mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Царь предчувствовал / За что народу-то каяться и кто понимается под народом?

Ещё о расстреле царской семьи

Тайна отречения последнего русского царя
Николай II предчувствовал свою трагическую судьбу / Отрекаясь от престола, он переставал быть помазанником Божьим, а народ, не вставший на его защиту, избавлялся от греха цареубийства

Отречение от престола российского императора Николая II имеет абсолютную юридическую силу. Так прокомментировали в Совете Федерации слова прокурора Крыма Натальи Поклонской, высказавшей мнение, что отречение последнего российского монарха не имеет юридической силы и было составлено без соблюдения юридических форм и процедур. ©



Николай II

Окружение Николая II свидетельствовало: за много лет до революции он словно предвидел то, что должно произойти со страной и с ним. Легенда, которую распространяли белые эмигранты, уходит еще дальше: она говорит, что Николай получил пророчество и знал, что будет происходить.

В ночь с 1 на 2 марта государь подписал отречение от престола — документ, вокруг которого продолжаются споры. Если Николай II предчувствовал свою судьбу, не желал ли он таким образом спасти свой народ — ведь, отрекаясь от престола, он переставал быть помазанником Божьим, а его убийцы переставали быть цареубийцами? Могло ли отречение быть попыткой царя снять с народа грех цареубийства, разбиралась «Русская планета».

Предчувствие

«Царь у нас праведной благочестивой жизни. Богом послан ему тяжелый крест страданий, как своему избраннику и любимому чаду. Как сказано тайновидцем судеб Божиих: "Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю"», — так сказал преподобный Иоанн Кронштадтский почти за 20 лет до событий 1917 года.

То, что Николай II, вероятно, предчувствовал трагическую развязку своей судьбы, отмечало его окружение. Французский посол в России Морис Палеолог пишет в дневнике от 20 августа 1914 года о своей беседе с министром иностранных дел России Сергеем Сазоновым: «Не забывайте, — сказал Сазонов. — Не забывайте, что основная черта характера государя есть мистическая покорность судьбе». Затем Сазонов передал послу рассказ, который слышал от премьер-министра Столыпина, имевшего с государем следующий диалог:

«Николай II: — Читали вы Жития Святых?
Столыпин: — Да... по крайней мере, частью, так как, если не ошибаюсь, этот труд содержит около 20 томов.
Н.: — Знаете ли вы также, когда день моего рождения?
С.: — Разве я мог бы его не знать? Шестое мая.
Н.: — А какого святого праздник в этот день?
С.: — Простите, государь, не помню.
Н.: — Иова Многострадального.
С.: — Слава Богу, царствование Вашего Величества завершится со славой, так как Иов, смиренно претерпев самые ужасные испытания, был вознагражден благословением Божиим и благополучием.
Н.: — Нет, поверьте мне, Петр Аркадьевич, у меня более чем предчувствие, у меня в этом глубокая уверенность: я обречен на страшные испытания; но я не получу моей награды здесь, на земле…».


Николай II на лестнице Трапезной палаты

Знаки

Знамения, предрекавшие отречение от престола и гибель царской семьи, поступали и извне. Граф Д.С. Шереметьев вспоминал о совместной поездке с государем в Севастополь в 1915 году. Внезапно Николай захотел посетить Георгиевский монастырь: во время молебна было тихо, но вдруг за дверьми храма сделались шум и суматоха.

«Я узнал, что в монастыре живут два схимника, которых никто из монахов не видел, — сообщает Шереметьев. — Где они живут в точности, неизвестно, и о том, что они живы, известно только потому, что пища, которая им кладется на узкой тропинке в скалах над морем, к утру бывает взята… Никто с ними ни в каких сношениях не бывает, и зимой, и летом они живут в тех же пещерах. И вот произошло невероятное событие, потрясшее и взволновавшее всех монахов монастыря: два старца в одеждах схимников тихо подымались по крутой лестнице, ведущей со стороны моря. О прибытии Государя в монастырь им ничего не могло быть известно…

Это были два древних старца. У одного была длинная белая борода, другой был с небольшой бородкой, с худым строгим лицом. Когда Государь поравнялся с ними, они оба молча поклонились ему в землю».

В эмигрантских кругах первой четверти ХХ века имело хождение предание о пророчествах монаха Авеля, жившего на рубеже XVIII–XIX веков и якобы предсказавшего судьбу Николая II: «На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим; как некогда Сын Божий».

По версии эмигрантского писателя Петра Шабельского-Борка, Авель-прорицатель предсказал будущее России императору Павлу I. Послание запечатали в письмо, вскрыть которое полагалось спустя 100 лет после кончины Павла — в 1901 году. Так, пишет Шабельский-Борк, Николай II узнал о том, «как много придется ему вынести на своих державных плечах, знал про близ грядущие кровавые войны, смуту и великие потрясения Государства Российского».

Другим популярным преданием стало якобы имевшее место предсказание преподобного Серафима Саровского. Его распространял некий полковник лейб-гвардии Финляндского полка Ходнев. По его словам, перед своей кончиной Серафим Саровский вручил письмо с пророчеством местной богомолке, наказав хранить его и передать тому царю, «который меня прославит — после чего будет великая смута на Руси». Как известно, в 1903 году Николай II побывал в Сарове на торжествах по случаю канонизации преподобного Серафима. Там ему якобы и передали письмо от старца.

Заговор и отречение

Известно, что император подписал отречение от престола в ночь с 1 на 2 марта 1917 года. В это время, как пишут современные историки Петр Мультатули и Михаил Бабкин, он находился в кольце заговора, которым руководили верхи армии и общества, подстрекавшие народ.

Есть версия, что никакого отречения не было, а документ был сфабрикован. На этом настаивает Петр Мультатули в своем труде «Николай II. Дорога на Голгофу». На манифесте об отречении отсутствовала необходимая для таких документов «шапка», а стиль оформления документа отличался от обычного стиля Николая II, утверждает историк.

Однако если предположить, что отречение действительно состоялось, и принять во внимание тот факт, что, возможно, государь предчувствовал свою судьбу, — не было ли отречение тогда попыткой спасти русский народ от греха цареубийства? Ведь, передав царские полномочия, Николай переставал быть помазанником Божьим, таким образом, те, кто пришел убивать его, убивали уже не царя-помазанника, но простого человека.

«Сказать, что доподлинно происходило в те дни, мы не можем, — комментирует эту версию "Русской планете" протоиерей Федор Бородин, настоятель столичного храма Косьмы и Дамиана на Маросейке. — Взглядов на этот счет много, но чаще всего в Церкви эти события трактуют так: принося в жертву свое законное право царствования, передавая его другому человеку, он хотел таким образом остановить Россию от пучины надвигающихся кровавых событий — полагал, что любовь народа не вернуть кровью и силой и, возможно, его уход поможет избежать большой крови.

Однако в любом случае отказ государя от престола был актом христианского самоотречения — когда ценой собственной судьбы делалась попытка спасти судьбы других людей и целой страны», — заключает священник.


Николай II на прогулке в парке под охраной

Покаяние

Ряд исследователей жизни Николая II приходит к почти мистической мысли, что отречение царя было последней попыткой призвать народ к покаянию и возможностью свернуть с того гибельного пути, который он выбрал.

Этого не только не произошло — напротив, последовали события, прямо обратные покаянию. Вскоре последовала ужасная гибель царской семьи и воцарение того, что монах-прорицатель Авель в версии Шабельского-Брока назвал «третьим игом России».

О покаянии — задолго до смерти Николая II — пророчествовал праведный Иоанн Кронштадтский: «Если не будет покаяния у русского народа, конец мира близок. Бог отнимет у него благочестивого Царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами».

К покаянию спустя 80 лет после смерти государя призывал Святейший патриарх Алексий II: «Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и Божеского, и человеческого закона, этот грех лежит тяжелейшим грузом на душе народа, на его нравственном сознании. Убийство царской семьи — тяжкое бремя на народной совести, которая хранит сознание того, что многие наши предки посредством прямого участия, одобрения и безгласного попустительства в этом грехе повинны».

К покаянию призываем и мы сегодня.
Василий Калашников
«Русская планета», 17 июля 2015
Tags: 20-й век, РПЦ и церковь, архивы_источники_документы, биографии и личности, версии и прогнозы, дискуссии, заговоры и конспирология, идеология и власть, известные люди, история, мистика и оккультизм, мифы и мистификации, мнения и аналитика, народ и элиты, общество и население, опровержения и разоблачения, отставка, политика и политики, правители, предсказания, преступления и наказания, противостояние, развал страны, ревизионизм, революции и перевороты, репрессии и цензура, романовы, российская империя, святые, священники, секреты и тайны, семья, символы, смерти и жертвы, современность, факты и свидетели, фальсификации и мошенничества
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments