?

Log in

No account? Create an account
 
 
25 Март 2015 @ 18:04
Австралия, ломающая общий образ Запада... пока  
Как живут в других странах, а также О мифах и рифах заграничной жизни

Как живёт Австралия
Как живет ближняя и дальняя заграница / июнь, 2014

Как живет Европа и Запад в целом? Как живут другие страны, про которые нам показывают только красивые картинки? Какова жизнь в странах западной Европы: Германии, Франции, Испании, Англии. И как себя чувствуют государства восточной Европы: Венгрия, Болгария, Сербия. Как живут другие страны, про которые нам показывают только красивые картинки? Рассказы людей, проживших несколько лет за границей, знающих, что скрывается за обложками "красивой жизни" ©



Чем хороша и чем плоха жизнь в Австралии. Жизнь в Австралии удобна и комфортна, но скучна.

Собеседники: Светлана Апполонова и Артём Войтенков - Познавательное ТВ.


Артём Войтенков: Светлана, расскажите, пожалуйста, вот вы хотели рассказать про жизнь в Австралии. Давайте, для начала пару слов, как вы туда попали.

Светлана Апполонова: Попала я туда в 2010-м году, когда меня посетила мысль, что у меня в настоящее время есть, и деньги и свободное время и желание учить английский язык. И у меня попутно было желание посмотреть мир и, может быть, даже остаться жить за рубежом. То есть, такие мысли тоже были. И я выбирала на самом деле из трёх стран: Канада, США, и Австралия.

Артём Войтенков: А Великобритания, почему нет?

Светлана Апполонова: Великобритания просто слишком дорого, причём по уровню затрат получалось где-то примерно одинаково. Когда я смотрела учебные программы и примерная стоимость на тот момент доллара была одинакова. Даже австралийский был тогда дешевле вариант.

Почему была выбрана Австралия? По нескольким параметрам. Дальний континент - просто так туда на две недели не смотаешься. Поскольку я собиралась на длительный срок, соответственно, это укладывалось. Хотелось уже попутешествовать, посмотреть страну как можно больше. За более длительный срок это, естественно, проще сделать. Кроме того, туда очень маленький поток российских граждан, что для изучения языка достаточно важно. Поскольку я читала, что в Америке достаточно много русских граждан, русскоязычных, и для изучения языка это не есть хорошо.

Артём Войтенков: Да, всё равно будешь общаться со своими по-русски.

Светлана Апполонова: Это понятно, всё равно уже будешь переходить, это однозначно. Невозможно постоянно общаться на английском, если ты общаешься с русским человеком. В любом случае ты будешь переключаться. И у меня ещё получилось, что я ещё незадолго до поездки познакомилась с одним из выходцев из России, на самом деле как бы из потомков, человек русский по происхождению, но родился уже во Франции и жил всю жизнь в Австралии. Его предки были русскими, в революцию эмигрировали. Он приезжал на Родину, смотреть родину предков, смотреть их дома. Мы познакомились, и когда мы заговорили, что я сейчас выбираю между Австралией, Канадой и США, они сказали, что если вы определитесь и выберете Австралию, то можете остановиться у нас, приезжайте, у нас вам будет хорошо. Как-то так, вы знаете, я, не долго думая, собралась. Потому что действительно думаю - я знаю, куда я поеду, и приглашение такое дружеское, почему бы и нет. Таким образом, мой выбор остановился на Австралии.

И дальше я уже начала оформление документов. Изначально я считала, что всё это очень сложно, что очень много препятствий, поскольку, я на тот момент была не замужем, без детей. И я стала обращаться в фирмы, как правило, это московские фирмы. Все фирмы, которые на тот момент занимались оформлением студенческих австралийских виз, отказались мне помогать именно вот по этим двум причинам, и максимум, что они мне могли предложить, это оформление простой туристической визы на три месяца, что меня не устраивало.

Я начала оформлять себе визу сама. Тут как-то у меня срослось тоже - у подруги своя школа английского языка, и они заключили договор с австралийской как раз тоже фирмой, что они будут поставлять студентов в Австралию, в эту школу. Для меня там была сделана достаточно солидная скидка на обучение. Я думаю - как всё срастается, как всё замечательно. И я начала уже контактировать с этой школой, поскольку студенческую визу вам не оформят, если вы не оплатите полностью курс обучения школе. И после этого школа высылает подтверждение того, что оплачено. Они являются как бы гарантом вашим перед посольством, которое выдаёт визу. Получила визу тоже не без приключений, поскольку, чтобы получить студенческую визу, нужно пройти медобследование. С первого раза я его не прошла.

Артём Войтенков: Там по здоровью, что ли, отбрасывают?

Светлана Апполонова: Они берут простейшие анализы и смотрят так же рентгеновские снимки. У меня всё было замечательно, но меня терапевт нащупал опухоль щитовидки, меня не пропустили.

Артём Войтенков: То есть, они вас там лечить не хотели.

Светлана Апполонова: Да, я-то сначала тоже наивно думала, что они заботятся о здоровье. На самом деле там вопрос страховки, потому что, по студенческой визе достаточно широкая и дорогостоящая страховка. Я даже на самом деле не знала, что у меня что-то есть, и даже благодарна, что так всё случилось. Я удалила эту опухоль, оформила все документы уже, показала, что я здоровая, и полетела в Австралию.

Артём Войтенков: Нет худа без добра.

Светлана Апполонова: Да, это просто мне повезло с врачом, потому что, все анализы показывали, что я здоровая. Даже врачи удивлялись, что как это так?

Артём Войтенков: Хорошо. Вы прилетели в Австралию, и что дальше? Какие первые впечатления?

Светлана Апполонова: Первые впечатления, что я вообще не знаю английский язык.

Артём Войтенков: А вы в школе его учили?

Светлана Апполонова: Я учила и в школе, и в институте, и даже периодически на курсы постоянно записывалась, но постоянно бросала, потому что невозможно выучить язык, если ты на нём не разговариваешь, и если ты не упёртый, и ты его постоянно в жизни не используешь, то это достаточно проблематично. Я не знаю, как в других странах, но у нас в России очень чётко закладывается комплекс с самой школы, что говорить нужно правильно. Если ты говоришь неправильно, всё - тебя никто не поймёт. Вот у нас этот блок внутри сидит. На самом деле тебя в любом случае поймут, даже если ты просто отдельными словами будешь говорить, тебя поймут. Надо просто всегда вспоминать. Если к вам иностранец на улице обращается, вы же его понимаете, хотя он общается не правильно. И вот этот блок, он в нас сидит. Мне кажется, во многих из нас этот блок сидит - в школе, не дай бог, ты не правильно сказал, ты пятёрку не получишь, ты, считай, английский не знаешь. То есть, конечно, вот этот блок, он вначале присутствовал.

Австралийский английский, это не тот английский, который мы учим в школе, или институте, не то произношение, британское. То есть, это абсолютно другой английский язык, и честно говоря, за полгода проживания там, я не научилась его понимать. Это очень быстро говорят люди, и очень сильно сокращают слова. То есть, реально, очень сложно понять. То есть, даже американский акцент проще понимается, чем австралийский. Но в школе всё равно учат, преподают и британский акцент. Для сравнения там можно всё равно услышать и американский акцент, и австралийский акцент, и шотландский акцент.

Чем ещё хороша была для меня Австралия, тем, что там я одна была из России во всей школе студентка. Мне не дано было говорить по-русски, я говорила только по-английски. И много было студентов из Бразилии, из Франции, из Швейцарии, из Японии, из Китая - то есть, со всего мира, и ваше ухо привыкает слушать разный акцент. Важно ведь не только самому что-то сказать, задать вопрос, а понять, что вам ответили. И это очень такой навык, который в России, когда вы учитесь в школе, вы его не наработаете. Потому что вы в любом случае разговариваете с русскими людьми, которые говорят с таким же акцентом. Вот это очень ценный навык - научиться понимать людей, которые говорят именно с другим акцентом.

Артём Войтенков: Да, интересно. Хорошо, с языком вроде разобрались. А как вот непосредственно жизнь в самой стране кенгуру?

Светлана Апполонова: Во всей стране, наверное, не скажу. Но вот я жила в Сиднее - жизнь комфортная. В общем-то, Австралия достаточно комфортна для жизни. Там такое ощущение, что коммунизм уже наступил. Что бросается в глаза - нет сильного расслоения общества на богатых и бедных, практически вообще отсутствует.

Артём Войтенков: Это внешне.

Светлана Апполонова: Вообще оно не чувствуется. Я жила в районе, где одна из самых дорогих земель в Австралии считается. И в общем-то там люди строят свои дома с достаточно большим уровнем дохода. И тут же вы можете наблюдать, как государство строит социальное жильё для малоимущих здесь, в этом же районе, буквально на соседней улице, чтобы они не чувствовали себя ущемлёнными. Чтобы они жили в таком же хорошем, красивом, уютном районе, чтобы они ходили в те же магазины, и пользовались всеми теми же привилегиями. То есть, это не гетто, естественно образующееся, а именно нормально, что здесь и богатые и бедные живут.

Артём Войтенков: Только цены в магазинах могут быть разные.

Светлана Апполонова: Цены в магазинах одинаковые.

Артём Войтенков: Одинаковые разве везде?

Светлана Апполонова: Вы знаете, там нет вот такой бедноты и нищеты. Там средний уровень дохода населения, это где-то тысяча-полторы тысячи долларов в неделю.

Артём Войтенков: А уровень расходов?

Светлана Апполонова: Там тридцать пять часов рабочая неделя. Я бы не сказала, что они там сильно напрягаются в плане работы, чтобы кто-то там перерабатывает, до ночи сидит, и при этом, грубо говоря, лапу сосёт целый день. То есть, вот нет такого там, хотя там жизнь не дешёвая. Там очень большие налоги люди платят, очень большие платы коммунальные, телефон, интернет достаточно дорогостоящие. Но не знаю, как-то им хватает, живут.

Там люди не привыкли тратить деньги. Я бы не сказала, что они шикуют. Они умеют зарабатывать, и умеют тратить. То есть, они не будут покупать… У нас зачастую, люди живут в коммуналке, но они будут покупать БМВ самый дорогой, пятый, шестой, выпендриться надо. Вот у нас есть такая чёрточка. Там не будут, там знают цену деньгам, и вот этот, грубо говоря, выпендрёж, он никому там не нужен. То есть, люди в дорогих часах, золотых, там не ходят, как у нас. Нет, ну там конечно есть своя элита богатая, но это не принято - это дурной тон своё богатство выставлять напоказ. Даже там говорят - какая коррупция.

На самом деле, та семья, в которой я жила, это человек взрослый, возраста моих родителей. Он вообще был ярый коммунист, и говорил:

- "Проклятая акула капитализма".

Я говорю:

- "Вы живёте при коммунизме вообще, я могу сравнивать, если я жила в Советском Союзе".

И конечно, как он говорил:

- "Нет, это капиталисты, они рабовладельцы, они кровь сосут".

Конечно, если сравнить, как кровь сосут в других странах, как в нашей и у них. Тут, конечно, свои плюсы и минусы, в какой системе живёшь. В любом случае, конечно, у них своя коррупция есть, и она им кажется баснословной. Но по нам, я так думаю, если бы она у нас такой была, эти бы все деньги вкладывались в инфраструктуру в ту же транспортную систему.

Что меня допустим, очень сильно поразило, и больший эффект произвело, это транспортная система. То есть, она вся единая, в комплексе. То есть, там есть автобусы, есть метро, есть паромы, есть пригородные электрички - это всё увязано воедино, и всё работает, как отлаженный механизм. Любой автобус ходит по расписанию, так же, как паром ходит по расписанию, точно так же, как метро ходит по расписанию. Я жила в пригороде. Я, когда добиралась в центр города (у меня это где-то час занимало), можно проехать это на одном автобусе, а можно проехать на автобусе, на пароме и на метро. И ты ни разу нигде не будешь стоять в пробке, и ждать, вдруг, кто-то не приехал вовремя, или ещё что-то. То есть, проблемы вообще нет. Сходишь с автобуса, садишься на паром, сходишь с парома, приходит тут же поезд в метро.

На самом деле, там действительно хорошо развит общественный транспорт. В часы пик, когда люди из пригорода выезжают в город на работу, там очень много движения. Опять же, знаете, как рассчитано? Там же нет столпотворения, когда народ, как килька в банке набился. Как вот я в метро здесь езжу. Там чётко рассчитано, что вот этот автобус, он ходит каждые пять минут, следующий, другой маршрут, он ходит каждые тридцать минут, и ровно за этот промежуток времени между автобусами накапливается столько людей, сколько должно сесть в автобус. Не набиться, а именно сесть, и ехать, как белые люди. Соответственно, то же самое в обратную сторону, когда начинается движение, когда люди выезжают, наоборот, из города в пригород уже с работы. Если вы не на работу: вы живёте в пригороде, и вам не надо на работу с утра, потом уже сложнее выбраться напрямую в город.

Артём Войтенков: Меньше транспорта.

Светлана Апполонова: Меньше транспорта в пригороде и больше транспорта в городе. То есть, вы уже едете на перекладных разными маршрутами. Зачастую это могут быть бизнес-маршруты через моллы, через магазины. То есть, вы не доедете прямо в город, а вы садитесь на автобус, и делаете пересадку непосредственно в торговом центре. Как правило, там даже есть бизнес-маршрут. То есть, это не государственный транспорт уже, а автобус, на котором вы едете, это уже бизнес зарабатывает на этом. То есть, там дают заработать и местному бизнесу, в том числе на этом.

Артём Войтенков: С одной стороны, конечно, хорошо, что у них так всё просчитано. А с другой стороны несколько печально, что большой брат тебя просчитал уже.

Светлана Апполонова: Они же сделали, как удобно, понимаете? Сидней – это же огромная столица, и по размерам даже больше чем Москва, но там нет таких пробок. Ведь в чём комфорт жизни состоит? Когда вы не тратите полжизни, стоя в пробке. Вот у нас с Москвы на праздники мы пытались выехать, мы три часа по МКАДу только стояли.

Артём Войтенков: Так уже поехали бы на метро.

Светлана Апполонова: Нет, а выехать из Москвы?

Артём Войтенков: На электричке.

Светлана Апполонова: Там как раз, сделано так, что люди, когда живут в пригороде, им особо-то и выезжать никуда не надо. В праздники, в выходные общественный транспорт мало ходит: все садятся на машины, и все разъезжаются по разным маршрутам. То есть, там нет таких чётких потоков. А здесь потоки. Они разгружают дорогу. Я считаю, что надо делать так и вводить больше общественного транспорта, систему, чтобы людям было выгодно ехать не на машине, а на общественном транспорте. У нас, наверное, это сделать всё-таки сложнее. Потому что, у нас именно такая черта (может быть с Советского Союза), что нам всем надо машину, и показать, что я вот на своей собственной машине еду.

Артём Войтенков: Да.

Светлана Апполонова: И единый проездной, который стоит копейки, получается. То есть, выгодно его покупать на длительный срок и ездить, нежели ежедневно покупать. Причём, он реально дёшево стоит. Допустим, если у нас по метро по московскому посмотреть. Но сейчас там тоже стали делать, что чем на более длительный срок ты покупаешь, тем поездка становится дешевле. Но у нас это недавно стало, да и то всё равно это ещё не сильная разница. А там конкретная разница. То есть, ты покупаешь даже билет на неделю, он у тебя окупается за один день. Всё. То есть, я ровно такую же сумму потрачу, если я просто целый день буду покупать разовые билеты. То есть, там колоссальная разница. А если ты на месяц покупаешь, или на квартал, то там вообще копейки получается.

Артём Войтенков: Интересно как.

Светлана Апполонова: Вот. Элементарно просто автобусы как удобно сделаны, что не надо по ступенькам подниматься. Что любой пожилой человек может ступить, потому что, там просто нет ступенек. Они сделаны в уровень асфальта, и любой инвалид может заехать. Ещё большое отличие, что там очень много инвалидов на улице. Причём, они не на таких вот ручных колясках, что они руками толкают, а там они автоматизированы, практически, мини-автомобили, такие коляски. Они себя абсолютно комфортно чувствуют, они передвигаются везде. То есть, они абсолютно нормальные люди. И все торговые центры построены так, что любой инвалид может попасть в любую точку.

Что касается чисто санитарно-гигиенических вещей: там туалеты на каждом шагу. При том, что это жарко. Я вот в Москве рядом хожу на работу, там поставили биотуалет, но мимо этого места теперь просто невозможно ходить. Там сплошные запахи. Как туда вообще ходить, я не представляю. Там везде туалеты в местах общественного скопления, там на всех станциях метро есть туалеты. На пристани есть туалеты, когда вы на паром или на пароход садитесь. Естественно, в торговых центрах есть туалеты, и они все бесплатные. То есть, это всё бесплатно, это всё за счёт государства делается. При этом они не вонючие, они все чистые, они все с туалетной бумагой, они все с освежителями, и постоянно моются, и в метро тоже. На мой взгляд, это удобно, и даже вот, в новогоднюю ночь, когда, казалось бы, очень много людей, в разы увеличивается нагрузка, выставляются те же биотуалеты, но они почему-то тоже не воняют.

И второй момент, который, наверное, меня тоже убил, это их отношение к старикам. Отношение к старикам и их социальная система. Я первый день, когда прилетела, мы поехали в дом престарелых к матери того человека, у которого я останавливалась, ей 98 лет. Дом престарелых стоит точно так же на одной из самых дорогих земель. Практически место, где самые дорогие отели, где очень приятный пляж, и место, комфортное для проживания. То есть, это выход на балкон и вид на море, здесь растут цветущие растения. То есть, здесь живут обычные старики. Причём, за них не платят деньги. Они просто перечисляют свою пенсию. То есть, не то, что там семья за это платит дорого. Нет, это просто перечисляется пенсия, обычная, государственная.

Там пенсионная система достаточно сложная. Конкретно у этой женщины была просто социальная пенсия, потому что, она немного работала, у неё была социальная пенсия, она небольшая. Но этого достаточно.

И вообще, по поводу налогов. Они подоходный налог платят достаточно большой - до сорока семи процентов. Но он у них прогрессивный: чем больше зарплата, тем больше налог. Если зарплата маленькая, не выше какого-то определённого уровня, ты можешь вообще не платить этот налог. Более того, что касается социальной пенсии, которую платит государство. Она выплачивается только тогда, когда произведена оценка всего движимого и недвижимого имущества, всех счетов в банке, и когда вот эта сумма не превышает определённый порог, ты имеешь право на социальную пенсию. Если эта сумма больше, извини, у тебя есть средства, на которые ты можешь сам себя содержать. Ты можешь продать свой дом на дорогой земле, купить где-то подешевле, можешь жить на дивиденды от своих вкладов. То есть, социальная пенсия тебе не положена. Та, другая часть, накопительная, пожалуйста, ради бога, ты её накопил, естественно, она у тебя всегда остаётся.

Артём Войтенков: Интересно. Всё-таки, не полный социализм, да?

Светлана Апполонова: И вот она, к сожалению, уже дальше больше заболела, сама не могла за собой ухаживать, её перевели в больницу, в палату. Где тоже - люди лежат в чистых палатах, у них у каждого есть свой шкаф-гардероб, свой стул, своя кровать с передвижным столиком, чтобы ты нормально сидел. За тобой ходят, всё чистое. Даже просто люди приходят в гости, им предложат и чай и кофе, и воду, пожалуйста, сколько угодно. То есть, просто само отношение там кардинально иное. Там тебе улыбаются, тебя уже знают, с тобой разговаривают, с тобой общаются, как с давнишним знакомым.

Вот это отношение к старикам, к детям. Дети выходят в школу утром. Едут автобусы, все на работу, дети выходят из автобуса, там стоит специальный человек, который встаёт посередине улицы со знаком СТОП. Все остановились, дети прошли, и только после этого продолжилось движение. Это всегда так. Вот это очень сильно характеризует, на мой взгляд, общество и заботу о людях. То, что у нас всё время декларируется, там это просто делается. И вот это большая разница, наверное.

... (читать полную текстовую версию)

Светлана Апполонова: Да. Вы говорите, на что они живут? Они живут достаточно скромно, если даже они и зарабатывают хорошие деньги. Морепродукты там достаточно дорогие. Их действительно каждый день вы не сможете себе позволить, морепродукты, если у вас средняя зарплата где-то полторы тысячи долларов в неделю. Это нам кажется, что много. Но вы не забывайте, что надо сравнивать не уровень зарплаты, а в том числе и уровень затрат.

Артём Войтенков: Конечно.

Светлана Апполонова: То есть, если сравнивать, сколько мы с вами за газ платим и за телефон, и сколько они платят, вам скажут: "Ничего себе, как дорого". Потому что, они за телефон около ста долларов платят. Достаточно большие, ощутимые. То есть, если брать разницу, какие-то платежи мы действительно намного меньше делаем. Другое дело, что тут ещё надо брать соотношение уровня зарплаты, и уровня затрат. Вот это соотношение у них, наверное, всё-таки выше.

Опять же, в плане климата. У нас такой климат, если мы живём с вами в этой полосе, что нам поневоле четыре сезона просто надо иметь только одной одежды.

Артём Войтенков: Разной.

Светлана Апполонова: Да, и обуви в том числе. А если вы живёте в тёплом климате, который не так сильно резко меняется, как у нас, вы соответственно, на это меньше денег тратите. Потом, опять же, что касается жилья именно в силу климата. Там большинство живут в частных домах. Если ты живёшь в квартире, это уже показатель того, что ты не очень богат, то есть, доход твой более чем скромный. В основном, конечно, живут в частных домах. И налог на землю, несмотря на то, что дом может ветшать, постоянно растёт. И вы, если уж выбрали в дорогом районе, вы должны зарабатывать на это и платить это. И дома там на самом деле очень… Я прилетела в октябре, это была уже у них весна, я думала, что тепло будет, и я практически не взяла с собой тёплых вещей, там было достаточно прохладно. Потому что, холодный ветер с Южного полюса, холодные потоки воздушных масс, достаточно там прохладно. У них нет отопления. Они отапливаются либо за счёт кондиционеров, что целый дом за счёт кондиционера сильно не отопишь. И просто, вот у меня на кровати был матрас с обогревом электрическим. Я полтора месяца в Австралии спала на матрасе с обогревом, потому что, реально было холодно, и мне просто не вылезти было с утра.

Артём Войтенков: Тем не менее, вы предпочли из этой хорошей, удобной, красиво цветущей Австралии переехать обратно в холодную Москву, с её пробками, толпами народа, туалетами где попало непонятными.

Светлана Апполонова: И их отсутствием тоже.

Артём Войтенков: Да. Тем не менее, вы как бы совершили поступок такой, достаточно определённый и направленный не на то, чтобы уехать, а на то, чтобы вернуться. Мало того, что у вас же был опыт, вы посмотрели. Не просто поехали - надоела мне Россия, вот и уехала я.

Светлана Апполонова: Нет, у меня была возможность действительно там остаться, выйти замуж и остаться там. Такая возможность тоже была.

Артём Войтенков: Да. Вот видите, тем не менее, вы этим не воспользовались. И вы-то сами, как свой поступок оцените? Как подвиг, что от чего-то отказались, от такого?

Светлана Апполонова: Да нет, знаете, абсолютно не как подвиг. Просто есть люди, которым просто действительно легко работается и живётся именно в таких комфортных условиях, и каждый человек делает свой выбор. Я на самом деле, ни разу об этом выборе не пожалела. Для меня просто в моей жизни, мои ценности - я их, наверное, прочувствовала и осознала как раз, благодаря Австралии, и я очень благодарна. Для меня важно человеческое общение, как я поняла, для меня важна моя семья, и мои друзья. То есть, вот именно разлуку с ними я могла там ощутить. Потому что, я действительно была далеко, мы были в разных часовых поясах, у нас достаточно затруднено было общение. Спасибо скайпу, но всё равно, вот это определённый лимит общения.

То есть, я для себя вот это осознала, и увидела опять же те возможности и те плюсы нашей страны, которые, живя здесь, мы просто их не замечаем, они для нас обыденность. В частности, вот именно человеческое общение и отношение. У нас может быть люди не такие улыбчивые, но, наверное, более быстро приходящие на выручку. Если что-то случилось, мы на автомате готовы предложить эту помощь. Может быть, сейчас в меньшей степени уже становится это. Но, тем не менее, в самом народе заложено.

Я достаточно много путешествую, и мне всегда интересны именно люди любой страны, именно человеческие отношения. У меня и работа связана с людьми. На мой взгляд, что отличает русского человека, это чувство справедливости. У них нет этого, у них есть законность. У них даже слова нет. Мне даже объяснить им было сложно, что такое справедливость, потому что, они не понимают. Есть же закон, и есть понятие законности.

Артём Войтенков: То есть, улицу на красный свет, если машин нет, не переходят?

Светлана Апполонова: Нет, там тоже есть, но это, как правило, переходят туристы. Они стоят. Туристы могут себе позволить. То есть, они будут стоять, они будут соблюдать правила. Но на самом деле, справедливость, наверное, не только в этом заключается. Но вот у нас русский будет за справедливость. Потому что, если его осудили, но незаконно, или закон не справедливый, мы будем за справедливость в первую очередь, а не за законность. Вот это, наверное, такое большое отличие нас от них. Потому что, для них важен закон. Они живут по системе, они живут по правилам очень чётко. Они привыкли жить по правилам. Мы не привыкли жить по правилам. Мы всегда ищем… У нас как раз мозг направлен на то, как бы эти правила обойти.

Артём Войтенков: Если они мешают нам жить, то…

Светлана Апполонова: Тем не менее, на самом деле здесь и возможностей больше. Я прикинула так, и даже если сейчас возможности у людей

Артём Войтенков: В России, или в Австралии больше?

Светлана Апполонова: Да, в России. Самоопределиться как-то. Не знаю, мне кажется, может быть, мы не такие зашоренные. Всегда надо бояться обобщений, потому что, всё равно нация, бы отдельные люди.

Артём Войтенков: Люди разные.

Светлана Апполонова: Люди разные, конечно же. Понимаете, почему ещё это одинокая страна? Эта страна эмигрантов.

Артём Войтенков: Изначально туда каторжан посылали.

Светлана Апполонова: Да, но всё равно это эмигрантская страна. То есть, там, когда человек приезжает в чужую страну, он, понятно, старается тоже выжить, и он живёт своими проблемами. У нас, кстати, тоже, благодаря тому, что у нас сейчас все эти системы западных кредитов и так далее, и так далее, и очень много из того, что раньше делало государство, перешло на плечи человека, что он должен об этом заботиться и думать, конечно же, тоже он живёт уже своими проблемами, и тоже меньше коммуницирует с коллегами, сдрузьями, со знакомыми. Мы тоже становимся более индивидуалистическим обществом, как мне кажется.

Артём Войтенков: Ну да, Запад к нам пришёл, живём мы при капитализме сейчас. Хорошо Светлана, большое спасибо вам за рассказ. Было интересно узнать и про Австралию тоже. Кстати, ваш рассказ, он во многом подтверждает, что говорят и про Америку, и про Европу. То есть, они все движутся в одном направлении, вот эти страны.

Светлана Апполонова: Конечно, да, эти страны, да, естественно.

Артём Войтенков: И такое ощущение, что кто-то им это направление задал, и все страны почему-то решили делать вот так. А нас тоже туда гонят, но мы как-то вот… Вот вы пример тому, что мы туда не очень хотим.

Светлана Апполонова: Я не знаю. На мой взгляд, сейчас идёт достаточно сильная деградация нации и отупление. И это, в общем-то, делается с помощью средств массовой информации, в том числе. И это происходит массово, поэтому, людей, которые понимают, и могут сопротивляться, на мой взгляд, не так много. Именно просто потому, что людям опять просто некогда остановиться и задуматься. Они уже попали в ловушку определённую, и они уже в ней живут, и по ней двигаются.

Опять же, у нас создаётся картинка успеха определённая, когда ты успешен, только если ты зарабатываешь кучу денег, ездишь на БМВ, ты носишь роликсы и так далее и так далее. У нас вот нет успешности, если ты успешный инженер, если ты что-то придумал. Если ты классный рабочий, токарь шестого разряда, или слесарь-наладчик - это раньше было престижно, был успешный человек, он хорошо зарабатывал, он уважением в обществе пользовался. То сейчас они людьми воспринимаются люди как маргиналы. То есть, у нас, если ты не банкир, так ты лох.

Артём Войтенков: Интересно, то, что вы рассказали, интересны ваши личные наблюдения, но, на мой взгляд, наиболее из этого показательно то, что вы всё-таки, имея возможность там остаться, вы вернулись обратно.

Светлана Апполонова: Я бы не расценивала это как подвиг. Это я бы просто сказала так: "Спасибо моей семье и спасибо моим друзьям. Я просто в этом плане счастливый человек".

Артём Войтенков: Да, но вы общую картину ломаете, что на Западе хорошо.

Светлана Апполонова: Но там действительно хорошо. Там комфортно жить.

Артём Войтенков: Однако же, вы приехали обратно. То есть, не всё значит так хорошо.

Светлана Апполонова: Просто каждый выбирает для себя своё. Потому что, везде хорошо, где нас нет, везде свои плюсы и свои минусы. Мне очень, лично хочется, чтобы в нашей стране стало хорошо, и к нам бы ехали, и хотели бы здесь оставаться. Мне действительно этого хочется, потому что, у нас очень умные люди, очень талантливые люди, очень изобретательные люди. И действительно, у нас большая страна, и история у нас интересная, великая и мы, на самом деле мы очень щедры, как мне кажется, народ. И на самом деле, наши люди и щедрые и доброжелательные, и по природе своей, по сути, бескорыстные. Я считаю, что русские люди действительно бескорыстные, по природе своей.

Да, вот сейчас, когда нас поставили в определённые рамки, и, к сожалению, идёт такая, знаете, отрицательная селекция, когда вылезает всё самое плохое. И за счёт вот этого плохого человек продвигается. Вот мне бы этого очень не хотелось. Потому что, на самом деле, люди все те же. Это дети тех же людей, которые строили коммунизм, которые выиграли войну, они воспитывались в одних и тех же ценностях. Просто они оказались в другой ситуации, которая требует от них проявления именно вот этих негативных качеств, и это поощряется обществом. Это не осуждается им, допустим, как это было раньше.

Артём Войтенков: Да, вы правильно всё сказали про наше нынешнее положение. Благодарю вас за беседу, интересно было узнать.

Светлана Апполонова: Спасибо. Я надеюсь, что вам действительно было интересно.

Артём Войтенков: Я думаю, зрителям тоже.
Текст: Наталья Малыгина, Наталья Ризаева
Познавательное ТВ, 23 июня 2014


Из комментариев к видео

Пишет deeppurplejaguar: — Обзор нелохой, но это не обо всей Австралии, а о Сиднее. 4 года в стране это почти ничего.

То она говорит, что никто там не напрягается - в смысле работы, то говорит, что деньги даются трудно, поэтому экономят. Я живу в АВ уже 19 лет, никогда не видела столь работящих людей, как здесь. И не в смысле, что они так уж любят работать.. Здесь оч хорошо оплачиваются сверхурочные, поэтому люди предпочитают переработать, чтобы побольше заработать.

По поводу ее слов, что австралы разучиись готовить и ходят в кафе с завтрака по ужин.... туфта полная. Каждая семья готовит кажд день, никто так уж на завтрак и ужин кажд день в кафе не бегает, иначе до конца месяца не дотянут - все деньги спустят. В кафе и ресторанах цены не оч -то дешевые - завтрак 10 -12-15 долларов, ужин - в среднем 25-30. Можно, конесно, и в китайский ресторан сходить и поесть дешевле, но все-равно это будет ударять по бюджету оч сильно. Она описывает привычки той сеемьи, в кот она жила, и их окружения, видимо. Австралы могут пойти в кафе ресторан раз в неделю, раз в две недели всей семьей, но не кажд день.

Это я говорю о среднестатистич. австралийце. У богатых и среднего класса - дантистов-юристов - свои привычки, как говорится. Телефо не стоит 100 в месяц - ошибочка - где-то 50. 110 в месяц я плачу за дом. телефон, по которому можно звонить весь месяц бесплатно на все телефоны, включая мобильные,, кроме заграницы, и за безлимитный скоростной инет на месяц.

Квартиры , как она говорит, иметь непрестижно. Это не так. Дом может быть с двумя спальнями и в плохом районе, а квартира может быть с 3-4 спальнями и в дорогом районе. Притом, 3-х спальная квартира и 3-спальный дом будут почти одинаково стоить. ТОлько за квартиру человек после покупки будет больше платить - там входит дополн. налог.

Про скучно. Да, приезжим сюда скучно, у нас нет семей , тех друзей, привычных праздников, с австралами дружить - тоже скучновато, так как они не такие, как мы. Но это НАША проблема, а не проблема этой страны. Им не скучно. У них есть друзья, семьи и т д... Не говорят, что здесь скучно те эмигранты, которые привезли сюда многих родственников, а то и приехали всем колхозом)) Вот моей подруге из СИД совсем нескучно, у нее мама, тетя и тетина вся семья - куча двоюродных братьев и их жен . Собираются постоянно, скучать некогда. Мне скучно, друзей, как в РОС уже трудно найти, родственников нет....

Ведущий сидит и ждет, когда же скажут плохо - вот такое впечатление складывается иногда )) Его слова - на западе хорошо, а вы вернулись! Вернулась она, так как не может жить без своих родственников и друзей, а не потому что АВ ей было плохо. Хотя АВ это не рай сейчас. Когда я приехала в 96, то было намного лучше, и люди жили в три раза богаче. Цены на недвижимость выросли за посл. 19 лет в три раза, а зарплаты увеличились только на 50 процентов. Вот и рай! Люди больше не могут купить дом, как было раньше, продажи настолько сократились, что рынок стоял почти замороженным лет 8. Сейчас это хомут на шею для молодой семьи, так никога не было. Многие австралы говорят, что их дети будут всегда снимать жилье - вот до такого дожились...Сейчас гос-во всячески затягивает удавку на шее у нас. Последний премьер хочет сделать новопиндосию из австралии - вот это будет вести к краху этой страны.
 
 
 
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 5
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
 
LiveJournal: rating_botlivejournal on Март, 25, 2015 16:36 (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
mamlasmamlas on Март, 25, 2019 09:28 (UTC)
Спсб!
LiveJournal: pingback_botlivejournal on Март, 26, 2015 15:00 (UTC)
Австралия, ломающая общий образ Запада... пока
Пользователь slavikap_2 сослался на вашу запись в своей записи «Австралия, ломающая общий образ Запада... пока» в контексте: [...] Оригинал взят у в Австралия, ломающая общий образ Запада... пока [...]
kolhozaneckolhozanec on Апрель, 3, 2015 09:03 (UTC)
Девушка об Австралии, что исключительно у неё в голове существует, рассказывает. Попытка объяснить и определить для себя и слушателей новое, непонятное и непонимаемое с использованием только своих (нерелевантных для новой среды) знаний и мировоззрения.

Типичные туристические "откровения".
mamlasmamlas on Апрель, 3, 2015 10:50 (UTC)
А разве бывает и должно быть как-то иначе в данном формате?
kolhozaneckolhozanec on Апрель, 3, 2015 11:29 (UTC)
Хе-хе, неплохой образец риторического вопроса.

Не могу не согласиться.