mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

Хрущёв — союзник Запада и погромщик Православия, Ч.1/5

Хрущёв и его церковная политика
Часть 1

Чего добивался «дорогой Никита Сергеевич»? Построения коммунизма или развала СССР? Какой была церковная политика Хрущёва? Была ли она связана с Ватиканом и даже США? На эти вопросы мы попробуем ответить. ©
~~~~~~~~~~~


Хрущёв вошёл в раж, выступая в ООН. Сентябрь 1959 г. Из книги Таубмана

В октябре 2009 г. либералы громко горевали по поводу 45-летия смещения в 1964 г. Хрущёва, назвав его «добрым диктатором».

16 февраля 2010 г. незаметно исполнилось 50 лет (1960 г.) смелой речи Патриарха Алексия I (Симанского) в Кремле, на Конференции советской общественности за разоружение. Тогда Патриарх обличил гонителей христианства и подчеркнул вековую связь Православия и русского патриотизма. Напомнил, что ещё «на заре русской государственности» Церковь «… осуждала ростовщичество и рабовладение» («Журнал Московской Патриархии», далее – «ЖМП», 1960, № 3, с. 33-35).

Естественно, эта речь привела Хрущёва в ярость. Например, в массовом журнале «Огонёк» (1960, № 8, с. 5) Конференции была посвящена лишь небольшая сухая заметка, в которой Патриарх Алексий даже не упоминался. Рядом под заголовком «Сердечные встречи» сообщалось о поездке Полянского, хрущёвского выдвиженца и тогда председателя Совета Министров РСФСР, по городам США. Чуть раньше, в № 7, «Огонёк» хвалил «дух Кэмп-Дэвида», говоря о пребывании Полянского в Майами, Чикаго, Филадельфии. Фото «Огоньку» предоставило американское агентство «Ассошиэйтед пресс». Эти публикации отражают дух хрущёвских «реформ»: США – желанный, иногда критикуемый, но манящий идеал, а Русское Православие нетерпимо.

Уильям Таубман, работавший на Рокфеллеров, издал книгу “Khruschev: The Man and his Era” (Нью-Йорк – Лондон, 2003). Русский перевод «с незначительными сокращениями» вышел под заголовком «Хрущёв» в серии «Жизнь замечательных людей» (М., 2008). Таубман приводит знаменательный факт: в 1963 г. Хрущёв слушал западные радиостанции и пересказывал их содержание советским чиновникам (с. 657).

Пожалуй, Запад не был антиподом хрущёвскому строю. Та же страсть к роскоши и моде, пренебрежение к чужому мнению, скрытность при подготовке политических репрессий – дабы не «запятнать» либеральное имя.

Именно Патриарх Алексий I (+1970), 40-летие со дня кончины которого исполнится 17 апреля 2010 г., возглавил православное сопротивление хрущёвскому режиму «тоталитарной оттепели».

23 июля 2010 г. мы отметим столетие со дня рождения Патриарха Пимена (Извекова) (+1990), оклеветанного диссидентами и «шестидесятниками».

Кем же был Никита Сергеевич Хрущёв?

Официально - сын крестьянина деревни Калиновка Курской губернии. Сын крестьянина, ненавидевший Православие и влюблённый в Ватикан, реабилитировавший западенцев-бандеровцев и равнодушный к бедствиям русской деревни? Одно с другим не вяжется.

А что если Хрущёв - выходец из Галиции или Польши, как и его последняя жена Нина Петровна Кухарчук, родившаяся где-то под городом Холм (по-польски Хелм)? Тогда польский корень фамилии – chrusciel «хрущель», то есть птица «коростель», «дергач».

Кстати, Иоанн XXIII, папа в 1958-1963 гг., молился за Хрущёвых, подарил Раде Хрущёвой чётки. Она вспоминала: «Когда пришло сообщение о кончине Иоанна XXIII, для меня это был удар: ушёл из жизни человек, отныне мне близкий, ставший частью моего собственного «я» (см.: католическая газета «Свет Евангелия», №16 (413), 2003).

Таубман поясняет: «Сам Хрущёв всегда отмечал день рождения 17 апреля. Однако в книге записей гражданского состояния в Архангельской церкви его родной Калиновки дата рождения Хрущёва – 15 апреля» (с. 704).

Это ляп. Церкви – не ЗАГСы, и там были метрические книги. Что если русский крестьянин Хрущёв, записанный в метрическую книгу церкви села Калиновка 15 апреля 1894 г., и политик Н.С. Хрущёв, отмечавший свой день рождения неизменно 17 апреля, – два разных человека?

Таубман ссылается на Д.Шепилова, много лет работавшего с Хрущёвым: тот «не любил говорить о своём крестьянском происхождении» (с. 704). Зато не раз публично называл себя «маленьким Пиней», «сапожником Пиней», сидевшим в тюрьме «при царизме» и ставшим «старостой» камеры (Пиня - персонаж рассказа петлюровца Винниченко). О «Пине» Хрущёв говорил после смещения маршала Жукова в ноябре 1957 г., на Совещании коммунистических и рабочих партий в Москве в ноябре 1960 г., при встрече с «либеральной» интеллигенцией в декабре 1962 г. (с.16, 285, 303, 640).

Таубман сообщает, что дом в Калиновке, где, как принято считать, родился Хрущёв, давно снесён, и детских фотографий Никиты нет. О своём отце он не говорил, и Рада Хрущёва, его дочь, «так и не узнала, где же находится» могила её деда по отцовской линии (с. 37, 39, 44). Хрущёв упоминал в 1958 г. «ту шахту», на которой работали в Донецке (тогда Юзовке) он и его отец (с.50), однако не уточнял, на какой именно. По Таубману, Хрущёв стал «… учеником слесаря-еврея по имени Яков Кутиков на фабрике инженерной компании Боссе и Генфельда, неподалёку от шахт, в так называемом старом городе…». Фирма Боссе и Генфельда была немецкой (с. 55).

В 1959 г., во время пышного визита в США, Хрущёв встречался с американской верхушкой, включая и Нельсона Рокфеллера. Рокфеллер напомнил, что около 500 тысяч выходцев из царской России эмигрировали в США в конце XIX – начале ХХ века. Хрущёв ответил: «Я и сам едва среди них не оказался. Я серьёзно подумывал, не уехать ли». - «Тогда сейчас вы бы руководили каким-нибудь из наших многочисленных профсоюзов», - заметил на это Рокфеллер» (с. 59).

Таубман знает фотографии Хрущёва примерно с 1916 г., когда тому было больше 20 лет. Никита в костюме с галстуком, украинской рубахе с вышивкой, смокинге и галстуке-бабочке. Если бы не февральская революция 1917 г., которую Хрущёв встретил с ликованием, он мог бы стать «инженером или заводским управляющим» (с. 60, 62).

По словам Таубмана, в биографии Хрущёва есть «пробелы» и «скелеты в шкафу»: его близость к троцкистам в начале 1920-х гг., отсутствие сведений о фамилии его второй жены и тот факт, что с третьей, Ниной Кухарчук, он зарегистрировал брак «лишь в конце 1960-х годов» (с. 77, 78).

В.Пронин, бывший председатель Моссовета, говорил о Хрущёве, что «… над ним висел дамоклов меч. В 1920 г. Хрущёв голосовал за троцкистскую платформу» («Военно-исторический журнал», далее «ВИЖ», 1994, № 4, с. 89).

Не означают ли связи с троцкистами, что Хрущёв, как и Троцкий, мог заимствовать чужие документы, взять «революционный псевдоним»?

Биография Нины Петровны Хрущёвой (Кухарчук) тоже неясна. Таубман упоминает, что она «родилась 14 апреля 1900 года в деревне Васильево Холмской губернии, в украинской части царства Польского, входившего до революции в состав Российской империи» (с. 79).

Но в 1900 г. Холмской губернии не существовало. Был лишь Холмский уезд Люблинской губернии. Холмскую губернию создали позже, 23 июня 1912 г. Николай II утвердил закон, принятый Государственной Думой и Государственным Советом, - несмотря на яростное сопротивление польской шляхты и костёла. «Гмина» (волость) и уезд, где русских было 30%, отходили к Холмской губернии. Цель – остановить полонизацию и укрепить Православие.

Много для Холмщины сделал Евлогий (Георгиевский), сначала, с 1902 г., епископ Люблинский, викарий Варшавско-Холмской епархии, затем самостоятельный епископ и архиепископ Холмский. В его епархию в 1905 г. включили две огромные губернии - Люблинскую и Седлецкую. Юго-западом Холмщины был Белгорайский уезд (ныне Билгорай в Польше).

Владыка Евлогий в мемуарах «Путь моей жизни» (Париж, 1947; М., 1994) подробно описал интересы польский и русский, интерес подрядчиков, но «украинцев» не видел. Упомянул, что «только 2-3 учителя-«самостийника» были против его почти единогласного избрания депутатом III Государственной Думы в 1907 г. (с. 175).

К так называемым «упорствующим», формально православным, но на деле униатам, «язве» края (с. 128), через австро-русскую границу из австрийской Галиции тайком приходили ксёндзы служить мессы. Через границу шла и контрабанда (с. 132).

Таубман называет Нину Кухарчук «этнической украинкой», но это нелепица. В Российской империи были малороссы. Миф об «украинстве» придумали ученики австрийских иезуитов типа Грушевского. Родным языком Кухарчук, по Таубману, «был украинский». Опять несуразица – такого языка не знали малороссы. «Украинскую мову» сочинили в Австро-Венгрии, однако в Российской империи «мовой» никто не пользовался. На Холмщине, как свидетельствовал Владыка Евлогий, русский язык был языком крестьян и духовенства, польский – шляхты, ксёндзов, рабочих-католиков.

По воспоминаниям Кухарчук, её мать получила в приданое «один морг (0,25 га) земли, несколько дубов в лесу и сундук (скрыню) с одеждой и постелью». Семья её отца владела «2,5 моргами (3/4 га) земли, старой хатой, маленьким садом со сливовыми деревьями и одной черешней на огороде».

Странно, что уроженка Холмского уезда Кухарчук мерила магдебургскими моргенами по 0,25 гектара, а не гораздо большими холмскими моргами по 0,56 гектара. А была ли Кухарчук в самом деле с Холмщины?

Skrzynia «скрыня» – по-польски «сундук». Видимо, Кухарчук вышла из польской или даже германо-польской среды, но, говоря «классовым языком», не из пролетариев. «Несколько дубов в лесу», «сад со сливовыми деревьями» – связь со знатью. Леса – собственность польских латифундистов. Так, Замостский уезд Люблинской губернии почти целиком принадлежал графу Замойскому, при котором были и ксёндзы, и туча зависимых от него лиц (Евлогий (Георгиевский), с. 129, 133, 141).

Согласно Таубману, Нина Кухарчук в 1912 г. приехала в Люблин, где «год» училась в школе (какой – не указано). «Ещё год» в Холмской школе, тоже безымянной. Затем наступил 1914 г. Началась Первая мировая война. Но Таубман её не заметил. У него по-американски просто: «В это время разразилась Гражданская война» (с. 79).

Далее описаны приключения Нины Кухарчук. То нападают австрийцы, то русская армия «освободила деревню», но «мать Нины вместе с двумя детьми стала беженкой». Во время бегства «… они встретили главу семьи и некоторое время находились при отряде, в котором служил Пётр Кухарчук». «Отряд»? Но в царской России были полки, дивизии и армейские корпуса, объединённые в армии.

Продолжение тоже загадочно: «Командир отряда дал Кухарчукам письмо к епископу Холмскому, который устроил Нину в школу для девочек, эвакуированную из Холма в Одессу».

«Туда не принимали детей крестьян, - вспоминала позднее Нина Петровна. – Учились там дочери попов и чиновников по особому подбору. Я попала туда в силу особых обстоятельств военного времени, описанных выше» (с.79).

Но из мемуаров Владыки Евлогия следует иное. Леснинский монастырь, располагавшийся близ г. Белы Седлецкой губернии, учредил много школ и училищ разного профиля, причём бессословных, туда принимали всех детей. Школы, женская гимназия и приюты при отступлении русской армии были организованно эвакуированы в 1915 г. большей частью в Бердянск на Азовском море, частично – в Ростов-на-Дону (Евлогий (Георгиевский), с. 105, 255, 292, 319, 322). Другие холмские монастыри и их приюты переместили в Киев и Москву (с. 250, 258), но никак не в Одессу.

У Таубмана читаем о школе, эвакуированной в Одессу: «Закончив школу в 1919 году, Нина Петровна некоторое время работала в школе - выписывала дипломы и переписывала документы» (с.79).

Возможно, и себе переписала? Ведь концы с концами не сходятся. Зато всё сойдётся, если речь вести не о православной школе, которая вызывала у Кухарчук неприязнь (там же «дочери попов и чиновников»), а о католической. В Люблине был свой папский «бискуп». Его поддерживал граф Замойский и польские революционные активисты (жолнеры). Наконец, были торговые школы подрядчиков, не подчинявшиеся ни русским архиереям, ни ксёндзам. Разумеется, подрядчики Западного края говорили по-польски и в «скрыне» (сундуке) хранили отнюдь не номера ленинской газеты «Искра».

Нина Кухарчук стала «первой леди СССР» при Хрущёве, но, как признаётся Таубман, в браке с «мужем» не состояла. Однако могу предположить, что их карьерный союз, длившийся десятилетиями, имел униатскую основу.

При Сталине существовали материалы о галицийском (польско-язычном) происхождении Хрущёва. Тот на жарком пленуме 1957 г. проговорился: «Да меня самого обзывали польским шпионом!». Но поляков не любил. Приехав в Варшаву в 1955 г., по обыкновению стал поучать. Когда одна полька вежливо напомнила, что они не невежды, Хрущёв пришёл в ярость: «Слышите?! Слышите, что они говорят?! Вот вам поляки: всегда думают, что всё знают лучше всех!» (Таубман, с. 353, 319).

Как и прочие «хрущеведы», Таубман не интересуется церковной политикой своего «героя». Были-де «гонения на религию», «возможно» - «как новый этап десталинизации – отход от сталинского компромисса с церковью, возвращение к воинственной и непримиримой ленинской позиции» (с. 556-557). Но гонений на католиков Хрущёв, как мы знаем, почему-то не устраивал.

В ноябре 1944 г., когда Сталин ещё не принял мер против униатов, Хрущёв присутствовал на похоронах униатского митрополита Андрея Шептицкого, известного пособника Австро-Венгрии, затем и «третьего рейха» (К.Н.Николаев. Экспансия Рима в Россию. Восточный обряд. Рим – Польша – Россия. М., 2005, с. 229).

Владыка Евлогий писал, что познания Шептицкого в православном богословии «не выходили за пределы самых обыкновенных учебников», но «зато в понимании жизни, политики он был драгоценнейший человек для австрийского генерального штаба. Он прекрасно разбирался в вопросах об отделении Украины, об устройстве унии…» (с. 305).

В книгу Таубман вкрапляет, казалось бы, малозначительную подробность: первым иностранным политиком, с которым встретился Хрущёв, достигнув власти, был австрийский канцлер Юлиус Рааб (с. 383). Это случилось в апреле 1955 г. Хрущёв тогда хвалился, что ориентируется в мировой политике «и без сталинских указаний». Что за этим последовало, американский «хрущевед» не разъясняет.

А последствия таковы. К сентябрю 1955 г. Хрущёв вывел войска из Австрии, забыв, как мужчины-австрийцы от 18 до 60 лет сражались на стороне Гитлера всю Вторую мировую войну. Но советские войска могли и дальше оставаться в Австрии: разделённая на четыре зоны – три западных и советскую, она не имела никакого влияния.

Хрущёв передал австрийцам даже права на нефтяные промыслы и нефтеперерабатывающие заводы советской оккупационной зоны в обмен на разовую поставку 10 млн. тонн сырой нефти, но в 1958 г. сократил и этот объём наполовину, к радости Рааба. Согласился даже не требовать с австрийцев репараций. Отдав им 419 заводов (наша доля трофейной германской собственности), он оценил их всего в 150 млн. долларов. Но и этих денег СССР не получил. Хрущёв согласился на «оплату» австрийским ширпотребом, скорее всего, завезённым из США по плану помощи – «плану Маршалла».

Рааб получил католическое образование у монахов-бенедиктинцев. В Первой Мировой войне против царской России он служил австрийским офицером-сапёром в Галиции. Во время Второй мировой войны, при нацистах, возглавлял фирму, якобы занимавшуюся «дорожным строительством», был дружен с гауляйтером Австрии. После войны возглавил католическую, так называемую «народную» партию. Какую роль в сговоре Хрущёва с Раабом сыграл Ватикан?

Говоря языком «перестройки», это был «прорыв», сделка с Западом при сознательном попрании интересов СССР ради австрийского католицизма. Как видим, политика Хрущёва была тщательно продуманной, и его присутствие на похоронах Шептицкого – не случайно.

Ссылаясь на Андрея Шевченко, ближайшего помощника Хрущёва, Таубман утверждает, что тот после смерти Сталина поставил крест на могиле свой матери в Киеве и перекрестился. Таубман не уточняет её вероисповедания (с. 47).

Итак, подлинная биография и происхождение Хрущёва, как и его жены Нины Кухарчук, не известны, и, скорее всего, они были из австрофилов, униатов-западенцев. И Хрущёвых не возмущало, что их друг, папа Иоанн XXIII (Ронкалли), был папским нунцием (послом) одновременно в оккупированной фашистами Греции, а также в Турции, где посредничал в попытках заключить сепаратный мир между «третьим рейхом» и Западом. Позднее, с 1944 г. он защищал «епископов»-петеновцев, прислуживавших «рейху», от гнева генерала де Голля. Ронкалли дождался отставки де Голля в 1946 г., а в 1952 г. за рвение получил кардинальскую шапку и был переведён в Венецию. В 1959 г., став папой, «благословил» умиравшего во франкистской Испании «поглавника» (фюрера усташей) Павелича, виновного в геноциде православных сербов в 1941-1945 гг.

Иоанн XXIII открыл 11 октября 1962 г. так называемый 2-й Ватиканский «собор», закрытый 8 декабря 1965 г. уже при следующем папе Павле VI (Монтини) (1963-1978), о чьих масоно-фашистских и банковских связях написано на Западе немало. При видимости свободы мнений, президиум из кардиналов-верховодов направил «собор» в обычное прокрустово ложе. Всё, что папа предложил, одобрили, а всё выходившее за рамки – отсекли.

Хрущёв открыто имел отношения с папами Иоанном XXIII и Павлом VI, негласно, как мы увидим далее, с Пием XII (Пачелли) (1939-1958), союзником Гитлера, Муссолини, позже – США.

Не надо верить мифам, что Хрущёв каждую копейку берёг, душил Русскую Православную Церковь налогами, чтобы очередную пятиэтажку построить. Он был щедр, но к другим. Например, в январе 1958 г. дал египетскому диктатору Насеру огромный кредит в 700 миллионов рублей на 12 лет и под ничтожный процент (2,5% годовых). Ещё СССР соорудил Египту исполинскую Асуанскую плотину.

В 1960 г. две африканские колонии – Британский и Итальянский Сомалиленды - объединили в государство Сомали. Хрущёв в 1961 г. выдал Сомали долгосрочный кредит, решил даром возвести там госпитали, школы, типографию и радиостанцию. Ныне от Сомали остались четыре-пять племенных союза, пиратствующих в Индийском океане и получающих богатый выкуп.

Между тем русская деревня нищала. Опальный маршал Жуков, переживая трагедию крестьян, не мог повлиять на события и обратился к Ворошилову, Председателю Президиума Верховного Совета СССР: «Ты пошёл бы и рассказал Хрущёву, до чего деревня дошла». Ворошилов ответил: «Нет, хочу, чтобы меня похоронили на Красной площади» (М.Г.Жукова. Маршал Жуков – мой отец, с. 174).

Обычно не вспоминают, что, достигнув власти, Хрущёв получил три звезды Героя Социалистического Труда. А 17 апреля 1964 г. - ещё и звезду Героя Советского Союза, хотя в атаки не ходил, воздушным асом не был. Таубман ложно уверяет, что на 70-летие у Хрущёва появилась «… на груди ещё одна звезда Героя Социалистического Труда» (с. 663). Нет, Хрущёв стал именно Героем Советского Союза, якобы и за заслуги военного времени, но спустя почти двадцать лет после Победы. Однако он был лишь членом военного совета, или партийным присутствующим в штабе. Его предел за всю войну – генерал-лейтенант, всегда подчёркнуто лояльный Сталину, которого, кстати, страшно боялся.

Вот пример из воспоминаний маршала А.М.Василевского: «… на тех фронтах, где я был представителем Ставки, он /Хрущёв/, как член военного совета этих фронтов и член Политбюро ЦК партии, всегда держал со мной самую тесную связь и чуть не всегда выезжал со мною в войска». Когда же Хрущёва в Москву не вызывали, он «не раз обращался ко мне с просьбой позвонить И.В.Сталину и попросить разрешения лететь вместе… И.В.Сталин всегда такие разрешения давал, и мы улетали в Москву и возвращались вместе». Отношения Василевского с Хрущёвым «резко изменились» после его обвинений в адрес уже умершего Сталина, что тот-де не разбирался в стратегически-оперативных вопросах. «Я до сих пор не могу понять, как он /Хрущёв/ мог это утверждать», - писал Василевский («Дело всей жизни», изд. 6-е, кн. 1. М., 1988, с. 267-268).

Достигнув единоличной власти, Хрущёв гордился, что пустил на слом готовые крейсера. Обожал свободу слова и внимательно читал доносы – кто из военных критикует его «мудрое» и «справедливое» правление. Не терпел фронтовиков, сокращая армию и флот и выгоняя людей, полных сил, в отставку - на нищенские пенсии.

Сам жил в усадьбе бывшего московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, убитого террористами в 1905 г. В этой усадьбе Хрущёв принимал летом 1959 г. Никсона, вице-президента США. Тот рассказывал: «Самое роскошное поместье, какое я когда-либо видел. Особняк размерами больше Белого дома окружён тщательно ухоженными садами и лужайками; мраморная лестница спускается к Москве-реке» (Таубман, с. 284, 455).

Но и ЦРУ, и американский Объединённый комитет начальников штабов первоначально, в марте 1953 г., проглядели хрущёвский бросок к власти, считая, что ключевые позиции надолго занял Маленков («ВИЖ», 1997, №1, с. 31). В то время «… единственным на Западе, кто предрёк приход к власти Хрущёва», был К.Мельник, впоследствии, в 1959-1962 гг., при президенте де Голле, куратор французских спецслужб («Аргументы и факты», 2009, № 30, с. 41). Но начинал Мельник в 1949 г. у иезуитов, в «русском отделе ватиканской разведки» при кардинале Тиссеране, «бывшем французском военном разведчике в Первую Мировую войну» («Русская мысль», № 4356, 08.03.2001).

Видимо, ватиканская сеть не поставила в известность о своих выводах верхи США. Дружба Хрущёва с США могла зародиться позднее.

Хрущёв правил одиннадцать лет, с сентября 1953 г. по октябрь 1964 г. Осенью 1953 г. он стал Первым секретарём ЦК КПСС, а весной 1958 г. – ещё и Председателем Совета Министров СССР. Всего этого не было бы, если бы не маршал Г.К.Жуков. Именно Жуков избавил страну от Берии в июне 1953 г. и в июне-июле 1957 г. поддержал Хрущёва против «антипартийной группы», имевшей большинство в Президиуме ЦК.

Таубман утверждает: маршал Жуков не раз высказывал недовольство политикой Хрущёва и на июльском пленуме 1957 г. намекнул, всё-таки, на его прошлое (с. 345, 352, 353, 394).

Всем известно, что уже в конце октября 1957 г. Хрущёв оклеветал маршала и изгнал его из рядов Вооружённых Сил. Узнав, в свою очередь, о смещении Хрущёва в октябре 1964 г., Жуков выпил коньяка за радостное событие и, разговорившись, сказал своему водителю: «Ты же знаешь, Александр Николаевич, Хрущёв не был таким тогда» - т.е. в середине 1950-х гг. (А.Н.Бучин. 170 000 километров с Г.К.Жуковым. М., 1994, с. 179).

Поведение Хрущёва – свидетельство лицемерия, умения играть в сердечную дружбу. Даже Таубман считает, что у Хрущёва был «… актёрский талант, с которым он скрывал своё растущее интриганское мастерство под убедительной маской грубого, простоватого и ограниченного «мужлана» (с. 250).

Аналитик ЦРУ У.Спар в книге «Жуков. Взлет и падение великого полководца» (М., 1993) разбирает его действия как министра обороны СССР (1955-1957): ограничение влияния партийных работников на жизнь Вооружённых Сил, изъятие погранвойск из ведения госбезопасности и передача их армии. Жуков не упоминал руководящую роль партии и резко критиковал военную доктрину США. Он «действовал вопреки политике собственного правительства», не проявляя уважения к суверенитету стран Варшавского договора. Во время своего последнего визита в нейтральную Югославию, маршал, плывя на крейсере, раздражённо сказал об американских кораблях в Средиземном море: «Даже здесь они чувствуют себя, как в своей вотчине». И на приветствие американской эскадры велел ответить только: «Благодарю» (с. 229, 230, 233, 234, 236, 237, 242).

Причина смещения Жукова была-де традиционной – «боязнь сильной личности» (с. 258). Однако причин было больше, и Спар это знает. Избавившись от Жукова, Хрущёв начал одностороннее разоружение СССР, крайне выгодное для американцев.

Маршал Жуков, неизменно жёстко-лаконичный, писал о своих переговорах в Женеве в 1955 г. с президентом США: «Эйзенхауэр говорил уже совсем по-другому, нежели в 1945 году. Теперь он твёрдо выражал и отстаивал политику империалистических кругов США». Но и в 1945-1946 гг. Эйзенхауэр и Монтгомери «… по многим вопросам имели особые указания, которые противоречили принятым ранее решениям». Оба старались сохранить «… военно-экономический потенциал западных районов Германии, которому отводилась особая роль, вытекающая из послевоенной империалистической политики США и Англии» («Воспоминания и размышления». М., 11-е издание, дополненное по рукописи, 1992, т. 3, с. 343-344, 351-352).

Жуков, русский полководец и патриот, не шёл на поводу у Запада. Маршал не допускал и мысли о пересмотре итогов Второй Мировой войны.

Другая причина изгнания маршала Жукова (о которой обычно не говорят) – он был православным, знал и отмечал церковные праздники. Летом 1964 г. ездил с семьёй в Троице-Сергиеву Лавру. Патриарх Пимен в 1971 г. пригласил маршала «… на свою интронизацию и духовный концерт». Жуков по болезни пойти не смог, на концерте были его супруга и дочь. Ещё в конце 1940-х гг., командуя Уральским военным округом, Жуков публично ответил Ермакову, одному из цареубийц: «Палачам руки не подаю» (см.: М.Г.Жукова. Маршал Жуков – мой отец. М., 2004, с. 68, 69, 111, 168, 181, 182, 185). Этот же факт привёл и екатеринбургский краевед В.Б.Четвериков в 1992 г. («Литературная Россия», 24.07.1992, с. 6).

Американский историк А.Аксель, автор книги «Маршал Жуков. Человек, победивший Гитлера» (Нью-Йорк, 2003; русск. пер.: М., 2005), обращает внимание: Жуков был «абсолютно русским человеком», любившим русскую классику – Пушкина, Островского, Тургенева, русские военные оркестры, народные песни и танцы, русскую еду (с. 245, 246). Когда Жуков умер в июне 1974 г., газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала сообщение о его смерти не на первой, а на 46-й странице, в 8-й колонке (с. 262).

Решительный и всегда независимый маршал не допустил бы гонений на Православную Церковь. И пока Жуков был в правительстве, Хрущёв скрывал свои цели. Например, митрополит Вениамин (Федченков) в ноябре 1955 г. отмечал благожелательное отношение народа и интеллигенции к Церкви, безопасное посещение храмов, залётных лекторш-атеисток слушатели легко ставили в тупик. Злобные статьи в газетах появлялись, но ещё не делали погоды («Записки архиерея». М., 2002, с. 681-683).

Таубман, естественно, не касается этого, но приходит к верному выводу: после смещения маршала Жукова в октябре 1957 г. власть Хрущёва стала «единоличной и непререкаемой» (с. 399).

Хрущёв – антипод Жукова и, как принято говорить, человек диалога с Западом. Таубман вскользь упоминает интервью Хрущёва корреспонденту «Нью-Йорк таймс» от 10 октября 1957 г. (с. 415, 767). Что Хрущёв обсудил с гонцом «Нью-Йорк таймс»? Эта газета ещё с XIX в. связана с таинственной организацией «Таммани-холл», выдвигающей и задвигающей политиков (см. мою статью «Демократия и криптократия» // «РВ», 2008, № 14).

Во время визита в США в 1959 г. Хрущёв был на обеде на 1600 персон, устроенном мэром Нью-Йорка Робертом Вагнером. К его речи Хрущёв отнёсся спокойно и ответил: «всякий кулик, по русской пословице, своё болото хвалит» (Таубман, с. 466).

«Кулик», птица, бывает и коммунистической и демократической? Вагнер отличался широтой взглядов. Назначал на ответственные посты афро-американцев и испано-язычных. Конечно, Таубман не сообщает о связях мэра Роберта Вагнера-младшего и его отца, сенатора Роберта Вагнера-старшего, эмигранта из Германии, с «Таммани-холлом». Ссора мэра Вагнера с «Таммани», если, конечно, это не было игрой на публику, обнаружилась только в 1961 г. Позднее, в 1968-1969 гг., Роберт Вагнер был послом США в Испании, у Франко, а в 1978 г., после избрания папы Иоанна Павла II (Войтылы), стал американским послом в Ватикане.

Вагнер – католик-масон, в 1937 г. получил диплом юриста Йельского университета, гнезда ложи «Череп и кости». Умер Вагнер в 1991 г. в своём доме в квартале Манхеттен. Похороны были, разумеется, самые пышные.

По данным Таубмана, в 1991 г. сын Никиты Хрущёва Сергей «переехал в США, в город Провиденс, где проживает и по сей день». В 1999 г. получил гражданство США, работает в Институте международных отношений, основанном бывшим послом США в Москве Уотсоном. Правнучка Хрущёва Нина «защитила в Принстонском университете диссертацию» и «сейчас живёт и работает в Нью-Йорке» (с. 698, 699).

Ещё до своего первого (в 1959 г.) приезда в США, 1 декабря 1958 г., Хрущёв принял в Кремле американского сенатора Хэмфри. После встречи Хэмфри сказал о Хрущёве: «Этот человек нам подходит…» (Таубман, с. 445).

Поясню, что Хэмфри долгие годы входил в верхушку сената, в 1965-1969 гг. был вице-президентом США при президенте Джонсоне. В 1968 г. Хэмфри чуть было не стал президентом, оставаясь в «сферах» до середины 1970-х гг. В США существует исследовательский центр имени Хэмфри, занимающийся и Россией.

Запад так любил Хрущёва, что воспринял его смерть, как утрату союзника.

Примечательно, что некролог на Хрущёва в «Нью-Йорк таймс» в сентябре 1971 г. насчитывал… 10 тысяч слов, что было типично для всей западной печати (Н.Василиадис. «Сумерки марксизма», 6-е изд., Афины, 1986, с. 262, прим. 16).
Н. Селищев
член Русского Исторического Общества
«Русский вестник», 1 апреля 2010


Продолжение

Tags: РПЦ и церковь, архивы_источники_документы, биографии и личности, ватикан и папа римский, версии и прогнозы, внешняя политика и мид, заговоры и конспирология, запад, идеология и власть, история, капитализм и либерализм, католики и Ко, культ личности, либероиды и креаклы, мифы и мистификации, мнения и аналитика, нравы и мораль, опровержения и разоблачения, правители, православие, предательство, противостояние, пятая колонна, развал страны, русофобия и антисоветизм, русские и славяне, современность, социализм и коммунизм, ссср, сша, традиции, троцкизм, турция и византия, факты и свидетели, холодная война, христианство, хрущев
Subscribe
promo eto_fake март 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments