mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

Вернуть нашу Победу на Востоке / Аргументы наших противников в пользу СССР

Ещё по теме Японии во ВМВ

Незабытая Победа
Заметки к 70-й годовщине капитуляции Японии / Территория истории

Сегодня в России далеко не все помнят и знают, что после Великой Отечественной войны в СССР отмечали два праздника: 9 Мая – День Победы над фашистской Германией, и 3 сентября – День Победы над милитаристской Японией, - что оба праздника были нерабочими днями. ©

По теме: Судьбу Японии решил Сталин, а не американская бомба


Вначале мы вычеркнули этот великий праздник из нашего календаря, но с недавних пор отмечаем 2 сентября новую памятную дату - «День окончания Второй мировой войны (1945 г.)».

США в этот день празднуют «День Победы над Японией» (праздник еще называют «День Победы в Тихом океане»). Победу над Японией они приписывают исключительно себе. В Европе покорно соглашаются с этими фальшивыми оценками. Но обидней всего, что Россия долгое время занимала здесь соглашательскую, в целом, позицию. Не оттого ли и японцы делают вид, что забыли об условиях капитуляции, которая состоялась именно 2 сентября? А в Японии не умолкают голоса о территориальных притязаниях к России?

Но так было не всегда. В послевоенные годы решающая роль нашей страны и ее Вооруженных сил в разгроме Японии признавалась главами многих государств, видными политическими деятелями. Потом Запад начал против СССР Холодную войну, вклад наших Вооруженных сил в разгром милитаристской Японии стал замалчиваться. Как, впрочем, и роль Советского Союза в победе над германским фашизмом.

Негативную роль сыграло и то обстоятельство, что с середины 1950-х День Победы над милитаристской Японией стал официально «забываться». Никаких торжественных мероприятий в Москве не проводилось. Не было в День победы над Японией и торжественного возложения венков к Могиле неизвестного солдата...

Постсталинское руководство страны во что бы то ни стало стремилось развивать экономические отношения с Японией. По тому же принципу, что и с США, и с Западной Европой: сырье в обмен на кредиты и технологии. Достаточно сказать, что, по данным минфина СССР, в общей сумме иностранных кредитов и займов доля японских с 12% в 1960 г. возросла до 30% к 1984 г. Вдобавок Япония стала основным поставщиком в СССР большегрузных автомобилей, экскаваторов, грейдеров, геологоразведочного оборудования. Понятно, что при такой тенденции во внешнеэкономических отношениях было не с руки официально напоминать Японии о ее поражении во Второй мировой войне...

На этом фоне из советских СМИ, других информисточников уже к середине 1950-х исчезли даже упоминания о том, что США в 1945-1947 гг. присоединили к себе обширные тихоокеанские территория Японии. Не говорится об этом и сегодня.

А ведь уже 5 сентября 1945 г. с заявлением о том, что США должны закрепить за собой ряд островных территорий в бассейне Тихого океана, выступил Струв Хэнсел, помощник военно-морского министра США. И назвал девять крупнейших баз. Кроме Гаваев, Кодьака, Адака (на Алеутских островах) и Бальбоа это были также Гуам - Сайпан - Тиниан, Манус (группа Адмиралтейства, находится под властью Австралии), Иводзима (Бонинские острова), Окинава (Рюкю), Филиппины и т. д. В число баз, о которых говорил Хэнсел, во время войны входило еще 256 более мелких баз и опорных пунктов различных типов.

Подкомиссия по морским делам палаты представителей, посетившая после войны Тихий океан, перечислила в своем докладе, опубликованном в августе 1945 г., ряд других баз, на которые американцы заявили претензии. Среди них, например: остров Гвадалканал (английское владение, в группе Соломоновых островов), Эспириту-Санто (англо-французский совместный протекторат), Тонтута и Магента и порт Нумея на Новой Каледонии (французские владения). В начале 1946 г. комиссия по морским делам палаты представителей одобрила доклад своей подкомиссии.

И ООН в июле 1947 года передала США управление многими тихоокеанскими островами. Подопечная территория была разделена на Республику Маршалловы острова, Федеративные Штаты Микронезии, Республику Палау и Содружество Северных Марианских островов. В настоящее время первые три страны находятся в свободной ассоциации с США, что означает полную самоуправляемость, кроме вопросов обороны, которая находится в ведении США. Содружество Северных Марианских Островов находится в содружестве с США, а его жители являются гражданами США.

Отметим, что все названные острова не были исконно японскими. Япония владела ими по мандату Лиги Наций (отсюда их общее название Мандатные) с 1914 г. по 1944 г., пока они не были оккупированы США. Позже японцы с тех островов были выселены в Японию.

Но никаких претензий к США в отношении территорий, которые у нее фактически отобрали и которые до сих пор практически пребывают под американской оккупацией, Япония не выдвигает. Зато она явно намерена лишить Россию, правопреемница Советского Союза, добытого большой народной кровью статуса державы-победителя.

Между тем Уинстон Черчилль еще в августе 1945-го признавал, что, «если бы не вступление СССР в войну против Японии, военные действия в Восточной Азии и на Тихом океане наверняка продлились бы, как минимум, до 1947 года. И не факт, что Япония капитулировала бы даже в 1947-м». Похожие мнения осенью 1945 г. высказывали командующий войсками Британского Содружества в Юго-Восточно-Азиатском регионе лорд Луис Маунтбэттен, премьер-министры Австралии и Новой Зеландии того периода - Бен Чифли и Питер Фрейзер. А губернатор (в 1941-1946 гг.) британской Бирмы Реджинальд Дорман-Смит в июле 1945-го заявлял: «… если Россия выполнит Ялтинские договоренности о вступлении в войну с Японией, последняя навсегда забудет о своих планах вторгнуться в британские Индию, Цейлон, в юго-западный Китай, Австралию и проникнуть в Гималаи через Бутан».

Премьер-министра Китая (1941-1947 гг.) Сун Цзывэнь тоже дал не менее высокую оценку. По информации китайских СМИ, в ходе переговоров со Сталиным и Молотовым в середине августа 1945 г. в Москве он заявил, что «решающим фактором прекращения многолетней японской агрессии в Китае было вступление СССР в войну с Японией и молниеносный разгром советскими войсками Квантунской армии. Если и планировались на нашей территории десантные операции других союзников Китая, то не раньше 1946 года».

Весьма примечательно и заявление губернатора Голландской Ост-Индии (с 1950 г. – Индонезия), командующего голландскими войсками в Юго-Восточной Азии в 1942-1949 гг. генерала Ван Моока после 2 сентября 1945 г.:

«Беспрецедентные военные победы СССР над нацистами не могли не ускорить освобождения Голландии. А молниеносный разгром советскими войсками основных сухопутных войск Японии привёл к тому, что японские войска, оккупировавшие к тому времени почти всю Юго-Восточную Азию, были вынуждены капитулировать».

«Если бы не советские военные победы, неизвестно, сколько бы еще продолжалась оккупация Голландии и Голландской Индии, других районов Юго-Восточной Азии», - говорил он.

Немногим отличалась от мнения Ван Моока и мнение начальника генштаба вооруженных сил Франции в 1945-1947 гг. генерала де Латтра де Тассиньи (в 1949-1951 гг. командовал войсками Франции на Дальнем Востоке и Тихом океане): «…действия ВВС и ВМС союзников не могли привести к окончательному поражению Японии. Китаю с 1938-го удавалось годами сдерживать японский натиск на огромной территории; Австралия и Британская Индия отбивали японские атаки из Юго-Восточной Азии. Но быстрый разгром Квантунской армии войсками СССР сразу и радикально изменил ситуацию на тихоокеанском фронте в пользу антияпонской коалиции. СССР продемонстрировал высочайшее военное искусство, вынудив столь быстро капитулировать Квантунскую армию»

Португалия, владевшая на Дальнем Востоке «миниатюрными» территориями Макао (Аомэнь) и восточным районом острова Тимор, была нейтральной страной. Но японские войска всё равно захватили эти территории в 1941-1942 гг. (хотя и без замены там португальской администрации). Они были выведены оттуда сразу после вступления СССР в войну против Японии. В этой связи, губернатор Макао (в 1940-1947 гг.) Габриэль Тейшейра заявил, что «вступление Советов в войну вынуждает японцев выводить их войска из отдаленных регионов Юго-Восточной Азии, прекратить попытки нового наступления в Китае. Но эти меры уже вряд ли помогут Японии избежать капитуляции».

Подобных суждений было высказано немало и в последующие годы. Но процитированные выше мнения ценны тем, что были высказаны военными и политическими деятелями, занимавшими высокие посты или находившимися непосредственно в АТР в военный период. Немаловажно и то, что они не были настроены просоветски, скорее, наоборот, и уж тем более не являлись сторонниками политики СССР в регионе. К сожалению, ни в советский период, ни позже подобные оценки не стали широко известными ни в нашей стране, ни за ее пределами. Притом что они были и остаются серьезными аргументами против фальсификаций истории Второй мировой войны на Дальнем востоке и Тихом океане. В этой связи нельзя не задаться вопросом: была ли военная необходимость в нанесении атомных ударов?

Вашингтонские летописцы любят повторять, будто атомные бомбы были сброшены на Хиросиму и Нагасаки лишь после того, как Япония поначалу отказалась капитулировать на условиях Потсдамской декларации.

Однако еще 23 июля, то есть за четыре дня до публикации этой декларации, из Вашингтона в Потсдам был передан на утверждение президенту США Гарри Трумэну проект приказа командующему стратегической авиацией Спаатсу: «После 3 августа, как только позволит погода, 509-му сводному авиаполку 20-й воздушной армии надлежит сбросить первую спецбомбу на одну из следующих целей: Хиросима, Нагасаки, Кокура, Ниигата". 24 июля Трумэн утвердил приказ.

Хотя западные державы многократно нарушали обещания об открытии второго фронта в Европе, у них не было сомнения, что СССР сдержит данное в Ялте слово, то есть вступит в войну против Японии через три месяца после 9 мая. «Демонстрация боевых возможностей атомного оружия, - пишет американский историк Алпровиц в книге "Атомная дипломатия: Хиросима и Потсдам", - была нужна, чтобы заставить русских принять американский план послевоенного мира. И, прежде всего, навязать им свою позицию по спорным вопросам, касающимся Центральной и Восточной Европы».

Подобную мысль высказывают в «Белой книге о последствиях атомной бомбардировки» видные японские ученые во главе с лауреатом Нобелевской премии физиком Хидэки Юкава. Они делают вывод, что участь Хиросимы и Нагасаки должна была подкрепить заявку Вашингтона на превращение XX столетия в «век Америки». И приводят слова английского исследователя Блэкетта, утверждающего, что применение атомных бомб было не столько завершающим актом Второй мировой войны, сколько первой операцией в Холодной войне против Советского Союза.

Это подтвердил и генерал Дуайт Эйзенхауэр, верховный главнокомандующий экспедиционными войсками союзников в Западной Европе, ставший затем президентом Соединенных Штатов. В 1963 г. в интервью журналу «Ньюсуик» он сказал: «Японцы вот-вот готовы были капитулировать, и не было необходимости сбрасывать на них эту страшную штуку».

Британская газета «Гардиан» сослалась на доклад Рабочей группы по оценке результатов стратегических бомбардировок ВВС Сухопутных войск США, в котором американские эксперты еще в 1946 г. пришли к следующему выводу: «Превосходство в воздухе над Японией позволяло осуществлять на нее достаточное давление, чтобы вынудить к безоговорочной капитуляции и снять необходимость высадки на Японских островах. На основе тщательного изучения всех фактов и показаний оставшихся в живых руководителей Японии Рабочая группа считает, что... Япония капитулировала бы даже в том случае, если бы атомная бомба не была сброшена, Россия не вступила бы в войну, а десантная операция не планировалась и не готовилась».

«Самой долговечной ложью стал тезис о том, что именно атомная бомба позволила завершить войну на Тихом океане и сберечь множество жизней», - написала «Гардиан».

Несколько лет тому назад эта газета также отмечала (журналист Йон Пилджер): «Атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки - преступление невероятного масштаба. Это было преднамеренное массовое убийство с применением оружия, криминального по самой своей сути. Именно по этой причине апологеты бомбардировки прибегают к мифологии о «справедливой войне», послужившей, как выразился Ричард Дрейтон, «нравственной купелью», которая стала для Запада не только отпущением грехов кровавого колониального прошлого, но и оправданием в 60-летний период новых грабительских войн, за которыми неизменно маячит силуэт «бомбы всех бомб».

Как видно, японские ученые не без основания включили в свою «Белую книгу» тезис о том, что атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, были не столько завершающим актом Второй мировой войны, сколько прологом Холодной войны против Советского Союза. И здесь хотелось бы напомнить старую истину: если забывают прошедшую войну, начинается новая. Российская история давно требовала снять «гриф умолчания» с нашей Победы на Востоке.

Валентин Неверов
специально для «Столетия», 2 сентября 2015
Tags: азия, антисталинизм, армия, архивы_источники_документы, атом и ядер, версии и прогнозы, вов и вмв, военные, восток, даты и праздники, запад, идеология и власть, информационные войны, история, китай, ложь и правда, мифы и мистификации, опровержения и разоблачения, память, победа, правители, ревизионизм, россия, русофобия и антисоветизм, современность, союзники, ссср, страны и столицы, сша, фальсификации и мошенничества, холодная война, япония
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments