?

Log in

No account? Create an account
 
 
06 Июнь 2015 @ 03:20
Виртуальные укроабреки  
Ещё об информационных войнах на Украине

«Ичкерийский пиар» на пустом месте
Что из себя в реальности представляет батальон им. Дудаева, воюющий на стороне Украины

На днях министерство обороны Донецкой Народной республики рассказало, как в числе прочих иностранных наемников на стороне украинских властей воюют чеченцы и арабы. ©



Батальон в окрестностях Мариуполя

По словам заместителя командующего корпусом минобороны Эдуарда Басурина, на территории колхозного сада в Красногоровке зафиксировано присутствие двух рот добровольческого батальона «Ичкерия», а на территории психиатрической больницы в Яснобродовке выявлены добровольцы из арабских стран. Басурин не исключил, что арабское подразделение имеет непосредственное отношение к террористической организации «Исламское государство».

Посыл сообщения понятен — показать, что против ДНР и ЛНР объединились фанатики и экстремисты самых разных мастей и направлений. Констатируя наличие на Украине нескольких десятков «ичкерийских» боевиков и не отрицая теоретической возможности появления там отдельных боевиков ИГ, попробуем разобраться в вопросе по существу.

Под «батальоном "Ичкерия", по всей видимости, подразумевается «международный миротворческий батальон добровольцев имени Джохара Дудаева», созданный в марте и получивший в Интернете известность летом-осенью прошлого года. Приблизительно четвертую его часть действительно составляют этнические чеченцы, главным образом, из числа окопавшихся в Европе сторонников разгромленного еще в начале двухтысячных сепаратистского проекта «независимой Чеченской Республики Ичкерия». Организатором и командиром этого батальона был активный участник первой и второй чеченских войн, «бригадный генерал ЧРИ» Иса Мунаев. 1 февраля 2015 года он погиб под Дебальцево при обстоятельствах, позволяющих предположить, что эта смерть была отнюдь не случайной. «Ичкерийцы» лишились авторитетного командира, что вызвало у многих из них настоящую депрессию.

Для упадочных настроений были основания. Вокруг батальона, изначально ставшего в глазах «ичкерийцев» чуть ли не символом «возрождения национального духа», начались непонятные игры. Пятидесятилетнего опытного Мунаева, навеки присягнувшего фантому «ичкерийской независимости», сменила неоднозначная фигура Адама Осмаева.


Адам Осмаев

В биографии нового комбата слишком много странностей и нестыковок. Этот молодой человек два раза проходил свидетелем по обвинению в подготовке покушения на Рамзана Кадырова в 2007 году и на президента Путина в Одессе в 2012-ом. Несмотря на серьезность обвинения, в 2008 году он спокойно уехал из России на Украину, где проживал по паспорту на имя Султана Долакова, официально полученному, по его словам в РФ по некоей программе защиты неизвестно кого (он старательно обходит этот вопрос). Во второй раз Осмаев также отделался легким испугом. Отсидев в украинской тюрьме 2,5 года, он был освобожден осенью прошлого года после смены власти в стране и тут же отправился в зону «антитеррористической операции», где уже давно находилась его жена — «пресс-офицер» ичкерийского батальона Амина Окуева.

До всех этих приключений Осмаев несколько лет учился в колледже, а затем в университете в Великобритании, после чего проживал в Москве, работал в офисе и, по отзывам родственников, «вел жизнь обычного мажора». Фотографии тех лет — как и нынешний вид «тюфяка» Осмаева на контрасте с поджарым боевиком Мунаевым — подтверждают эту нелестную характеристику. Довольно странно представляет он себе и окружающий мир. В одном из недавних интервью украинской прессе Осмаев рассказал, как «мы надеялись, что Немцов возглавит Россию в случае смены режима. …Сейчас никого больше нет». По его мнению, реальным лидером российской оппозиции мог бы быть «разве что Каспаров». Комментарии, как говорится, излишни.

Столь же подозрительной личностью является вышеупомянутая жена Осмаева (кстати, при знакомстве, по ее словам, он представился Абдуллой, а его настоящее имя она узнала только после ареста). В жизни этой женщины, бывшего одесского врача, переучивающегося сейчас на снайпера, также слишком много несообразностей и белых пятен, более уместных в дешевом авантюрном романе. Многие детали истории Осмаева-Окуевой наводят на мысли об играх спецслужб — интересно только, какого государства.

Вопрос, за какие заслуги не имеющий боевого опыта молодой человек с явно фальшивой биографией был назначен командиром «батальона имени Дудаева», приходил в головы и его идейным сподвижникам. Интересно, что Осмаев лично познакомился с Мунаевым лишь после своего освобождения из тюрьмы в ноябре 2014 года (Окуева — чуть раньше, в сентябре). Командир «батальона имени Дудаева» погиб всего через два месяца после этого знакомства. Не слишком ли короткий срок, чтобы убедиться в выдающихся качествах Осмаева, даже в условиях, когда месяц идет за три?


Как бы то ни было, с момента смены командования батальона прошло достаточно времени, чтобы стало окончательно ясно: он существует практически исключительно в виртуальном пространстве Интернет-форумов и социальных сетей, и вряд ли когда-нибудь выберется из этого «гетто».

Этому способствуют объективные обстоятельства. Деятельность чеченских, как, впрочем, и всех прочих иностранных незаконных вооруженных формирований на Украине не легализована, несмотря на то, что их руководство неоднократно высказывало такие пожелания. Они не входят в состав украинских вооруженных сил, оставаясь некими «добровольческими отрядами» с неопределенным статусом. Киевское руководство, с одной стороны, не желает окончательно портить отношения с Москвой, официально сотрудничая с столь одиозными врагами России. С другой стороны, более важной — намерено по возможности держать добровольных помощников, управляемость и договороспособность которых весьма сомнительна, на коротком поводке.

Неслучайно «командиры», «замполиты» и прочие пресс- и пиар-агенты «ичкерийских» и грузинских «батальонов» и «легионов» старательно избегают любой конкретики об участии их в боевых действиях. Страницы этих формирований в социальных сетях полны постановочными фотографиями бойцов с автоматами, флагами ЧРИ, Грузии, Украины и ЕС и так далее. Они, пожалуй, неплохи с точки зрения грубого пиара «для публики», но совершенно не годятся в качестве отчетности о реальных достижениях в зоне «антитеррористической операции».

Говорить о них не приходится, учитывая хотя бы количество ичкерийских боевиков на Украине. По самым масштабным оценкам, оно не превышает двух сотен, а, скорее всего, гораздо меньше. Пропагандистские заявления о «шестистах и более» боевиках откровенно преувеличены в целях оказания психологического давления на противника. Как и «ужастики» о возможной мобилизации на украинский фронт «десятков тысяч чеченцев» из Европы, что, безусловно, невозможно.

Дело в том, что подавляющее большинство недобитых сторонников «независимой Ичкерии» не воспринимают конфликт на Украине как «свою войну», об этом напомнил им и Рамзан Кадыров в своем «инстаграме». Апелляции к национальной или религиозной солидарности здесь не работают. Единственный мотив «ичкерийцев» — желание помочь украинцам на почве общей ненависти к России, а также поддержание себя в боевой форме. Некоторые из них все еще живут иллюзиями возобновления чеченского сепаратистского проекта. Как заметил в прошлом июле в интервью «Голосу Америки» Иса Мунаев, «свобода Украины и других государств постсоветской империи является залогом победы национально-освободительного движения в Ичкерии и других народов Кавказа». «Поможем Украине — Украина, надеюсь, поможет нам, как и в недавнем прошлом», — мотивируют друг друга рядовые мечтатели о «независимости». Как видим, реалистичности ожиданий и в целом представлений о международной ситуации нет и в помине.

Что касается сообщений о появлении на украинской стороне экстремистов так называемого «исламского государства», тем более, арабского происхождения, то речь может идти разве что о считанных единицах таковых. Если для «ичкерийцев» Украина — чужая война, то для радикалов от ислама — вообще другая планета.

Еще в конце октября прошлого года от ичкерийцев-мунаевцев, равнодушных к религиозным лозунгам, отделилась небольшая группа чеченцев, ориентированных более на исламистские, чем на сепаратистские идеалы. Эти полтора десятка человек составили «миротворческий батальон добровольцев имени героя Кавказа Шейха Мансура» под командованием Муслима Чеберлоевского. За прошедшие с того времени семь месяцев этот «батальон» или, вернее по количеству бойцов — взвод, оставил свой след разве что в Интернете, да и то — не сказать, что впечатляющий.

Это показывает реальное соотношение национал-сепаратистского и исламистского вектора в среде ичкерийских боевиков. Зона притяжения первых — Украина, вторые едут в так называемое «исламское государство». И те, и другие обоснованно рассматривают эти проекты как конкурирующие за людские, организационные и финансовые ресурсы. Отношения между ними становятся все более напряженными. В начале марта пресс-служба «батальона имени Дудаева» даже выпустила специальное заявление, в котором утверждается, что он «не имел и не имеет никакого отношения к организации ИГ, и прочим экстремистским группировкам или лицам, а напротив, считает их крайне вредными в том числе для Ислама, Мусульман и Чеченской государственности».

Огромную роль в поддержании виртуального образа победоносных «батальонов» играют собственные «диванные Интернет-войска». Печальная для боевиков действительность заключается в том, что «непобедимые ичкерийские воины», от одного упоминания о которых разбегаются столь презираемые ими «ватники» и «русня», существуют лишь в их собственном воображении. Чтобы исключить всякую возможность появления на базе «ичкерийских батальонов» самостоятельного центра силы, опытные боевики вроде Мунаева целенаправленно подменяются мутными фигурами осмаевых и окуевых. Не исключено, что не без помощи украинских властей — официальных или полевых.

Не случайно Амина Окуева придает информационной войне первостепенное значение. «Успешная информационная атака важнее даже какого-то количества физически уничтоженных оккупантов, — как-то заметила она. — Это не только моё мнение». Тут возразить нечего: западные учебники по информвойнам писались для всех, кто способен усвоить изложенные там технологии, вне зависимости от национальной и религиозной принадлежности. Поэтому так важно не поддаваться на информационные провокации. «На той стороне экрана» — не «бесстрашные волки», бьющиеся за «свободу народов» в тщетном ожидании распада России, а обычные пиар-менеджеры среднего уровня, цель которых — выгодно продать Западу мифический товар «цивилизованных ичкерийцев». Мы вовсе не обязаны облегчать им эту задачу.

Яна Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба
«Русская планета», 3 июня 2015
 
 
 
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 5
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
 
LiveJournal: rating_botlivejournal on Июнь, 6, 2015 01:31 (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
sozerosozero on Июнь, 6, 2015 15:13 (UTC)
Теперь понятно, что там за ичкерийцы.
mamlasmamlas on Июнь, 6, 2015 15:16 (UTC)
Хорошо, если так. И не факт, что если бы не война в Сирии, то их бы сегодня не было на Украине. Может для того и не закрывают лавочку, как витрину?