mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

ПМВ: Сказка про обиженную Германию

Мифы немецких колоний
Почему Германия отказалась от «колониального пирога»

В советские времена одной из главных причин Первой мировой войны было принято считать «борьбу за передел мира» между ведущими европейскими державами. В учебниках истории ее наглядно демонстрировали картой колоний: вот, смотрите — зеленым закрашено, что к 1914 году присвоила Англия, фиолетовым — владения Франции, Российская империя — она вон, единым розовым монолитом от Варшавы до Камчатки. Все свои колонии грабили, богатели на них, а Германия как единое государство появилась только в 1871 году и к разделу мира не успела. Досталось ей совсем немного — какое-то Того с Папуасией, вот потому и началась война. ©
~~~~~~~~~~~

Снимок
Король и немецкий колониальный офицер, 1915 год. Камерун

Но на самом деле все было куда как сложнее: колониальный фактор хоть и имел место, но за пределами Европы был точно второстепенным.

Острова невезения

Самый большой миф — что Германия не успела к разделу «колониального пирога». Скорее, напротив – немцы оказались чуть ли не первыми колонизаторами в Европе и отсутствие единого централизованного государства их колониальной политике нисколько не мешало.

Лозунг «Drang nach Osten» — «Натиск на Восток» — появился еще во времена Карла Великого и Барбароссы, в VIII-XIII веках, когда германские племена, исконно проживавшие в Западной Германии, развернули наступление на земли поморских и полабских славян. Славянский Липск стал Лейпцигом, Дрездяна — Дрезденом, Бреславль — Бреслау. Переварив эти территории, немцы двинулись дальше, в Прибалтику, основав Кенигсберг, Ригу и другие города. Какие-то народы они истребляли и ассимилировали (пруссы), остальных (латыши, эстонцы, чехи) сильно онемечили.

Так появились Восточная Германия, Пруссия, немецкоязычные Силезия и Померания, судетские, трансильванские, прибалтийские, дунайские немцы (а при Екатерине II — и немецкие колонии в Крыму, Запорожье, Поволжье и т.д.). Наверное, трудно даже вспомнить, у какого еще европейского народа был бы пример столь успешного расселения и колонизации на собственном континенте. Разве что только у русских, осваивавших Урал, Поволжье, Север и Причерноморье.

Предпринимались попытки обзавестись колониями и за морями, но там в отличие от Европы немцам почему-то не везло, словно над ними висело мистическое проклятие — нести свое «бремя белого человека» только на европейском континенте. За его пределами у других выходило лучше.


Карта германских колоний

Самый яркий пример — в XVI веке какое-то время немецкой колонией была целая Венесуэла, переименованная в Klein Venedig. Эта территория досталась в 1529 году аугсбургскому банкирскому дому Вельзеров за невыплаченные долги испанского короля Карла V. Казалось бы — какой шанс!

Но массовой миграции немецких колонистов в Венесуэлу не получилось. Индейцы и испанские поселенцы жили по-прежнему, также торговали с Испанией через Севилью. Вельзеры лишь назначали губернаторов, наложили лапу на большую часть добычи золота и серебра и обкладывали 4% налогом всю прибыль от иных видов деятельности. Точнее — так им казалось на бумаге, что наложили и обкладывали, а на практике присылаемые губернаторы заботились только о личном обогащении, занимаясь прибыльной работорговлей. Городов и дорог почти не строили, а индейцев не знакомили с христианством. Потенциально богатая колония не приносила прибыли, выплате королевских долгов не помогала, и потому в 1546 году за бесхозяйственность была отобрана испанцами у немцев назад.

Свою колониальную политику вело и курфюршество Бранденбург, позже ставшее одной из основных частей королевства Пруссия. В период правления Фридриха Вильгельма была основана Бранденбургско-африканская компания, в 1683 году майор Отто Гребен высадился на побережье современной Ганы, где основал колонию Гросс-Фридрихсбург. Она поначалу приносила некоторую прибыль за счет торговли драгоценными металлами и рабами, но явно не такую, на которую рассчитывали, и потому в 1718 году колонию предпочли продать голландцам. Более мелкие владения — остров Аргуин у побережья Мавритании (принадлежал германским колонизаторам в 1685-1721), город Вида на территории нынешнего Того (1700), Сент-Томас и Тортола (Виргинские острова, 1685-1720), Вьекес (около Пуэрто-Рико, 1689-93) постигла примерно та же участь.


Карта расположения Гросс-Фридрихсбурга —
колонии Бранденбурга в Центральной Африке

Свои попытки «зацепиться» в Америке и Африке делало даже Курляндское княжество (часть современной Латвии, тогда управлявшейся немцами). С 1654 по 1689 год курляндцы трижды пытались колонизировать остров Тобаго. Причем не захватить, а именно колонизировать — заселить латышскими крестьянами. В 1651 году курляндцы основали форт в устье реки Гамбии. Но снова «не срослось» с прибылью: расходы на сообщение с заморскими владениями оказались огромны, как и потери от тропических болезней, набегов пиратов, англичан и голландцев. В итоге и прибалтийские немцы свои заморские владения забросили.

Ту же участь разделил еще один амбициозный проект «Ханау-Индия» уже от немецкого герцогства Гессен — попытка создания в 1670-е годы немецкой колонии на землях нынешней Гвианы и Суринама. Снова вместо прибылей получился один убыток да банкротство. Казалось бы, как тут не поверить в мистику?

Никакой мистики, только бизнес

Вопреки тому, чему учили в советской школе, большинство колоний всех метрополий были убыточными. Тут можно вспомнить, например, российские владения на Кавказе и в Средней Азии, которые и в царские, и в советские времена сидели на дотациях. Или Итальянскую колониальную империю — звучит красиво, а на практике все итальянские колонии тоже проедали бюджеты из Рима. И не только несчастное Сомали, но даже богатейшая нефтеносная Ливия, в которой по иронии судьбы нефть нашли лишь после изгнания итальянцев.


Отто фон Бисмарк

Злая ирония судьбы здесь в том, что в руки самых первых колонизаторов — захвативших почти всю Латинскую Америку испанцев и португальцев действительно потекли огромные барыши. От разграбления накопленных за века индейцами сокровищ, от эксплуатации золотых и серебряных рудников, от вывоза «колониальных» продуктов — сахара, табака, каучука, новых овощей и фруктов, которые поначалу были в диковинку и стоили дорого. Позднее повезло и англичанам, примерно так же эксплуатировавшим захваченную Индию, золотые прииски в Австралии, алмазы Южной Африки. «Руки загребущие» выросли у всех, но такие примеры оказались скорее редкостью, чем правилом. Наверное, потому столь легко метрополии и расстались в ХХ веке с почти всеми своими колониями — попросту избавились от требующей огромных расходов (охрана территории, дороги, образование, медицина и т.п.) и мало чего приносящей взамен обузы и как раз начали богатеть, превращаясь в благополучную и сытую современную Европу.

Самые умные из немцев поняли это уже в XIX веке. Первый рейхсканцлер Германской империи Отто фон Бисмарк еще в 1871 году объявил, что колониальная политика не является для него приоритетом: «Мы не должны иметь уязвимых мест в других частях мира. Которые могут оказаться добычей для Франции в случае войны. Я не хочу колоний». До этого по его инициативе Пруссия в 1864 году отказалась от приобретения датских владений на тропических островах в Карибском море, предпочтя соседний Шлезвиг-Гольштейн, и острова были проданы США. В 1870 году Германия отказалась принимать от поверженной Франции Индокитай, предпочтя опять же куда более близкий и родной Эльзас.

И снова – одни убытки

Однако, при всей мощи своего влияния Бисмарк не мог игнорировать мнения других немецких империалистов, по-прежнему мечтавших о новых «кляйн-венедигах» и «ханау-индиях». «Самым выдающимся из них был историк и философ Генрих фон Трайтшке, — пишет исследователь Сергей Буталий, —который заявлял, что Британская империя была «чистым обманом, который скоро кончится». Английская идея свободы и учета интересов туземного населения казалась ему слишком сентиментальной и слабой, и он призывал осваивать колонии в русле «абсолютного господства белой власти». Как заявлял другой архитектор немецкой колониальной политики — Пауль Рорбах, «варварское население Африки, будучи неполноценными людьми, должно считать привилегией отдать свои земли Германии».


Генрих фон Трейчке

В 1873 году мечтателями о германских колониях было образовано так называемое «Африканское общество в Германии», которое ставило целью «исследование Африки», а в 1882 году — «Немецкое колониальное общество», объединившее свыше 15000 сторонников колониальной политики. Формально Бисмарк даже поддерживал эти затеи, поговаривая в узком кругу: «Вся история с колониями — надувательство, но оно нам нужно для выборов», ведь обывателю-лавочнику действительно нравится, когда его страна становится «великой» и прирастает новыми (пусть даже особо и не нужными) владениями.

В 1884 году «под защиту Германии» была передана территория современной Намибии — «Германская Юго-Западная Африка», выкупленная у местных вождей бременским торговцем Адольфом Людерицем, германское Того и Камерун, тоже приобретенный предпринимателем Адольфом Верманом. Годом спустя другой делец — Карл Петерс, являвшийся по совместительству главой «Немецкого колониального общества», выкупил Германскую Восточную Африку, занимавшую континентальную часть нынешних Танзании, Руанды и Бурунди.


Колониальные войска Немецкого Правительства, Камерун, Африка

Кроме того, в мае 1885 года в Океании под защиту Германии перешли Германская Новая Гвинея и архипелаг Бисмарка, Науру (1888), Палау (1899), часть Самоа, Марианские (1889), Каролинские (1885) и Маршалловы острова (1889). В пребывавшем в упадке Китае немцы обзавелись концессиями в Тяньцзине (1899) и Циндао (1897), успев научить китайцев пивоварению. 12% китайского пива лучших сортов до сих пор производит завод, основанный немцами.

Как известно, в годы Первой мировой войны почти все немецкие колонии (кроме Восточной Африки) были захвачены в первые же месяцы, а после войны были переданы по мандатам Лиги наций другим странам. Германская империя владела ими очень недолго – от 15 до 30 лет и потому при всем желании вновь не смогла получить никакой прибыли. Этому способствовала и действительно неразумная, жестокая политика колонизаторов в отношении местного населения, приводившая к постоянным конфликтам.

Колониальный порядок

В отличие от «мягкотелых» (но как-то оказавшихся способными удерживать свои владения веками) британцев и французов немцы изначально поставили жителей Африки на самую низкую ступень в иерархии на их же собственной земле. За все время германского владычества ни один (!) африканец не прошел натурализацию, чтобы получить полноценное германское гражданство. Зато им сразу же запретили владеть землей и лошадьми, перемещаться по колонии («бродяжничество»), созданная для «туземцев» судебная система не учитывала африканские традиции и широко применяла жестокие телесные наказания.


Планы территориальных приобретений Германии в Европе в представлении западных союзников в 1917 году

На территории нынешней Намибии — в Юго-Западной Африке немцам почти все время колонизации пришлось вести кровопролитную войну с местными племенами гереро и нама, чтобы отнять у них землю для будущих переселенцев из Германии. Против жителей Калахари воевало до 15 тысяч немецких солдат, война не только «встала в копеечку», но и сопровождалась настоящим геноцидом — этническими чистками, заключением женщин и детей гереро в концлагеря, изгнанием уцелевших в британские колонии. На рубеже веков в Юго-Западной Африке погибло до 80% местного населения, но большого количества немецких переселенцев в охваченную войной колонию так и не приехало — когда там установился мир, грянула Первая мировая.

Германский Камерун (который территориально был больше нынешней страны Камерун) «буянил» в меру, но зато усиленно поглощал дотации из Берлина. Благодаря субсидиям из имперской казны в колонии построили две линии железной дороги из портового города Дуала до сельскохозяйственных плантаций (160 и 300 км длиной), создали обширную телеграфную сеть, почту, систему речной навигации. Взамен в метрополию шло, конечно, какое-то количество бананов и ананасов…

Примерно так же «присосалась» к имперскому бюджету и колония Того, обещая взамен стать «образцовой». До самого конца убыточной оставалась и Восточная Африка, где тоже строились автомобильные и железные дороги, школы для местного населения на фоне постоянного подавления бунтов и восстаний обделенных и недовольных племен. Жизнь все более наглядно показывала правоту Бисмарка и заблуждения протофашистских «имперских романтиков».

Снимок
Погрузка бананов для отправки в Германию. Камерун. 1912 год

К началу Первой мировой войны в Берлине сложилась точка зрения, согласно которой судьба заморских колоний все равно будет решаться на европейском театре военных действий, в ходе которых предполагалось завоевать и присоединить к Германии «жизненное пространство» прежде всего в самой Европе.

Германия истратила огромные деньги на перевооружение флота, но так и не сумела догнать Британию, чтобы поддерживать надежный контакт с заморскими владениями. В результате защищать колонии империи площадью в 2 953 000 км² и населением в 12,3 млн человек должны были всего 15 тысяч солдат. И потому удивительно не то, что Того, Камерун, Самоа или Циндао были в общем-то легко сданы и пали в первые же месяцы войны, а то, что одна из германских колоний — Восточная Африка — сумела продержаться до самой капитуляции в 1918 году. Но это уже отдельная история.
Сергей Петрунин
«Русская планета», 3 июля 2014
Tags: 18-19-ее века, 20-й век, версии и прогнозы, войны и конфликты, геополитика и территории, германия, европа, история, колониализм, мифы и мистификации, опровержения и разоблачения, первая мировая
Subscribe

promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments