?

Log in

No account? Create an account
 
 
30 Сентябрь 2015 @ 05:25
В поисках варягов  
Ещё по терминологии Руси, а также ещё у Сергея Цветкова

Варяги-меченосцы и кошмар начальной русской истории
Терминология Др.Руси

Вопрос о происхождении термина «варанг/варяг» основательно запутан. К числу наиболее распространенных относятся два заблуждения: что этот термин возник в древней Руси и что он обозначал преимущественно скандинавов. Между тем, то и другое неверно. На Руси слово «варяг» вошло в повседневный обиход не раньше второй половины XI в., то есть позднее, чем в Византии и даже на арабском Востоке. ©



___
Изображение отряда варяжской стражи из мадридской рукописи хроники Иоанна Скилицы / Иллюстрациz датирована 13в., из экземпляра Арабской Хроники Иоанна Скилицы (Arabs Chronikon of Ioannis Skylitzes) в национальной библиотеке в Мадриде. Видны детали доспехов. Что интересно, черепица крыш зданий и чешуя доспехов нарисованы очень похожим орнаментом. Изображен мятеж варяжской гвардии

Более того, анализ источников показывает, что первое в средневековой литературе упоминание народа «варанков» и «моря Варанк» («Варяжского моря») принадлежит арабоязычному автору — среднеазиатскому ученому аль-Бируни («Канон об астрономии и звездах», 1030 г.), который почерпнул свои сведения из Византии.

В свою очередь, скандинавские саги недвусмысленно отрицают тождество «варягов» и викингов. Древнерусский термин «варяг» был известен в Скандинавии в форме «вэринг» (vaering). Но слово это пришло в скандинавские языки извне. И более того, вэринги в сагах в большинстве случаев отличаются от норманнов-викингов.

На Руси термин «варанг/варяг», прежде чем приобрести расширительное значение «выходец из заморья», прилагался преимущественно к жителям славянского Поморья. Так, во вводной части «Повести временных лет» варяги «приседят» к морю Варяжскому, в соседстве с ляхами, пруссами и чудью — населением южного берега Балтики. В Никоновской летописи «варяжская русь» Рюрика приходит «из немец». В договоре 1189 г. Новгорода с Готским берегом этими же «немцами» предстают варяги — жители ганзейских городов Балтийского Поморья, то есть бывших славянских земель, колонизованных в XI-XII вв. германскими феодалами. Наконец, Ипатьевская летопись (Ермолаевский список) прямо сообщает в статье под 1305 г., что «Поморие Варязское» находится за «Кгданьском» (польским Гданьском, немецким Данцигом), то есть опять же в бывшем славянском Поморье.


Арабские писатели в своих известиях о народе «варанков» практически слово в слово повторяют русских летописцев. По их представлениям, народ «варанков» жил на южном побережье Балтийского моря, в его славянском регионе. Наконец, византийский хронист Никифор Вриенний во второй четверти XII в. записал, что варанги-«щитоносцы» происходили «из варварской страны вблизи Океана и отличались издревле верностью византийским императорам». Оборот «вблизи Океана» подразумевает именно южный, а не скандинавский берег Балтики.

Однако, несмотря на то, что термин «варанг/варяг» наделялся определенным этническим содержанием, славянского племени с таким названием никогда не существовало. Между тем слово «варяг» бытовало, прежде всего, в славянской среде Балтийского Поморья и, более того, обладало неким символическим смыслом. В одном месте у Саксона Грамматика можно прочитать о славянском князе Варизине (Warisin, то есть Варязин, Варяг), побежденном датским конунгом Омундом в Ютландии вместе с шестью другими славянскими князьями. Употребление слова «варяг» как имени собственного убедительно свидетельствует о его священном значении у славян.

Прояснить это значение помогает одна филологическая находка графа И. Потоцкого, который в 1795 г. опубликовал в Гамбурге словарь еще сохранявшегося в XVIII в. древанского наречия (древане — славянское племя, на чьей земле возник Гамбург). В нем среди уцелевших древанских слов оказалось слово «варанг» (warang) — «меч» (Гедеонов С.А. Отрывки из исследований о варяжском вопросе. 1862-64. Т. II. С. 159-160; он же. Варяги и Русь. СПб., 1876. С. 167-169).

Слову «варанг» суждены были долгие приключения. Византийцы, по-видимому, познакомились с ним достаточно рано, услыхав его из уст поморских славян, поступавших вместе с русами на византийскую службу, или от самих русов. Впрочем, в Константинополе оно не было в ходу, по крайней мере, до конца Х в. («варанги» еще отсутствуют в списке императорских наемников у Константина Багрянородного). Но звучное иностранное слово не осталось незамеченным. На рубеже X-XI вв. константинопольское простонародье сделало его нарицательным, что явствует из слов византийского писателя Иоанна Скилицы о том, что варанги «назывались так на простонародном языке». В пользу этой датировки говорит и употребление слова «варанк» в «Каноне об астрономии и звездах» аль-Бируни.

Отсюда следует, что термин «варанг» для обозначения отряда наемников возник в Византии, а не на Руси и не в Скандинавии. Из сообщений средневековых авторов известно, что славяне и русы почитали меч в качестве священного предмета; в частности, на нем приносились клятвы. Поэтому известие Потоцкого дает право считать, что под варангами греки подразумевали меченосцев, давших клятву верности на мече, иначе говоря, славянских дружинников-телохранителей (отсюда славянское слово «варить» — оберегать, защищать). Чиновники императорской канцелярии лишь узаконили это словечко из местного «арго» в качестве официального термина государственных документов — хрисовулов, а византийские писатели XII столетия ввели его в «высокую» литературу. Между тем в греческом языке оно ничего не означает и, следовательно, является заимствованием. Буквальное его совпадение с древанским «варанг» доказывает, что на рубеже Х – XI вв. наемные славяне-венды в Византии стали называться по роду их оружия «меченосцами» — «варангами». Подтверждением тому служат и сведения средневековых арабских писателей, почерпнутые большей частью от византийцев, о «народе варанк» на южном берегу Балтики.

Хрисовулы — указы византийских императоров. Варанги упоминаются в хрисовулах 60-80-х гг. XI в., которые освобождали дома, поместья, монастыри, по просьбе их владельцев и настоятелей, от постоя наемных отрядов. Последние перечислены в следующем порядке: хрисовул 1060 г. указывает «варангов, рос, саракинов, франков»; хрисовул 1075 г. — «рос, варангов, кульпингов [древнерусских колбягов], франков, булгар или саракинов»; хрисовул 1088 г. — «рос, варангов, кульпингов, инглингов, франков, немицев, булгар, саракин, алан, обезов, «бессмертных» (отряд византийской гвардии, чей численный состав всегда оставался неизменным — выбывшие из него воины немедленно заменялись другими — С.Ц.) и всех остальных, греков и чужеплеменников». Примечательно, что, варанги постоянно соседствуют с росами, как выходцы из одного региона.

Здесь также уместно заметить, что характерным оружием викингов и вообще народов Северной Европы был не меч, а секира. Наемников-норманнов византийские писатели называют «секироносцами»; они же именуют кельтов с Британских островов — «секироносными бриттами». В отличие от варангов – «меченосцев».

Видимо, потребность в новом термине появилась у греков в связи с необходимостью различать старых «росов-франков» из славянского Поморья от новых — многочисленного корпуса киевских русов, направленных в 988 г. князем Владимиром на помощь императору Василию II. В дальнейшем слово «варанг» в Византии получило значение «верный», «принесший клятву верности» — от обычая поморских славян клясться на мече. В этом значении оно и вошло в византийские хроники. Со второй половины XI в., когда приток поморских славян в Константинополь резко сократился, имя варангов было перенесено на жителей Британских островов, преимущественно кельтов-бриттов. По словам Скилицы, «варанги, по происхождению кельты, служащие по найму у греков».

В свое время В.Г. Васильевский убедительно показал, что норманнское завоевание Англии в 1066 г. должно было вызвать значительную англосаксонскую эмиграцию. Но островные бритты испытывали еще большие притеснения, так как наряду с национальным угнетением их коснулись еще и религиозные гонения. В 1074 г. папа Григорий VII предал анафеме женатых священников. Это был выпад не столько против греческой церкви, сколько против церкви бритто-ирландской, которая жила по особому уставу, позволявшему, в частности, монахам жить с семьями и передавать кафедры по наследству от отца к сыну. Спустя еще десятилетие, в 1085 г., Григорий VII фактически ликвидировал самостоятельность бритто-ирландской церкви. Поэтому массовая эмиграция в первую очередь коснулась не англосаксов, а бриттов и других кельтов, продолжавших придерживаться своих верований (Васильевский В.Г. Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константинополе XI и XII веков. Труды. СПб., 1908. Т. 1).

Бритты, естественно, вливались в славянский корпус варангов на протяжении многих лет и далеко не сразу получили в нем численное преимущество. Важную роль в «оваряживании» бриттов сыграла их конфессиональная принадлежность. Славянские наемники, как правило, принимали в Константинополе христианство греческого образца. Русы, а потом и варанги имели в византийской столице особую церковь, которая называлась Варяжской Богородицей и была расположена при западном фасаде храма Святой Софии. Найдены свидетельства, что она принадлежала Константинопольскому патриархату.

Преследуемые Римской церковью бритты, поступая в корпус варангов, также молились в этом храме и вообще легко находили общий язык с православием, чему способствовали некоторые общие черты ирландской и греческой Церквей: допущение брака для священников, причащение мирян под двумя видами (вина и хлеба), отрицание чистилища и т.д. Конфессиональная близость бриттов православию привела к тому, что они унаследовали прозвище славян-вендов — «варанги», в значении «верные», ибо никакие другие наемники в Византии не исповедовали греческой веры.

Византийские авторы XII столетия уже позабыли об этнической принадлежности первых, настоящих варангов-меченосцев и сохранили только смутные воспоминания, что они жили в какой-то «варварской стране близ Океана» и что они чем-то родственны «росам», рядом с которыми варанги и продолжали упоминаться в исторических сочинениях и документах. Зато арабские писатели, получившие в XI в. от византийцев сведения о варангах (поморских славянах), закрепили эти знания в качестве устойчивой литературной традиции о «море варанков» и «народе варанков» — «славянах славян», живущих на южном побережье Балтики (такая обработка и передача из поколения в поколение известий, полученных однажды из первоисточника, вообще характерна для арабской географической и исторической литературы об отдаленных землях и народах).

На Руси термин «варанг» в форме «варяг» сделался известным в первой половине XI в., то есть в то время, когда он еще обозначал наемников из славянского Поморья. В пользу такой датировки говорят некоторые древнерусские тексты, например, Ермолаевский список Ипатьевской летописи, в котором «Поморие Варяжское» равнозначно землям поморских славян. Память об их присутствии поморских «варягов» в Таврической Руси сохранилась в средневековом названии нынешнего поселка Черноморское — Варанголимен (Varangolimen). В «Книге о древностях Российского государства» (конец XVII в.) также говорится о варягах, живших еще до основания Киева на берегах Теплого (Черного) моря.

Но затем, в связи с исчезновением славян-вендов из византийского варяжского корпуса и начавшимся активным онемечиванием славянского Поморья, прежнее его значение было забыто. Для Нестора «варяг» — это уже «наемный воин» или просто «выходец из заморья». Впрочем, и в XII в. все еще сохраняется неясное воспоминание об этническом значении термина: летопись помещает варягов, как этнос, на южное побережье Балтики, к западу от ляхов и пруссов, а новгородцы в договорной грамоте с Готским берегом именуют варягами ганзейских купцов, обитающих опять же на территории бывшего славянского Поморья.

Однако характерно, что русские люди XII столетия уже не могут четко отделить новые значения слова «варяг» от старого. Поэтому когда Нестор попытался определить Рюрикову «русь» посредством термина «варяги», причем взятом в современном для летописца значении «житель заморья» («ибо звались те варяги русь, яко другие зовутся свеи, другие же урманы, англяне, иные готы), этот непредумышленный анахронизм стал причиной многовекового историографического заблуждения, породив пресловутый «варяжский вопрос», который, по удачному выражению кого-то из историков, сделался настоящим кошмаром начальной русской истории.

Сергей Цветков ака sergeytsvetkov, историк
«Переформат», 31 марта 2015
 
 
 
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 5
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
 
LiveJournal: rating_botlivejournal on Сентябрь, 30, 2015 03:27 (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
LiveJournal: pingback_botlivejournal on Сентябрь, 30, 2015 17:50 (UTC)
В поисках варягов
Пользователь teamtime сослался на вашу запись в своей записи «В поисках варягов» в контексте: [...] Оригинал взят у в В поисках варягов [...]
mazzarinomazzarino on Октябрь, 1, 2015 19:06 (UTC)
Отличная статья Цветкова! Читал её еще на Переформате. Но и она задает больше вопросов, чем дает ответов. Отмечу одну неточность в статье, которую не заметил когда первый раз читал. Цветков приводит мнение Васильевского, что греческие варанги-кельты были беглецами от преследований церкви. Но Васильевский писал о другом. Он считал, что массовое появление бриттов было вызвано вторжением нормандцев и их притеснениями. Но это мелочь.
Интереснее то, что Цветков, как будто , не замечает того, что понятие близкое к варангам существовало в Византии много раньше, чем Скилица упомянул о первых варангах. Я написал о том в комментариях к статье Цветкова. И Гедеонов и Иловайский, и Венелин, и Васильевский везде упоминают о фарганах. Фарганы, действительно состояли в страже византийских императоров. Первый раз мы находим их у Георгия Монаха. потом в Псамфийской хронике, наконец у Константина.
Погодин был категорически убежден, что фарганы, это франки. Но это убеждение совершенно разрушил Вельтман, показавший, что франки и фарганы упоминаются параллельно и не смешиваются. Сам Вельтман был убежден в смешанном кельтско-славянском происхождении фарган и выводил их имя тривиально из английского "foreing". Гедеонов, обрушившийся на Куника и Погодин начал доказывать вообще непричастность фарган к варягам, но грубовато, соотнеся фарган с Ферганой. Его мнение было поддержано Иловайским. Но в советское время было показано, что никаких наемников из Ферганы вообще не было в войске византийцев(а тем более столь многочисленных), а вот на какое место из Нубийского хронографа опирался Гедеонов - вообще не ясно. Там где упомянуты фарганы, вообще ничего не говориться об их происхождении. Таким образом, в советское время стало доминировать мнение, что фарганы это какой то вариант наименования варягов. Причем, огромную помощь в этом оказал Васильевский, доказавший, что в византийской историографии существовало множество вариантов наименование варяг.
Но, что же известно о фарганах. Наиболее подробно о них рассказывает Константин Багрянородный. Фарганы составляли третью этерию дворцовой стражи. Если учесть этот факт, то выходит, что фарганы были столь многочисленны, что их выделяли отдельно от полиэтничных Малой и Большой этерий. Кроме того, Константин описывает процесс вступления в этерию нового фаргана, но это не столь нам интересно.
Ранее константина об одном фаргане упоминает анонимный автор Жизнеописания Ефимия Патриарха(Псамфийской хроники). Фарган пытался спасти императора Василия Македонянина, которго поддел рогом за пояс олень. Фарган перерубил пояс. Василий стал подозревать, что фарган покушался на его жизнь и велел провести следствие. Но, видимо, Василий и не дожил до выяснения правды. От падения на землю у императора открылось внутреннее кровотечение, от коего он и умер.
Наконец, еще раньше, Георгий Монах упоминает о некоем Феофане из Фарган, молодом и красивом воине из войска логофета Феоктиста, бегавшем то от греков к арабам, то от арабов к грекам.В изложении Георгия обращает на себя внимание тот факт, что столь подробно останавливающийся на личности Феофана хронист, вообще не удосуживается объяснить, а что это такое "из Фарган". Очевидно, Георгий Монах считал, что это понятие вполне ясно его читателю.Далее, некий Феофан участвует в убийстве Михаила Пьяницы. Судя по изложению это и был Феофан из Фарган. По крайней мере, никаких других Феофанов Георгий не упоминает вообще.
Объяснить превращение фарган в фараг и фаранг, которые Васильевский называет формами варангов Скилицы, не очень сложно. Причины тому, я нахожу, в слоговом сингармонизме, проникший в греческий язык, в стремлении греческих существительных к регулярности, в "балканизации" византийского, проявившемся в становление назального γγ. Но и слоговой сингармонизм и назальное γγ не могло появиться без славянского влияния. Более того, это явления славянских языков в большей степени, чем греческого.
Получается зело много -продолжу во втором комментарии.

Edited at 2015-10-01 19:10 (UTC)
mamlasmamlas on Октябрь, 1, 2015 19:33 (UTC)
"Феофан из Фарган"... Если Фарган с заглавной буквы, то может это топонимика?
mamlasmamlas on Октябрь, 1, 2015 19:35 (UTC)
Но, у варангов хотя бы есть этимология - меч. А у фарганов что?

Кстати, фаранг и фаланга созвучны.
mazzarinomazzarino on Октябрь, 1, 2015 19:52 (UTC)
Про этимологию сейчас напишу) Созвучно то созвучно, но получить в греческом Р из Л никак не получится. Это только в древних индо-иранских выходило, и то в шут знает какие времена)
mamlasmamlas on Октябрь, 1, 2015 20:17 (UTC)
"Фаланга" разве не римское (латинское) слово?
mazzarinomazzarino on Октябрь, 1, 2015 21:15 (UTC)
φάλαγξ грецкое) В переводе просто "строй"
mazzarinomazzarino on Октябрь, 1, 2015 21:08 (UTC)
Итак, а откуда же взялось само слово фарган? Прежде всего тут следует помнить о том, что в древнегреческом звука В не было вообще. От периода койне и вплоть до позднего средневековья происходила миграция буквы В из звука "б" в звук "в". Но еще в 9-10 веках этот процесс не был завершен и греки в заимствованиях отдавали предпочтение передачи звука "в" буквой ф.Оттуда и греческое написание имени Святослав, как Сфендослав.
Таким образом, можем предположить, что правильное прочтение термина фарганы это варганы. Отбросив общеиндоевропейский суффикс принадлежности(ан ин), можно неплохо увидеть, что в основе тот же самый варг, о коем и писал Татищев в своей Истории. Варг - волк, разбойник. Скажете, тут скандинавизм? а вот и нет. Поздняков А. в статье О происхождении названия волка в индоевропейских языках(Опубликовано: Acta linguistica. 2013. V. 7. № 1. С. 87–97), показывает, что варг это архаичное общеиндоевропейское слово, сохранившееся в неизменном виде в ряде индоиранских и скандинавских языков, в балтских var̃gas и vā̀rgs, а в церковно-славянском давшее ворог(опять, как результат слогового сингармонизма). Надо сказать, что варг остался и в ряде русских наречий в неизменном виде, к примеру, уральское варгать - противиться, сопротивляться. Таким образом, довольно простыми выкладками показывается, что греческие варанги появились, как результат процессов свойственных только славянским языкам, что объясняется составом самой этерии фарганов-варангов.
mamlasmamlas on Октябрь, 1, 2015 21:29 (UTC)
Но причём здесь волки, да даже и разбойники? )) Разбойников разве будут нанимать в гвардию или охрану? Хотя, вполне и возможно, мало ли какие порядки тогда были.

Но ведь меч-то (меченосцы) будет логичнее, особенно, если у них действительно было это оружие и оно было отлично от оружия тех же франков и норманнов, тем они, варяги, и были примечательны.

Я не спорю, я просто предполагаю.
mazzarinomazzarino on Октябрь, 2, 2015 15:34 (UTC)
Ну причем тут волки и разбойники, надо прежде спросить Татищева, использовавшего варг для трактовки слова варяг)) Именно он так трактовал слова варг. Упуская из виду возможность иного объяснения этого слова. Но, тем не менее, такая трактовка термина "варяг" вполне укладывается в наше летописное описание, дающее варягам характеристику, как жестоким и беспринципным воинам.


Вообще то, как раз "мечевая" версия и не выдерживает критики по двум причинам: 1) я нигде не нашел противопоставления гвардии меченосной и секироносной у византийцев. Для них, один леший- и те, и те -варанги. 2) мечи были куда более характерным оружием франков, чем славян и скандинавов. Славяне же с самого раннего времени использовали боевые топоры, не хуже скандинавов. А вот франки топоров практически не использовали, франкский меч, как развитие римского меча, - самый распространенный тип меча во всем средневековье. Да и самих византийцев мечом было не удивить,основным оружием византийской армии были копье и меч, а вот боевые топоры их впечатлили.

Ну и наконец в такой трактовке нет возможности увязать появление этерии варангов/фарангов с существовавшей уже этерией фарганов. С чего бы Василию Болгаробойце скоропалительно брать на службу варяги сразу делать из них целую этерию, вместо этерии фарганов? 1) вряд ли он так уж сильно доверял славянам, провоевав с ними всю жизнь, чтобы дерджать их так рядом. 2) как знаем, Владимир, отправляя варяг к Василию, вперед отправил послание, живописав варварство варяг и предупреждая, чтоб он их не селил в столице, а разослал по окраинным крепостям. Получается. Василий поступил с точностью до наоборот? Это как-то странно выглядит.
К тому ж, у нас есть данные о более раннем существовании варяг, чем эпизод с Владимиром и отсылка варяг в Византию.
Давайте отбросим фарган, сочтем, что упоминание о варягах Рюрика, о Варягах Игоря и Святослава, и варягах Владимира поздний перенос. Но у нас есть один "наглый" факт, полностью разрушающий все это утверждение, Это Варяжко. Варяжко, в данном случае, это имя собственное. Так звали служившего Ярополку воина, уговаривавшего князя бежать к печенегам. Вот тут то, объяснение Цветкова, что "
На Руси термин «варанг» в форме «варяг» сделался известным в первой половине XI в
"
Никак не прокатывает. Но предполагать, что это поздний перенос никак нельзя. Почему тогда не усомниться в именах Олега, Святослава, Ярополка?
Карамзин предполагал, что Варяжко был отроком-слугой, прислуживавшим князю. Но Лихачев нашел это объяснение неудовлетворительным и утверждал. что Варяжко был влиятельным воином, который мог говорить с князем на равных и оспаривать мнение воеводы Блуда. Проанализировав все, что известно о Варяжке из летописей, я предполагаю, что он был печенежским князем, нанявшимся к Ярополку на службу, или вроде аманата, залогом дружбы с печенегами. Только это объяснение может удовлетворить фактам:1) Варяжко был уверен в том, что печенеги примут Ярополка, как друга, 2) Варяжко, после смерти Ярополка, так затерроризировал Владимира печенежскими набегами, что князь сам был вынужден искать примирения с ним.
Кто мог гарантировать безопасность Ярополка у печенегов и водить печенежские отряды на владения Владимира, как ни печенежский князь?
Откуда же у печенега вполне русское имя? Не знаю, версий много:1) по созвучию, может личное имя напоминало наименование варяг, 2) прозвище за воинские качества, 3) это русское личное имя, поскольку Варяжко отчасти русским, допустим, это имя было дано ему русской матерью. Какое из объяснений самое удовлетворительное - не знаю..
Таким образом, варяги были хорошо известны на Руси и раньше времен, описываемых Цветковым. Следовательно, построение, что варяги появляются только из дружин отосланных Владимиром в Византию, никак нельзя считать удовлетворительным.



Edited at 2015-10-02 15:39 (UTC)
mamlasmamlas on Октябрь, 2, 2015 15:48 (UTC)
Логично. Принято... до новых версий.
mazzarinomazzarino on Октябрь, 2, 2015 17:47 (UTC)
Кажись выискал прямые аналогии в современном словенском вар -солдат, варовати - охранять. Совсем интересно провести аналогию между варяг и варух=опекун(с учетом оглушения г в х, характерного для многих славянских). Еще интересные вещи "вагра" в хорватском смелость, отВАГА.
(Анонимно) on Октябрь, 2, 2016 16:31 (UTC)
Здравствуйте. Как можно объяснить происхождение моей фамилии - Фарганова. Это как то связано с варганами, фарганами? Мои предки из Республики Башкортостан. Пытаюсь найти хоть какую то зацепку о просхождении моей фамилии, но кроме как варяги, варганы найти не удается. Может ли происхождение моей фамилии быть как то связано с венграми? Помогите, пожалуйста разобраться.
mamlasmamlas on Октябрь, 2, 2016 16:43 (UTC)
Хоть анонимам и не отвечаю, особенно, если не знаю ответа, но вон в комментариях что-то об этом есть...