mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Как наш Исаич их объ_бал

Благодарю monsier_serge за ссылку

 Скажем правду о нашем Исаиче, пока он жив.

 Для точности отметим, что правду об Исаиче говорим и пишем в ночь со второго на третье ноября 2002 года.

Исаичу при этом желаем здоровья и творческих успехов.

 Он наша гордость, он первый их объебал.

 Когда встречаешь в наших газетах недоброжелательные воспоминания брошенных Исаичем жен о том, как он умел везде пролезть без очереди или как бросал их, едва выбившись из нищеты, то делается обидно за нашего Нобелевского лауреата, на которого наезжают, которого затирают, невзирая на седины.

 Не дают лауреату нас учить - и напрасно, пусть поучит, ему будет приятно.

Когда Путин недавно приезжал Исаича поздравлять к нему домой, то Исаич Путина прямо на лестнице стал учить, как все обустроить.

 Даже сесть не дал.

 Лечит Путина и лечит.

 Путин погрустнел, занервничал.

 И был неправ, хотя и президент.

 Нельзя так.

 У нас нет никого, кто объебал их лучше, чем Исаич.

 Нам на этом героическом примере еще учить и учить свой молодняк.

 Поэтому Исаичу можно всё, ему всё нужно разрешить, а потом всё простить - он заслужил.

 Теперь кусок правды о лучшем из нас, который уже успел их объебать, в то время как мы только учимся это делать.

 Гений Исаича в том, что он не стал писать книгу о том, как авиация союзников под конец Второй мировой войны разбомбила несколько миллионов немцев вместе с их историческими центрами.

 Или о том, как победители, то есть мы и они, разрешили миролюбивым, трусоватым и, в сущности, милым чехам выселить три миллиона судетских немцев так сурово, что триста тысяч выселенных устлали своими мертвыми телами недолгий путь из Судет в Баварию.

 Или хотя бы про голод на Украине, после которого украинцев стало на треть меньше, зато колхозное движение победило.

 Да мало ли было злодеяний в мире, а вот наш Исаич выбрал ГУЛАГ.

 Где его с Иваном Денисовичем обидели.

 Выбрал и так сразу, умно и дальновидно, записал себя в большие предатели.

 Чувствовал, что предатели у нас наберут силу.

 Казалось бы, ничего плохого наш лауреат не сделал, собрал и поведал ужасы сталинских лагерей, в то время как остальные, несталинские лагеря тех времен были похожи на санатории.

 А мы его почему-то в предатели.

 Литературным власовцем даже называли.

 Хотя слово литературный Исаичу не подходит - пишет он тоскливо и нудно.

 Читать не хочется.

 Да никто, в сущности, и не читает.

 Здесь в другом дело.

 Им нужен был наш большой предатель в тулупчике с подбивкой из прав человека.

 Слоган у них такой был тогда - права нашего человека они оплакивали.

 Исаич это вынюхал, прочувствовал и настрогал так много, что пришлось сделать его лауреатом и вывезти на свободу.

 Вывезли они его к себе - и обомлели от отвращения.

 Исаич-то оказался наш кровный, учить их начал жизни так, что никакими деньгами не заткнешь.

 То есть деньги берет, прямо зубами из рук хватает, но жизни учить не перестает.

 Они его в лес спрятали - так достал.

 Так он их объебал в первый раз.

 И денежку с них срубил по-легкому, и позорил их много лет подряд.

 Мол, все вы на своем Западе фуфло, и президенты ваши фуфло, и делаете вы все не так, потому что меня не слушаетесь.

 Этих тоталитарных советских тиранов нужно так вот и так, в хвост и в гриву, мать их за ногу.

 А вы разрядку тут посмели, меня, Исаича, не спросившись.

 И вещал он каждый день без перерывов и даже без пауз, причем распиарили они его так, что заткнуть никак не получалось.

 Страшно много крови он из них выпил.

 А потом свобода и к нам докатилась.

 И Исаич засобирался домой.

 И не просто как-нибудь - коня себе белого приготовил.

 Не в прямом, конечно, смысле.

 Высадился на берег моря, как Наполеон - и поехал, поехал.

 С востока на запад. Месяц ехал, напрягался, всех по своему маршруту напрягал, митингов требовал с хлебом-солью и возможностью наши власти обгадить с трибуны.

 Под медные звуки духового оркестра.

 Потому что мысль у него была тайная.

 В лесу американском, под стук своих красных колес, он офуел совсем и решил, что мы захотим его новым царем избрать.

 За то, что он нас предал и про наш ГУЛАГ всем настучал так страстно, как будто у них своих ГУЛАГов не было.

 Почему я так грубо об Исаиче: мол, офуел?

 Да потому, что позорный «фуй» вместо нашего красивого слова это его изобретение.

 А еще потому, что это правда.

 Только офуевший мог до такого додуматься.

 О желании своем поправить нами на старости лет Исаич осмотрительно молчал.

 Может, про ГУЛАГ вспоминал, а может, просто возомнил о себе что-то совсем уж неподобающее.

 Что он один - ум, честь и совесть эпохи.

 Значит, ему и флаг в руки дадут.

 Правда, мы ему вместо флага всучили в руки кое-что поменьше - то, что офуевшему больше пристало.

 Кстати говоря, если бы Исаич орал, как там его в американском лесу научили:

 «Хэллоу, ай вонт ту би йор президент!», - то Бог знает, чем дело бы кончилось.

 У нас страшно любят юродивых, да еще лауреатов.

 Собрал бы деньжат, отпиарили бы его, и был бы вместо «Яблока».

 Веселый Жирик бы на нем натешился всласть - вместо того чтобы баб душить, Исаича в Думе за бороду таскал бы.

 Вообще-то, за царское место у нас драться положено, а Исаич трусоват, не драчун.

 Он все ждал, что мы ему шапку Мономаха благодарно нахлобучим только за то, что он к нам пожаловал.

 Нобелек Исаич наш приехал на красных колесах. А ему вместо этого помахали ручкой и забыли.

 Исаич обиделся и начал выдумывать, как бы нам тут все обустроить.

 И снова объебал их.

 Они в него большие деньги закачали, они справедливо ждали, что Исаич, приехав к нам, будет петь по их нотам.

 Нет, он опять затянул что-то свое, тоскливое и непонятное.

 Из всего его обустройства у меня в памяти осталась только «среднеазиатская подбрюшина».

 Ну, гений, ну умеет же сказать!

 Наши желтые братья ему в жизни эту подбрюшину не забудут.

 А вся Восточная Сибирь по Исаичу тогда вообще жопой выходит, Камчатка - хвостом, а Владивосток - задним проходом.

 В третий раз Исаич решил объебать уже всех сразу.

 То есть и нас в том числе.

Еврейский вопрос он покрыл, как воинственный хомячок слониху.

 Пока одним только первым томом.

 Если кто-то когда-то думал, что Исаич сам не еврей, и жены его не еврейки, и дети его тем более на евреев не похожи, то думать ему теперь не о чем.

 Потому что этого думавшего о таких пустяковых вещах Исаич снова объебал.

 Хитрый он, как сто евреев или четыреста армян.

 Над схваткой вознесся, как орел.

 И вашим и нашим по ведру помоев, а самый умный - он, Исаич.

 Да, погромы были, но евреи их сами провоцировали, можно сказать, организовывали.

 Из револьверов стреляли в безобидных погромщиков с топорами и ломами в руках.

 Да, цари евреев посадили за черту оседлости, но исключительно потому, что евреи царям наступали на мозоли.

 Пооткрывали свои банки.

 Железных дорог понастроили.

 Амбивалентно сделан первый том, даже и второго не хочется.

 Читаешь - и душа радуется.

 Как он снова всех рассудил!

 Но не все понимают, зачем он уже пятьдесят лет всех рассуживает.

 А нобелек наш Исаич просто объебывать любит.

Если поживет еще пару лет, мы от него дождемся, что ГУЛАГ был правильный, необходимый и Сталин был великий вождь.

 Исаича, нобелька нашего приблудного, мы на нашей великой Родине заткнули, как фонтан Козьмы Пруткова.

 Дали отдохнуть фонтану - и отдыхает.

 Сколько лет он их водил за нос, скрывал за нудными проповедями свою простую обиду за то, что его не пус- тили к столу.

 А мы его нескромные планы раскусили в считанные дни.

 Нас так просто не объебешь.

 Мы сами умеем и учить, и лечить, и грузить, и лапшу вешать.

 У нас назвался груздем - козленочком станешь.

 Раз в год пять минут даем ему поныть перед телекамерой о том, как золотой миллиард богатых душит остальных, бедных.

 А дальше его дело воробьиное: почирикал - и на жердочку.

 Мы даже не спрашиваем, ты сам-то, Ксаич, из какого миллиарда происходишь и почему так кипятишься вдруг?

 Почему свои миллионы несчастным жертвам СПИДа не отдашь?

 Мы просто ждем возможности отлить его в бронзе - чтобы наконец пользу приносил Отечеству.

 Памятников тем, кто их объебал, у нас еще не ставили. Исаич - кандидат номер один.

 Мораль в связи с Исаичем такова: наши предатели легко объебут их, но не нас.
Tags: солженицын, юмор и сатира
Subscribe

promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment