?

Log in

No account? Create an account
 
 
30 Октябрь 2015 @ 16:52
Сталин ел только образованных детей, потому учил их даже во время Войны  
Ещё о советском образовании

Учителя и ученики Победы
Настоящее прошлое / Поколения

Объёмные тома научных и не совсем научных исследований посвящаются сегодня фальсификации и мифологизации истории Великой Отечественной войны. Плодовитые мифотворцы не утруждаются документальными подтверждениями своих вымыслов и, пока специалисты с документами в руках опровергают один миф, с лёгкостью выдумывают новые. То начнут сравнивать безвозвратные потери обеих сторон конфликта, лукаво «забывая» учесть европейских сателлитов Германии, а среди наших посчитают не только павших на фронте, но и погибших от рук фашистов мирных граждан. То походя скажут, что «Сталин хотел уничтожить весь свой народ…». ©



Класс выпуска 1944 года

Не задумываясь, почему же тогда и для кого открывались в годы войны даже в небольших городах и посёлках театры, кинотеатры, клубы, музеи, библиотеки, школы не только общеобразовательные, но и музыкальные, художественные…

Стратегическим решением власти стало проведение масштабной реформы советской школы, начавшейся в 1940 году. Именно тогда был отозван с дипломатической работы доктор исторических наук Владимир Петрович Потёмкин – потомок дворянского рода из Твери, при царе успевший поработать учителем и в гимназиях, и в институтах благородных девиц, но ушедший в революционное движение. Именно ему было поручено возглавить Наркомат просвещения РСФСР.

Слабые знания школьников, особенно в области истории, географии, литературы, и их неорганизованный досуг, не соответствующие духу времени учебники и программы, отсутствие школьной формы и некачественные детские игрушки, низкая заработная плата учителей и их недостаточное социальное обеспечение – вот спектр тех проблем «детского мира», которые в срочном порядке пришлось решать власти и обществу в годы войны. Ну прямо как сегодня! С одной существенной разницей – воюющей стране было куда сложнее изыскать средства на коренные изменения в школе.

Наркомат просвещения РСФСР взял на себя заботу о реформировании системы образования всего Союза. В те годы не было ещё в стране наркомата культуры, а это значит, что и хлопоты об организации работы театров, музеев, библиотек, дворцов и домов культуры лежали на Наркомате просвещения.

И этой работой тоже следовало заняться с удвоенной силой: ведь ещё накануне войны наметился поворот к традиционным культурным ценностям – изучению отечественной истории, почтительному отношению к музеям и памятникам старины, само время требовало внедрения в жизнь, говоря современным языком, нового «историко-культурного стандарта». Свидетельствуют архивные документы!

Вот что заботит в июле 1944 г. секретаря Хабаровского крайкома: «Заканчивая 1943/44 учебный год, ученики седьмых классов средних школ г. Хабаровска на выпускных испытаниях по русскому языку очень плохо справились с письменной контрольной работой...» Об этом он сообщает в письме, адресованном в ЦК и лично – Сталину и Маленкову.

Оказывается, ученики писали изложение на тему «Куликовская битва» по отрывку из повести Сергея Бородина «Дмитрий Донской». Главный вывод секретаря крайкома: «Они не знали события, о котором писали, не знали Дмитрия Донского, ничего не знали о татарском нашествии. Представление о некоторых исторических фактах, представление о реликвиях, чтимых русским воинством, было настолько ограниченным, что каждому, кто читал изложение, становилось ясно: выпускники седьмых классов нашей школы не знают истории своей Родины…»

Увы, боюсь, старшеклассники, да и студенты XXI в. справились бы с подобным заданием не лучше семиклашек фронтовых лет.

А в военном 1944-м Хабаровский крайком созвал совещание преподавателей русского языка и истории, которое пришло к выводу: «Революционным штормом был вышвырнут из школы старославянский язык вместе с библейскими притчами и рассказами о древней русской истории, широко представленными в программе церковно-приходских школ, и вот уже новое поколение не может осознать и изложить исторические события». Письмо секретаря крайкома находит понимание в аппарате ЦК – заведующий отделом школ ЦК ВКП(б) пишет в записке Жданову: «Времени на изучение истории в учебном плане средней школы отводится меньше, чем отводилось на него в гимназии, а между тем в нашей школе объём знаний предлагается больший, так как изучается история почти половины ХХ века, в гимназиях не изучавшаяся. Там курс кончался ХIХ веком...»

Стало очевидным, что советской школе нужны новые учебники, прежде всего – по предметам гуманитарного цикла. И даже война не оказалась помехой в деле переосмысления и разработки новых учебников, программ и даже целых дисциплин.

Какая же «концепция исторического образования», говоря современным «актуальным» языком, была избрана в 1940-х годах?

Была раскритикована работа Наркомпроса, который «забросил дело подготовки учебников, не вёл систематической работы по улучшению существующих учебников, не проверял их качество на опыте работы школ, не считался с отзывами об учебниках педагогов и научных работников».

Принимается решение организовать конкурс на лучшие учебники. В качестве экспертов привлекаются учёные и опытные педагоги. Затем учебники должны обсуждаться на коллегии Наркомпроса РСФСР и утверждаться к изданию лично наркомом просвещения. ЦК обязывал Наркомпрос РСФСР проверять на практике работы школ пригодность учебников, учитывать отзывы педагогов, постоянно совершенствовать учебники. И даже «ввести в практику рецензирование всех учебников для школы на страницах центральных газет и специальных журналов».

За что же критиковались уже существующие учебники гуманитарного цикла?

За то, что авторы учебника «Литература ХХ века» «неправильно и крайне упрощённо понимают прошлое России», сообщая школьникам, что «скудная действительность прошлого не давала материала для создания образов полноценного человека». А это значит, по мнению ЦК, что «из истории русской литературы выбрасываются все образы передовых русских людей, созданные крупнейшими русскими писателями. Учебник не раскрывает идеалы великих русских писателей, их понимание характера русского человека (его преданность Родине, верность долгу, смелость и другие высокие моральные качества)».

Учебники «Грамматика русского языка» составлены «без учёта воспитательного значения приводимого материала, примеры и упражнения подобраны по формальному признаку и ни в какой мере не способствуют воспитанию в школьниках патриотических чувств. В учебниках не использованы краткие изречения Александра Невского, Суворова, Кутузова, имеющие большое воспитательное значение; почти совершенно отсутствует военный материал».

Потрясающий воображение факт – одновременно с пересмотром учебников для средних школ готовились к изданию и учебники для национальных школ освобождённой от фашистской оккупации Украины. По строгим законам военного времени решение ЦК ВКП(б) от 27 июля 1943 г. требовало разработать план издания украинских учебников в трёхдневный (!) срок и обеспечить выполнение плана к началу нового 1943/44 учебного года. А в январе 1944 г. был подготовлен к печати даже учебник по истории СССР на английском языке объёмом 22 печатных листа! Потому что торгпредство в Лондоне и посольство в США сообщили, что союзники вдруг заинтересовались нашей историей, а «английские издатели издают свои книги, извращая историю СССР».

В моём личном архиве хранится уникальное коллективное фото, сделанное в дни «прифронтового» Всероссийского совещания по народному образованию. Целое историко-социальное исследование можно было бы написать, лишь глядя на него. Вокруг наркома-реформатора Потёмкина сидят убелённые сединами педагоги с окладистыми бородами, выдающими «старорежимное» гимназическое прошлое. Далее – плотное окружение учителей новой формации – отставники в гимнастёрках ещё с отложными воротничками и наградами, учительницы советской закалки – в строгих тёмных костюмах и светлых блузках, молодые нацкадры…

Резолюция по докладу наркома-реформатора Потёмкина «О работе школ за истёкший период Великой Отечественной войны и задачах школ на 1943/44 учебный год» наметила план дальнейших реформ в советской школе, подчеркнув, что совещание созвано «в момент полного провала летнего наступления немецко-фашистских полчищ.

Оно воодушевлено новыми победами русского оружия и проникнуто твёрдой уверенностью в приближении часа окончательного разгрома врага». Поставлены задачи, на годы вперёд определившие вектор развития школ.

По аналогии с царской Россией вводится раздельное обучение мальчиков и девочек в ряде крупных городов. Вводились в школьный быт форма и ученические билеты с правилами для учащихся 5–10-х классов, отличительные значки на головном уборе этих учащихся.

Предлагается «ускорить пересмотр Наркомпросом РСФСР старых и составление новых учебников… применять при этом систему конкурсов и издания параллельных учебников по одному и тому же предмету».

В целях усиления борьбы с безнадзорностью детей требовалось срочно «восстановить сеть внешкольных учреждений, свёрнутую в начале войны… принять меры к созданию детского спортивного общества «Смена». И упорядочить посещение школьниками театров и кино.

Особыми постановлениями правительства регламентировалось возрождение в стране детских театров и кинотеатров, оговаривалось, что в репертуаре взрослых учреждений культуры должны присутствовать детские спектакли, утренники.

Люди старшего поколения до сих пор вспоминают нехитрые забавы военного детства – самодельные тряпичные куклы, машинки и паровозики из деревянных чурочек, сколоченные старшими братьями, новогодние игрушки из ваты и проволоки... Но! Несмотря на то что во время войны многие предприятия оказались на оккупированной территории или перепрофилировались на выпуск военной продукции, закрылись из-за отсутствия сырья и кадров, уже в 1943 г. решениями Совета Министров РСФСР ежегодно стали выделяться материалы и оборудование для выпуска детских игрушек. К 1946-му фактически уже было восстановлено производство их в РСФСР. В это же время возобновляет работу Институт игрушки в Загорске.

И, что особенно символично, во время войны, как и до неё, производство детских игрушек подчас брали на себя предприятия, выпускающие продукцию оборонного значения. Например, на заводе «Москабель» был налажен выпуск ёлочных игрушек из отходов производства. Мишура и проволочные бабочки, стрекозы, самолётики стали частыми украшениями новогодних ёлок: ведь детские утренники и взрослые вечеринки под Новый год так же приобрели особое «тактическое» значение в «битве» за подъём народного духа и веры в Победу.

В горячем споре об итогах Великой Отечественной войны один мой студент заявил, что на оккупированной Смоленщине крестьянам жилось лучше, чем в Совдепии, и сегодня каждый (!) русский человек обязан (!) называть эту войну советско-нацистской. Одна из студенток назвала переломным сражением Великой Отечественной «Бредскую битву». Видимо, что-то слышала о подвиге Брестской крепости или о новом одноимённом кинофильме. Другая засомневалась: «Сталинград или Бородино?» Видимо, что-то слышала о фильме Бондарчука. Студент, получив задание приготовить доклад о Рокоссовском, спросил: «А кто это?»

Настоящим «героем бредских битв» сегодня становится преподаватель, открывающий дверь в школьный класс или в университетскую аудиторию, чтобы говорить об истории Отечества с «инопланетянами», которые, кажется, только вчера «упали с Луны»! Хотелось бы пожелать многочисленному отряду «героев бредских битв» преподавателей средней и высшей школы, министров-полководцев масштаба наркома Владимира Петровича Потёмкина.

Жукова Ольга
специально для «Литературной газеты», № 18(6461), 7 мая 2014
 
 
 
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 5
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
 
LiveJournal: pingback_botlivejournal on Октябрь, 30, 2015 20:29 (UTC)
Сталин ел только образованных детей, потому учил их да
Пользователь teamtime сослался на вашу запись в своей записи «Сталин ел только образованных детей, потому учил их даже во время Войны» в контексте: [...] Оригинал взят у в Сталин ел только образованных детей, потому учил их даже во время Войны [...]