами всех общественных отношений власть взяли большевики, построившие затем новые общественные отношения.

Чтобы извлечь уроки из наших революций, нужно не Сталина демонизировать, приписывая ему миллионы репрессированных, а понять простую вещь: к дикости ведут не таинственные силы зла, реющие над миром – авторитарные, как называют их умные американцы, – а развал общественных отношений и отсутствие у либеральных «реформаторов» образования и даже разума иной раз.

Масштабы репрессий

В сталинские времена репрессированными называли осужденных. Антисоветчики бессмысленно переняли это слово, и теперь не ясно, о ком идет речь: обо всех ли без исключения осужденных, только ли об осужденных безвинно? Логично бы было принять второе значение, но сегодня во многих источниках репрессированными называют осужденных по «политическим» статьям, будто в стране не было законно осужденных по этим статьям – вернее, впрочем, правильно, справедливо (довоенная «социалистическая законность» – это отдельная тема). Почему-то многим хочется, чтобы число безвинно осужденных при Сталине было больше,– почему бы это, любопытно?

Разумеется, невозможно, чтобы все осужденные за государственные преступления, «контрреволюционные» на жаргоне большевиков, были осуждены без вины. Поэтому среди осужденных по «политическим» статьям нужно бы было выделить только осужденных без вины. И как же их выделить? Увы, никакого надежного метода нет, разве что рассматривать каждое судебное дело по существу,– можно лишь считать, что совершенно безвинно осуждено большинство троцкистов.

Со времен Никиты-волюнтариста прошли кампании массовой реабилитации репрессированных, но даже в наши дни к решениям о реабилитации можно предъявить просто чудовищные претензии. Например, уже в наши дни не был реабилитирован Берия, т.е. мы принуждены считать его английским шпионом, во что поверить трудно. Да-да, именно такое обвинение было вынесено Берии товарищами по партии в 1953 году на июльском пленуме ЦК. Прокрался, понимаешь, в доверие к товарищу Сталину и творил свои черные дела…

В связи с отказом нынешней власти реабилитировать Берию возникают вопросы по реабилитации Солженицына волюнтаристами, причем отнюдь не идеологические или литературные. Солженицын пытался представить дело так, что аресты по ст. 58 УК РСФСР были массовыми тридцать лет, но его личный пример говорит об обратном, об исключительности его ареста. Так, 2 февраля 1945 года было телеграфное распоряжение № 4146 заместителя начальника Главного управления контрразведки «СМЕРШ» НКО СССР генерал-лейтенанта Бабича о немедленном аресте Солженицына и доставке его в Москву, а потом, 3 февраля, армейской контрразведкой начато по поводу преступных деяний Солженицына следственное дело 2/2 № 3694–45, как сказано в статье «Википедии» о Солженицыне. Иначе говоря, вопрос о мелкой сошке Солженицыне решался не в каких-то там затрапезных «органах» вроде полевой контрразведки, а в главном на то время учреждении страны – Народном комиссариате обороны, откуда и пришел приказ об аресте какого-то капитана и возбуждении против него уголовного дела, а отдал приказ один из высших начальников контрразведки, заместитель Абакумова. И это «поток», как говорится у нашего правдоискателя? Нет, это не поток, а совершенно исключительный случай, если вопрос о каком-то фронтовом капитане рассматривался на уровне руководства НКО, т.е. самого Сталина, который в то время и был народным комиссаром обороны.

Добавляет вопросов и тот факт, что подельника Солженицына, Н. Виткевича, судили на фронте, а самого Солженицына – в Москве. Надо заметить, что это вопиющее нарушение «социалистической законности», так как участников одного дела судили обычно одним судом. Почему же Солженицына судили отдельно и зачем он понадобился начальникам контрразведки? Что, Бабичу делать нечего было? Этого не может быть, он просто не мог заниматься каждым фронтовым капитаном. Да, но чем же Солженицын был исключителен?

Надо также отметить, что структурно контрразведка «СМЕРШ» входила не в НКГБ (там мог быть лишь отдел), а в НКО, но дело Солженицына вели следователи НКГБ. Почему контрразведка сбросила дело Солженицына в НКГБ? Положим, дело сбросили в НКГБ из-за загруженности, но где же теперь материалы по Солженицыну, которые заинтересовали руководство «СМЕРШ»? Кто видел дело Солженицына?

Таким образом, мы должны либо признать, что каждый случай преступлений по ст. 58 УК РСФСР рассматривался во время войны на уровне руководства контрразведки, либо считать дело Солженицына отнюдь не рядовым. Каждый волен выбрать сам, но во всяком случае Солженицын выходит лжецом: либо он лгал о большом количестве осуждений по ст. 58 УК РСФСР, либо скрывал свои военные преступления. Во втором случае реабилитация Солженицына вызывает вопросы. Возможно, по предъявленным ему обвинениям реабилитировали его правильно, хотя это крайне сомнительно: в военное время Солженицын, как он сообщал сам, писал письма, содержащие намерение свергнуть советскую власть путем создания антисоветской организации. Ни единое государство не позволяет уничтожать себя: везде в мире даже за намерение совершить государственный переворот карают очень жестоко – тем более во время тяжелой войны. Ныне этот состав преступления значительно расширен, неимоверно, и предусмотрен, в частности, в ст. 280 УК «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» (есть, конечно, статья и про захват власти). Что же касается годных и негодных средств к осуществлению преступного намерения, то в советском законодательстве такого понятия не было, как нет его и в нынешнем. Иначе говоря, Солженицын был бы признан виновным и нынешним судом, по ст. 280 УК, если бы призывы его были публичны – вот и вся разница.

Словом, реабилитация Солженицына даже по предъявленному ему обвинению весьма сомнительна. Да и как же иные его дела? Разве не на равных основаниях было отказано в реабилитации английского шпиона Берии?

У меня впечатление такое, что Солженицын просто вывернулся, подставив своего приятеля, с которым вел антисоветскую переписку. Забрали Солженицына в Москву за иные грехи, но там он навел следователей на более легкое дело, вероятно представив его единственным… Легкое это дело попросту и сбросили в НКГБ, посчитав, вероятно, что этого будет довольно, нечего зря время терять и силы тратить на расследование запутанных преступных деяний Солженицына. Время-то было уже не столь тяжелое, как раньше,– начало 1945 года, победа была уже ожидаема.

Стало быть, на конкретных примерах мы видим, что реабилитация есть акт идеологический. Так, приказал Никита-волюнтарист, и Солженицына реабилитировали, хотя его действия были правильно квалифицированы следствием по ст. 58-10 и ст. 58-11. Равный идеологический подход видим и в деле Берии, который по решению нынешних судебных органов официально остается английским шпионом и «мусаватистом». Если же кто захочет взглянуть на фальсификацию, то дело Берии, говорят, засекречено – в нарушение закона о государственной тайне, где сказано, что преступления чиновников не могут составлять государственную тайну.

Можно не сомневаться, что во времена Никиты-волюнтариста реабилитация проводилась по теории целесообразности. Например, если ты искренний коммунист и признаешь себя таковым, то тебя осудили неправильно, нецелесообразно. Начавшаяся в новое время реабилитация, возможно, более близка к действительности, но и здесь без идеологии не обошлось, как мы видим на примере неудачной реабилитации Берии. Берию, конечно, нужно было реабилитировать по предъявленным ему обвинениям в шпионаже, но разве это возможно идеологически? Никита-волюнтарист превратил Берию в главного преступника, и если теперь вдруг выяснится, что Берия не преступник и осужден незаконно… Рухнет вся антисоветская идеология, собственно нигилизм, но разве ныне есть что-нибудь иное?

Данные по количеству государственных преступников, «контрреволюционеров», сегодня доступны, но нет решительно никакой возможности отличить осужденных законно и справедливо от осужденных незаконно и несправедливо. Единственная опора – считать, что троцкистов осуждали по преимуществу незаконно, но при этом справедливо (заслужили). В таком случае среди осужденных незаконно и несправедливо останутся только жертвы «ошибок и перегибов», каковых, вероятно, было немало. В двадцатых годах их, вероятно, было очень много, но вина в их страданиях лежит на совести уничтоженных троцкистов (ленинцев, верхушки партии), отринувших «буржуазное понятие вины». В тридцатых годах жертв «ошибок и перегибов», наверно, было уже меньше, если не считать троцкистов, уничтоженных отнюдь не ошибочно, так как теория целесообразности постепенно уступила место «социалистической законности» – формально в 1936 году, с принятием новой Конституции, «социалистической». Так, уже в 1941 году выходит весьма по тем временам либеральная книга А.Я. Вышинского «Теория судебных доказательств в советском праве» (едва ли это писал Вышинский, недоучка без судебного опыта), где недостатков немного. Если сравнить ее, например, с изданными в 1937 году обвинительными речами Н.В. Крыленко, то может, как пишут в трагических романах, сделаться дурно: между теорией целесообразности наказания у Крыленко и теорией доказательств у Вышинского лежит просто бездна, непреодолимая бездна. Ну, и что это, если не социалистическая контрреволюция, переход к «социалистической законности»?

Найти число осужденных по «контрреволюционным» преступлениям нетрудно, но это не даст ясного представления о масштабах репрессий, если под последними понимать несправедливое и незаконное осуждение:

По имеющимся в МВД СССР данным, за период с 1921 года по настоящее время [01.02.1954] за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым Совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек, в том числе:

- к ВМН – 642 980 человек,
- к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже – 2 369 220 человек,
- в ссылку и высылку – 765 180 человек.

Из общего количества арестованных, ориентировочно, осуждено: 2 900 000 человек – Коллегией ОГПУ, тройками НКВД и Особым Совещанием; 877 000 человек – судами, военными трибуналами, Спецколлегией и Военной Коллегией.
___
Письмо Генерального прокурора СССР Р.А. Руденко, Министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова и Министра юстиции СССР К.П. Горшенина 1-му секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву о пересмотре дел на осужденных за контрреволюционные преступления. 01.02.1954

Сюда входят не только троцкисты, но и военные преступники (власовцы, полицаи, дезертиры, бандеровцы, лесные братья и так далее), а также пленные германской армии разных национальностей – не более, чем 3 486 206 человек[1], часть которых не проходила как «контрреволюционные» преступники (государственные), хотя всем им можно было предъявлять обвинение по ст. 58-2 УК РСФСР, предполагавшей, в частности, «вторжение на советскую территорию вооруженных банд», и давать по 25 лет лишения свободы по самой простой процедуре, без участия обвинения и защиты. К сожалению, точных данных по осуждению военнопленных может и не быть, поскольку в СССР тогда правил не столько Сталин, сколько знаменитые «ошибки и перегибы», а также, разумеется, «упущения и недочеты». Новенькое в порядке управления появилось только во времена Хрущева – «волюнтаризм и субъективизм», как метко заклеймил действия Никиты ЦК КПСС.

Мне попадались данные, например, по Свердловской области: с 1942 по 1956 г. там содержалось около 100 000 военнопленных со сроками заключения по преимуществу 25 лет[2]. Отсюда следует, что военнопленные эти были «контрреволюционерами»: в ст. 28 УК РСФСР сказано, что «лишение свободы устанавливается на срок от одного года до десяти лет, а по делам о шпионаже, вредительстве и диверсионных актах (ст.ст. 58, 586, 587, и 589 настоящего Кодекса) – на более длительные сроки, но не свыше 25 лет». Все эти «контрреволюционеры» назывались военнопленными, но положение их регламентировалось внутренними приказами и инструкциями; в международном юридическом смысле они военнопленными не являлись, так как СССР не участвовал в соответствующих конвенциях – была лишь декларация об их соблюдении в начале войны. «Контрреволюционеры» эти сидели бы до 1970 года, но Никита-волюнтарист явил милость и всех отпустил.

Особо стоит отметить, что «контрреволюционными» преступниками не являлись советские военнослужащие, бывшие в плену, так как с точки зрения советского закона они совершили не «контрреволюционное» преступление, а воинское, ст. 193-22 УК РСФСР, да и то не все, а лишь те, чье попадание в плен не было вызвано боевой обстановкой.

Увы, из приведенной справки невозможно понять, сколько советских граждан было осуждено несправедливо – понятно лишь, что немного, ибо львиную долю «контрреволюционеров» составляли осужденные военнопленные германской армии. Что ж, поплачем о троцкистах, безжалостно уничтожавших нашу страну и культуру, но неужели будем плакать еще и о гитлеровских убийцах, записав их в «репрессированные» бесчеловечной сталинской властью? Нет? Но ведь все именно так и делают: не существует ни одного исследования, которое бы исключало из числа «репрессированных» хотя бы часть немецких пленных, осужденных по «контрреволюционным» статьям на 25 лет,– будто и не было их.

К сожалению, мы не можем даже приблизительно оценить число безвинно пострадавших от большевиков, но можем сравнить общее число заключенных на пике репрессий, в 1937 – 1838 гг., с нынешним числом.

В лагерях НКВД на 1 января 1939 г. содержалось 1 289 491 человек, из них за контрреволюционные преступления – 443 262 человека[3]. В это же время в тюрьмах содержалось 700 392 человека[4]. Всего, стало быть, получаем 1 989 883 человека. Население же СССР на 17 января 1939 г. составляло приблизительно 170 миллионов человек[5], т.е. в заключении находилось приблизительно 1,18% населения.

По состоянию на 1 апреля 2013 года в заключении у нас содержалось 695,5 тысяч человек[6] при населении приблизительно 141 миллионов человек[7]. Это составляет приблизительно 0,49% заключенных от населения России.

Как видим, доля заключенных на пике репрессий превышает сегодняшнюю более чем в 2 раза. Да, но сегодня мы слышим со всех сторон жалобы на коррупцию, а это значит – очень мало сажают, в два раза меньше, чем при Сталине.

Надо добавить, что в 2002 году количество заключенных в России превышало 1 миллион человек, т.е. составляло приблизительно 0,7%, близко с доле заключенных сталинского времени, а в США ныне такая же доля заключенных, как в СССР в 1937 – 1938 гг., более 1%[8]. Можно, конечно, сказать, что США – полицейское государство и что там крайне высок уровень преступности, да, но ведь никаких целенаправленных репрессий там нет.

Число осужденных за «контрреволюционные» преступления в 1937 – 1938 гг. относительно велико – приблизительно каждый пятый, но даже если это число исключить из общего итога, доля заключенных в 1937 – 1938 гг. останется высокой, заметно превосходящей нынешнюю. Таким образом, в стране шли не столько репрессии в отношении «контрреволюционеров», сколько общее наведение порядка, причем связано это может быть не только со злой волей Сталина, точнее с «ошибками и перегибами», но и с нездоровым состоянием общества после революции, разрухи в умах.

Что еще любопытно, в лагерной справке, ссылка на которую дана выше, приведена статистика заключенных по образованию, части их, не всех. В лагерях пребывал по преимуществу «господствующий класс»: на более чем миллион заключенных, чье образование было известно и отражено в справке, людей с высшим образованием всего 21 482 человека, приблизительно 2%. При этом обращает на себя внимание в десять раз большее количество «вредного» и «социально опасного элемента» (ИВЭ и СОЭ) – 279 526 человек. В связи с данными по образованным людям это значит, что к «бывшим», т.е. людям с образованием, данное клеймо необходимо не относилось (их называли «социально чуждые элементы»). А ведь волюнтаристы произвольно причисляют СОЭ к «политическим» и безвинно осужденным.

Социально опасными в связи с УК 1922 года назывались лица, злоупотребляющие своим положением или связанные с преступной средой. Суды запрещали им заниматься определенной деятельностью на определенный срок или находиться в определенной местности определенный срок. Статьи такой не было, странно, что социально опасные фигурируют среди осужденных. Впрочем, статьи «Троцкизм» в кодексах тоже не было, но троцкисты тоже фигурируют в списках осужденных. Скорее всего, это отражает не действительность (каждый троцкист наверняка был осужден по какой-либо статье), а особенности статистики.

Стало быть, на примере статистических данных мы видели, что в СССР даже на пике репрессий, в 1937 – 1938 гг., ничего сверхъестественного не происходило. Да, число заключенных было велико, такое же, как ныне в США, но в этом ничего необычного нет. Иначе говоря, заклинания о миллионах репрессированных – это миф, вымысел. Обидно, что разыскания в этой области направлены отнюдь не на то, чтобы пусть даже приблизительно установить количество справедливо осужденных за государственные и иные преступления, установив тем самым количество «ошибок и перегибов», а на то, чтобы произвольно повысить число репрессированных.

Tags: 30-е, 90-е, РПЦ и церковь, агитпроп и пиар, антисталинизм, армия, архивы_источники_документы, безопасность и правопорядок, биографии и личности, большевики и кпсс, версии и прогнозы, вов и вмв, военные, войны и конфликты, воровство, голод и голодомор, госбезопасность и разведка, двойные стандарты, демократия, деревня и село, диктатура и тоталитаризм, дискуссии, диссида и оппозиция, европа, заговоры и конспирология, законы и конституция, запад, идеология и власть, известные люди, индустриализация и коллективизация, информационные войны, исследования и опросы, история, капитализм и либерализм, коррупция и бюрократия, красные и белые, ленин, либероиды и креаклы, ложь и правда, манипулирование, мировое правительство и глобализм, мифы и мистификации, мнения и аналитика, народ и элиты, национализм, национальная идея, нонсенс, нравы и мораль, общество и население, оккупация и интервенция, опровержения и разоблачения, память, паразитизм, подмена понятий, политика и политики, правители, православие, предательство, преступления и наказания, прогресс, противостояние, пятая колонна, рабочие и крестьяне, развал страны, ревизионизм, революции и перевороты, регионы, религии, репрессии и цензура, реформы и модернизация, родина и патриотизм, россия, русофобия и антисоветизм, силовики и спецслужбы, смерти и жертвы, современность, солженицын, социализм и коммунизм, ссср, сталин и сталинизм, статистика, суды и следствия, троцкизм, тюрьма и зона, украина, факты и свидетели, фальсификации и мошенничества, христианство, хрущев, эпохи
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments