?

Log in

No account? Create an account
 
 
28 Октябрь 2015 @ 16:50
СССР не рухнул — его предали в спину. #10/10, Ельцин (начало)  
Ещё о 90-х и развале СССР, а также о Ельцине и Фигуры неумолчания

Как предавали Россию. Б.Ельцин
Поколению, пережившему девяностые, посвящается

Нам необходимо будет рассказать нашим детям и внукам о тех людях, которые разрушали и предавали нашу огромную страну, чтобы они их знали и так же, как мы, сумели ее сохранить. Необходимо, чтобы они знали каждого из них лично — как они жили, как воспитывались, во что верили, что ненавидели. Почему они такие. Нам необходимо рассказать об этих людях, чтобы наши дети и внуки умели таких распознавать. Вот мы и расскажем о них в цикле «Как предавали Россию»... ©

Ещё в цикле «Как предавали Россию»


Борис Ельцин

При выдвижении Ельцина как-то просмотрели, что происходит он из неблагонадежной семьи репрессированного. Не случись этого, все могло бы пойти в России иначе.

Часть 1

Во власти Борис Ельцин прошел путь от энергичного, властного руководителя до путающегося в реальности немощного старика, не владеющего ни страной, ни собой. Этот процесс произошел в нем пугающе быстро.

Все годы правления Ельцина окружение первого президента России старательно прятало информацию о его состоянии, как алкоголик прячет за темными стеклами очков глаза. Это было бессмысленно — любые повороты в самочувствии Ельцина страна чувствовала на себе: и депрессию, и бессилие, и деградацию — все это моментально отражалось на целой стране.

Скрывать состояние Бориса Николаевича было смешно хотя бы потому, что по происходящему было ясно: ни один находящийся в трезвом уме и твердой памяти, ни один адекватный человек делать то, что делал Ельцин, не станет. Так Россия и прожила десятилетие преступлений, крови, позора и нищеты.

Уральская аномалия

Борис Ельцин родился в Свердловской области в семье строителя и портнихи. Его отец Николай Ельцин в 30-е получил за антисоветчину три года и трудился в подмосковном Талдоме, в Дмитлаге, на строительстве канала имени Москвы. Главным воспоминанием Бориса о глубоко пьющем отце были его приступы бешенства и жестокие наказания ремнем.

Освободившись в 1937 году, Николай Ельцин вернулся на стройку. Он работал мастером при возведении калийного комбината в Березниках Пермского края. В этом городе Борис вырос, окончил школу, здесь же впервые проявился его бунтарский характер.

Учился Ельцин недурно, однако уже тогда обладал непредсказуемыми повадками вроде организации вылазки всего класса через окно на улицу во время урока немецкого. На вручении семиклассникам аттестатов Борис выкинул номер: вскарабкался на трибуну и принялся ни с того ни с сего обличать эту самую учительницу немецкого, классную руководительницу: что и учитель она плохой, и детей унижает, и тяжелой линейкой их бьет. Мероприятие было сорвано, Ельцин остался без аттестата, но потом все же его отбил. Впоследствии буйное красноречие в течение жизни у первого президента будет прорываться регулярно. Однажды, внезапно прозрев, Ельцин обругает вскормившую его КПСС, рассорится с Политбюро и Горбачевым, а потом много лет будет громить и сводить со света ненавистных партийных соперников, хотя в общем-то по жизни никаких таких идеологических разногласий с коммунистами не испытывал, и уже тем более никаким демократом по натуре не был.

Но присутствовала в характере Ельцина такая черта: когда его критикует старший товарищ по партии, взять стул и пойти на него словно с шашкой наголо. Или когда районные начальники не доделали дорогу — высадить их в грязь, пусть пешком идут. Или когда пресс-секретарь раздосадовал — выбросить его с теплохода за борт, в реку. По натуре Борис был царь и буквально зверел, когда кто-то этого не признавал.

В своем пути наверх Ельцин иногда показывал недюжинную волю. Поступив после института на работу в трест «Уралтяжтрубстрой», например, он дал себе слово освоить двенадцать рабочих специальностей за год — строго по одной в месяц. Довольно скоро он уже руководил домостроительным комбинатом, а в 1968 году был назначен на партийную работу в Свердловский обком КПСС, где возглавил отдел строительства. Упорнее других выходца из народа двигал первый секретарь обкома Яков Рябов, который потом вспоминал: «Так получилось, что несколько моих друзей учились вместе с Ельциным. Я решил спросить их мнение о нем. Они говорили, что он властолюбив, амбициозен, что ради карьеры готов переступить даже через родную мать. "А если ему дать задание?" — спрашиваю. Они говорят: "Любое задание начальства он разобьется в лепешку, но выполнит"».

Так оно и вышло в 1991–1999 годах: Ельцин разбился в лепешку, потратился до полусмерти, угробил здоровье, но задание выполнил — страну и партию разрушил.

Товарищи настоятельно не рекомендовали Рябову так уж благоприятствовать непредсказуемому и вздорному Борису. «Имейте в виду, — предупреждали они старого партийца, — у него неуравновешенный характер». Но главное — каким-то роковым образом сотрудники КГБ просмотрели при выдвижении Ельцина на высокие партийные посты, что происходит он из неблагонадежной семьи репрессированного. Не случись этого, все могло бы пойти в России иначе.

Свердловск в 70–80-х годах прошлого века был настоящей аномалией. К 1976 году регион был четвертым по численности в РСФСР после Москвы, Ленинграда и Краснодара, с населением в 4 млн 383 тыс. жителей. Свердловская область была третьей по объемам промышленного производства.

С 1974 года, когда была создана первая рок-группа «Слепой музыкант», в Свердловске начинает бурно развиваться рок-клуб, который породит на свет «Чайф», «Урфин Джюс», Настю Полеву, «Наутилус Помпилиус», «Агату Кристи».

В эти же годы уральских партийных функционеров и хозяйственников начинают активно зазывать в Москву: директор «Уралмаша» Николай Рыжков стал первым замминистра тяжелого машиностроения, а потом дослужился до председателя совета министров СССР. Директор Уральского турбомоторного завода Михаил Неуймин шагнул на должность первого замминистра транспортного и энергетического машиностроения. Следом за ними и покровителя Ельцина Якова Рябова забрали в Москву, назначив секретарем ЦК КПСС.

После этого Ельцин стал в Свердловске первым секретарем обкома КПСС — фактическим руководителем Свердловской области. В это время он начинает проявлять особенные качества, которые доселе были не в ходу у советской партноменклатуры. Борис Николаевич, например, каждую неделю стал вести прямые эфиры на местном телевидении, принимая звонки горожан. На все жалобы и критические замечания он реагировал незамедлительно — тут же устраивал кому надо публичную порку. Эта черта — рубить головы — станет фирменной в годы его президентства. Постановками молниеносных задач, имеющих далекое отношение к действительности, вроде полного перехода на контрактную армию к 2000 году, или заявлениями типа «снимаю все боеголовки» впоследствии были ошарашены не только в России, но и во всем мире.

Еще одним умением, как говорят биографы, Борис Николаевич был известен в менее публичном кругу. В особенно хорошем настроении, как правило, после четвертой рюмки, Ельцин частенько показывал подчиненным свой коронный номер — «двустволку»: широко распахивал рот и вливал в себя водку сразу из двух бутылок. При таких недюжинных нагрузках первый сердечный приступ настиг Бориса Николаевича уже в 1982 году.

Исключительные качества и взрывное, шокирующее поведение — это и многое другое еще предстояло узнать всей стране.


Часть 2

Его развод с КПСС и СССР был больше всего похож на разрыв неудачливого претендента с красоткой, которая им пренебрегла. ©

Наделать из СССР «нормальных» государств

В Москву Ельцина призвал Михаил Горбачев, решивший, что руководить страной должны люди помоложе тогдашних членов Политбюро. Став первым секретарем Московского городского комитета КПСС, Борис Николаевич продолжал пользоваться теми же трюками, что и раньше: приходил с внезапными проверками в магазины, ездил в общественном транспорте, дарил налево и направо часы «со своей руки», которые ему поставляла охрана.

Путь к власти через опалу и баррикады Ельцину открыли его царские амбиции. Претензии на самые заповедные позиции в партии Борис Николаевич обнаружил, как всегда, внезапно и не смог их удержать: амбиции оказались, как обычно, сильнее его и сильнее всякой предосторожности.

Потерпев неудачу в частных стычках за власть, 21 октября 1987 года Ельцин резко выступил на Пленуме ЦК КПСС, объявив темпы перестройки вялыми, а Лигачева и Горбачева, вытащивших его в Москву, обвинил в авторитаризме и формировании нового культа личности. Вся эта история с разладом между партией и Ельциным продолжалась унизительно долго и извилисто для человека, который имел бы совесть, но Борис Николаевич ее не только отыграл до финала, но и продолжил, по сути, до конца дней своих. Его развод с КПСС и СССР больше всего похож на разрыв неудачливого претендента с красоткой, которая им пренебрегла: в этом сюжете изначально заложена месть до последнего вздоха.

После скандального выступления Ельцин, перепугавшись, покаялся (как же жить без НЕЕ!), потом отправил Горбачеву письмо с просьбой оставить его в прежней должности, но был отстранен. 9 ноября 1987 года Борис Николаевич то ли из-за сердечного приступа, то ли из-за неудавшейся попытки самоубийства попал в больницу, но затем оклемался, был избран делегатом XIX Всесоюзной партконференции от Карелии и попросил считать все свои прежние пардоны недействительными, а Лигачева — все же удалить из Политбюро. То есть Борис Николаевич попросил отменить отмену своей скандальной речи.

С тех пор нашла коса на камень. Прежней любви своей — партии и Советскому Союзу — Ельцин пренебрежения не простит.

Однако задачу развалить и то и другое Ельцин самостоятельно осилить не мог. Для этого нужны были идеи, но как раз в этом Борис Николаевич испытывал дефицит. Оставалось перейти на сторону врагов партии и Союза, и Ельцин сделал это без колебаний. В 1989 году Борис Николаевич был избран народным депутатом СССР и вступил в Межрегиональную депутатскую группу (МДГ) вместе с Андреем Сахаровым, Гавриилом Поповым, Анатолием Собчаком и Галиной Старовойтовой. Все эти местами выдающиеся люди сформулировали еще в конце 80-х ряд предательских идей, воплощаемых в жизнь до сих пор.

«Их было очень трудно объединить, потому что Сахаров и Ельцин были совершенно несовместимыми людьми, — вспоминал Гавриил Попов… — Я думаю, большую роль сыграло предложение Сахарова. Когда обнаружилось, что общих идей и программ у членов оппозиции нет, он предложил самую плодотворную идею. Не искать то, что нас позитивно объединяет. На это годы уходят. <…> Выделить только то, что нас объединяет в отрицании».

Таким образом, «демократы» объединились в отрицании — отрицании КПСС и СССР. Сошлись на ненависти. Праотец всех нынешних оппозиционеров и правозащитников, икона либерального движения, оторванный от всяких реальностей гуманистичный создатель водородной бомбы Андрей Сахаров уже тогда выдал идею, питающую эту почву до сих пор: разделить СССР на 50, а то и 150 «нормальных» государств. Это Ельцина устраивало. Ну хоть в одном из них он точно сможет стать царем. В 1994 году, на 73-ю годовщину со дня рождения Сахарова, Сергей Филатов, тогда глава ельцинской администрации президента, говорил: «В этом зале собрались те, кто считает себя учениками Андрея Дмитриевича… кто взял на себя тяжкую обязанность реализовать многое из того, о чем Андрею Дмитриевичу мечталось… Тем большая ответственность лежит на нас, на людях, кому выпало сегодня осуществить то, о чем мечтал Андрей Дмитриевич Сахаров… Да помогут нам выполнить эту нелегкую миссию опыт Сахарова, мысли Сахарова, идеи Сахарова и чувства Сахарова».

План развала СССР и создания государства, в котором Ельцин мог бы стать царем, реализовался вовсе не в декабре 1991 года в Беловежской пуще. 29 мая 1990 года Борис Николаевич был избран, вопреки воле союзного руководства, председателем Верховного Совета РСФСР. В июне 1990 года I Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о суверенитете. Она декларировала раздел общенародного достояния СССР и верховенство республиканских законов над законами СССР. Это был первый правовой акт, означавший начало ликвидации Союза. В октябре 1990 года принимается карательный Закон РСФСР «О действии актов Союза ССР на территории РСФСР», который устанавливал наказание для граждан и должностных лиц, исполняющих союзные законы, не ратифицированные ВС РСФСР. Ельцин раньше всех сепаратистских лидеров республик СССР санкционировал саботаж распоряжений союзного руководства. Например, министр здравоохранения РСФСР Вячеслав Калинин в те годы приказывал всем облздравам и горздравам: «Категорически запрещаю исполнение каких-либо приказов и распоряжений Минздрава СССР, а также контакт с их функционерами».

В самом начале президентского пути Ельцина в Ново-Огареве уже сдающим позиции Горбачевым ведется переговорный процесс о подписании нового союзного договора без участия в нем союзного правительства. Чтобы уж подчистую не проигрывать, президент СССР призывает на помощь соотечественников, и они весной 1991 года отвечают: мы — за Советский Союз, устами 76,4% участвовавших в голосовании. Однако единственная идея, которую вынесли из этого плебисцита разрушители СССР — что Союз может быть разрушен. Тогда этот вопрос был поставлен впервые. До сих пор граждане об этом и думать не могли, а теперь пришлось.

Ельцин, Кравчук и Шушкевич, мечтавшие каждый о своем царстве, не могли допустить никакого, даже самого глупого, новоогаревского договора, и в местечке Беловежская пуща под Минском 8 декабря 1991 года тайно подписали соглашение о ликвидации СССР «с целью сохранения единства».

Важно это зафиксировать: никто, даже Прибалтика, в период 1989–1991 годов не прилагал таких усилий к оформлению «суверенитета», как Борис Ельцин.

Преступление, которое совершил Ельцин, разрушая Советский Союз, нельзя назвать государственным, поскольку оно было бы в такой формулировке преуменьшено. Это, безусловно, международное преступление, поскольку падение СССР на самом деле было геополитической катастрофой. Это решение, в частности, разрушило двухполярный мир и создало предпосылки для оформления нынешнего мира — однополярного. Тем фактом, что сегодня некая государственная идеология объявляется единственно верной и непогрешимой, а отклонения от нее служат оправданием для уничтожения целых стран и народов, мы обязаны тоже Борису Ельцину. Благодаря ему, страна, победившая фашизм, согласилась больше не бороться с фашизмом как признанием одной идеологии главенствующей над всеми остальными, в том числе методами вооруженного насилия.


Часть 3

Реформаторы видели в Ельцине бульдозер, под прикрытием которого можно зареформировать до лохмотьев любую страну. ©

Можно считать это совпадением, можно — злым умыслом, но возвышению Ельцина, его переезду в Москву сильно способствовал Юрий Андропов. Умирающий генсек позвонил однажды, в декабре 1983 года, в ЦК КПСС, Егору Лигачеву, уже из больничной палаты, и попросил с оказией поехать в Свердловск и «посмотреть» на Бориса Николаевича. Лигачев поехал, посмотрел, рассказал Горбачеву, и дело было решено.

Тут можно вспомнить, что как раз легендарный глава КГБ нынче считается чуть ли не главным идеологом реформирования советской системы. Именно он подвел к главному посту в СССР молодого и энергичного по тем меркам Михаила Горбачева. И как раз Андропов в свое время был инициатором создания группы молодых экономистов во Всесоюзном НИИ системных исследований. Институт этот в самые лютые застойные годы был филиалом Международного института прикладного системного анализа, основанного в начале 70-х годов в Вене. Позже на стажировки в Австрию ездили Гайдар, Чубайс, Кох, Авен.

Все дети Андропова, по его сценарию или сами по себе, сошлись в 90-е годы во власти СССР и России. Какими себе представлял реформы интеллектуал и идеолог из комитета госбезопасности, сказать теперь невозможно, однако в реальности они обернулись самым немудреным мародерством. Европейски образованные реформаторы Ельцина кутили, жрали и крали, как пресытившиеся солдафоны в зажиточной деревне.

«Круче всех рубит систему»

Ни Ельцин, ни Горбачев не имели абсолютно никаких планов реформирования страны. И если побитый Михаил Сергеевич, развалив свою страну, оказался не у дел, то для Ельцина все только начиналось. Главное, что его во всей этой истории привлекало, — масштаб задачи. Для малоумной, но кипучей натуры было естественным делом «горы разгребать». Одни люди такой породы поедают граненые стаканы. Другие — записываются в вожди и берутся вести куда-нибудь страну.

Вопрос «куда» возник перед Ельциным, надо полагать, неожиданно. Никаким либералом и никаким демократом Борис Николаевич не был. Даже в свердловские годы он барствовал, а уж потом и вовсе требовал: «Иди и делай, что тебе царь велел!», с должностей вышибал за недобрый взгляд или за то, что сел наравне с государем, как, например, редактора «Московской правды» Маркова. «Какой он демократ, господи боже мой! — говорил о нем Николай Рыжков, выходец с „Уралмаша“, дослужившийся до премьер-министра. — Нашли демократа! Более авторитарного человека я не встречал!»

В либералах Борис Николаевич оказался, потому что их тоже можно было возглавить и куда-нибудь повести. Избранными в руководство Межрегиональной депутатской группы в 1989-м оказались четыре профессора и один строитель — Борис Николаевич. Когда профессоров спрашивали, чего они такого в Ельцине нашли, те отвечали: «Смел, круче всех рубит систему». А им ничего другого и не надо было.

Когда Ельцин пришел к власти, он, собственно говоря, тоже ничего, кроме как крушить систему, не хотел. Даром что строитель. А уж в экономике Борис Николаевич разбирался как свинья в апельсинах. Со своим главой реформаторского блока Егором Гайдаром Ельцин знакомился в бане и был околдован экономической чертовщиной, которую тот нес. К тому же трезвым в бане он бывал редко. Чтобы не показывать свое дремучее невежество, ну и из благоговения перед чернокнижником, умевшим сказать без бумажки так много ученых слов разом, Борис Николаевич Гайдара утвердил и поручил ему формировать новое правительство.

И земляк Бурбулис, и Чубайс, и Кох с Авеном — все они видели в Ельцине бульдозер, под прикрытием которого можно зареформировать до лохмотьев не то что одну, а с десяток отборных, жирных государств, совершенно не беспокоясь за свою безопасность. И «молодые реформаторы» вволю покуражились, пуская по миру одну из величайших стран мира.

Если в двух словах подводить хотя бы самые общие экономические итоги правления Ельцина, то они таковы. ВВП России в 1990–1998 годы сократился на 40% — это падение больше, чем в годы Великой Отечественной войны. Промышленное производство к 1996 году в РФ сократилось на 50%, сельскохозяйственное — на треть. Доля сырья в экспорте с 1990 по 1995 год выросла с 60 до 85%. В период «шоковой терапии» за чертой бедности оказались 44% населения. С 25-го места в 1990 году по уровню жизни Россия переместилась на 68-е место в 2000-м. Внешний долг России в 1998 году достиг 146,4% ВВП.

Государственный оборонный заказ сократился с 1991 по 1995 год в пять раз, а военный бюджет лишь в 1998–1999 годы — втрое.

Продолжительность жизни в России в 90-е годы сократилась c 63 до 56 лет у мужчин, с 76 до 70 — у женщин, а демографические потери превысили 10 млн человек. Младенческая смертность выросла вдвое. В последний раз естественный прирост населения в РФ был положительным в 1991 году. Начиная с 1992 года он стал отрицательным и впервые вышел на положительные значения лишь в 2012 году.

Социально-культурные последствия десоветизации общества и деградации экономики измерить вообще невозможно. В 90-е годы в России сформировалось общество, отрицающее практически все традиционные ценности — честный труд, научные знания, защиту Родины, совесть. Все это заменила жажда наживы. Все положительные примеры созидательного существования в обществе, весь воспитываемый на протяжении многих лет патриотизм, все образы героев, все нравственные ориентиры бывших советских людей были оплеваны и загажены либералами как «совок», как нечто постыдное и смешное.

Реформаторы, которые должны были заложить начала для здоровой экономики, истребили для целых поколений представления о честном предпринимательстве, веру в хоть какую-то возможность зарабатывать честным путем, развратили руководящие круги и в государстве, и в бизнесе. Власть в годы Ельцина сформировала несуверенную, ориентированную на Запад элиту, чьи жизненные сценарии никак не связаны со страной. Ельцинское «Берегите Россию» в контексте его решений и поступков трансформировалось в издевку и спровоцировало развитие смехового восприятия патриотизма в правящей среде. Под влиянием выпестованных Ельциным либералов любовь к Родине в обеспеченных кругах России стала считаться признаком слабого ума и нравственной отсталости, а предательство национальных интересов — как признак дальновидности и служение идеалам добра. Разрушительное действие западной либеральной идеологии сказалось на целых поколениях, выросших вне контекста родной культуры, с представлениями об ущербности, виновности и преступной сущности российского государства.

По выражению одного из известных американских советологов Питера Реддуэя и его соавтора Дмитрия Глинского, «впервые в современной всемирной истории одна из ведущих промышленно-развитых стран с высокообразованным обществом ликвидировала результаты нескольких десятилетий экономического развития».

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
 
 
 
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 5
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com