mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Чёрное обоснование очкования

По теме: «Чёрные лебеди» ПМВ и Революции в РИ | «Черные лебеди» глобализации

Тайна «черного лебедя»: коротко о теории прогнозов Наcсима Талеба

Индейку для Дня Благодарения регулярно и обильно кормят всю ее жизнь ровно до рокового четвертого четверга в ноябре, когда вместо очередной порции комбикорма появляется нож мясника. С точки зрения индейки, которая, возможно, даже обладает дипломом политолога или финансового аналитика, это несчастливое обстоятельство абсолютно необъяснимо: новый день должен был стать точной копией предыдущего, и ничто не предвещало беды. ©

Печальная история домашней птицы – хрестоматийный пример действия «Чёрного лебедя» – концепции, разработанной знаменитым ученым и практиком фондового рынка Нассимом Талебом (на фото). «Чёрный лебедь» – событие, характеризуемое непредсказуемостью, мощными последствиями для субъективной и объективной реальности и «ретроспективной объяснимостью» – желанием постфактум приписать явление к тривиальной последовательности взаимосвязанных событий. Поэтичное название феномена взялось из следующей истории: до открытия Австралии считалось, что существуют только белые лебеди, но когда на этом континенте впервые был обнаружен лебедь черный, это вызвало переворот в орнитологии.

«Чёрные лебеди» могут быть глобальными или персональными, позитивными или негативными. Неожиданная смерть, случайная встреча в лифте, средневековая «тюльпанная лихорадка», банкротство Lehman Brothers, война, выигрыш в лотерею, контакт с внеземной цивилизацией, открытие пенициллина, путешествие Колумба — примеров можно привести бесчисленное множество. Основной причиной для беспокойства являются, конечно, отрицательные явления, и какая-нибудь неожиданная популярность, несомненно, способна сильно изменить вашу жизнь, но с этим «лебедем» вы как-нибудь разберетесь.

ПОЧЕМУ

Наша уязвимость перед неопределенностью, по Талебу, связана с рядом особенностей человеческого мышления. Не вынося необъяснимости, мы склонны создавать искусственные причинно-следственные связи, зачастую не отдавая себе в этом отчета. События мы запоминаем в виде историй-нарративов, а не в виде отдельных фактов. Сравните:

1. Компания Михайлова выиграла тендер.
2. Компания Михайлова выиграла тендер благодаря связям.

Услышав обе фразы от разных собеседников, вы лучше запомните вторую – ваш мозг испытывает слабость по отношению к четким причинам и следствиям, которые на самом деле сужают ваше восприятие. У Михайлова могли быть лучшие условия или лучшие технологии, или он и вовсе был единственным претендентом, однако ваша память уже сделала из этой истории нарратив. Теперь у вас есть мнение о Михайлове и его бизнес-практиках, которое вы не задумываясь повторите в следующий раз, когда его имя всплывет в разговоре. Что важнее – узнав, что ОАО «Михайлов» принимает участие в очередном тендере, вы, при прочих равных, будете ожидать его победы, сделав, по сути, ничем не обоснованную ставку. Если же в своих предположениях вы зайдете так далеко, что прикупите «михайловских» акций под тикером MIHV, то в день оглашения результатов конкурса вас может ждать неприятный сюрприз.

Человеческая привычка искать несуществующие причины и основывать на них свое видение будущего – круглосуточный генератор чёрных лебедей (далее будет использовать этот термин без кавычек) – получила мощную опору в виде современной статистической науки. Выглядящая железной логика математических моделей внушает нам ложное чувство безопасности, позволяя на короткий промежуток времени поверить, что мы приручили неопределенность. Однако в какой-то момент в сверкающем предсказуемом будущем мелькнет чёрное перо, и наши прогнозы рассыпятся в пыль.

КАК

Основной теорией, внушающей аналитикам всего мира уверенность в своей безнаказанности, является т.н. нормальное распределение, или распределение Гаусса, о котором сегодня хоть что-то (в первую очередь, в связи с подтасовками на выборах) слышали все. Следующие несколько абзацев объясняют эту концепцию именно для тех, кто слышал что-то; более искушенные в этих вопросах читатели могут сразу перейти к части «Два пространства».

Нормальное распределение, называемое еще распределением Гаусса – одно из распространенных явлений окружающего мира. Если вы случайным образом выберете 200 человек из вашего города и измерите их рост, то вы обнаружите, что, наложенные на график, ваши наблюдения образуют примерно следующую картину:

Наибольшее количество наблюдений из этих 200 человек – люди среднего роста, образующие «голову» колокола. Чем экстремальнее становится величина, тем меньше наблюдений ей соответствует: «талию» составляют люди ростом ниже и выше среднего, «хвосты» распределения – низкие и высокие горожане. Так же будут выглядеть на графике суммы на вчерашних чеках из кафе «Пушкин», отклонения при стрельбе из новейшего израильского автомата «Meron», годовое колличество осадков, выпадающих в Баден-Бадене и многое, многое другое.

Главными параметрами любого распределения являются его среднее значение (здесь – ок. 163 см.), дисперсия (мера отклонения наблюдений от этого среднего) и стандартное отклонение (усредненный показатель меры этого отклонения, сигма). Предположим, расчитанное нами стандартное отклонение в этой выборке составило 12 см. Свойства распределения Гаусса таковы, что примерно 68% наблюдений будут лежать в рамках одного стандартного отклонения от среднего (т.е. 163+/-12), а 99% – в интервале +/- 3 сигмы. Это явление называют правилом трёх сигм; оно позволяет нам судить о вероятности определенного исхода случайной пробы внутри выборки. К примеру, я могу сделать обоснованный вывод о том, какова вероятность случайного выбора из нашей толпы человека ростом, скажем, от 160 до 165 см.

Экстраполируя эти выводы на все население города, я могу попытаться предсказать, какого роста будет следующий случайный прохожий, который попадется мне на глаза. При среднем значении 163 и отклонении, равном 12, мой прогноз будет следующим:

- с вероятностью 68%, его рост будет в интервале 151 – 175 см. (163+/-12);
- с вероятностью 99% его рост будет в интервале 127 – 199 см. (163+/-(12*3).

При помощи нормального распределения и основанного на нем механизма проверки гипотез по всему миру принимают или отвергают инвестиционные решения, новые методики производства, маркетинговые стратегии, экспериментальные способы лечения, проверяют на брак партии поставленного товара, утверждают размерный ряд новых линеек одежды, составляют рейтинги телепередач и прочее, и прочее.

Помимо этого, в статистике существуют еще несколько базовых концепций, предлагающих инструментарий для проведения анализа, самым популярным из которых являются регрессии, однако, чтобы не перегружать статью, мы остановимся именно на bell curve – «кривой в виде колокола», как для простоты называют нормальное распределение в английском. Нассим Талеб же для простоты называет его GIF – Great Intellectual Fraud («Великое интеллектуальное мошенничество»), и у него есть для этого основания.

ДВА ПРОСТРАНСТВА

«Великое мошенничество» Гаусса, по мнению Талеба, способно прогнозировать только те события и величины, которые принадлежат пространству «Среднестана» – воображаемой плоскости, где ни одно наблюдение не может оказывать значительного влияния на всю популяцию. Человеческий рост и другие биологические величины – отличный пример переменной из Среднестана: вы не найдете человека ростом 20 метров или весом в 2 грамма. Даже добавив к наблюдению самого высокого или самого низкого человека на планете, вы лишь незначительно повлияете на вашу выборку – средняя величина и сигма едва-едва дрогнут.

Однако, если вы решите собрать данные о доходах, а потом добавите в ряд всего одного лишь американского магната Уоррена Баффета с его 66 миллиардами долларов – распределение деформируется из-за слишком большого удельного веса состояния этого джентльмена. Ваша кривая перестанет напоминать колокол, и все ваши прогнозы будут искажены.

Деньги – типичный пример величины из совсем другой области – «Экстремистана». Экстремистан – это также количество фолловеров в твиттер-аккаунте; продажи бестселлера; популярность видео на Youtube; это движения фондового рынка, где за один день может произойти падение, нивелирующее трехлетний поступательный рост (привет, Украина!); прибыльность инвестиций; статистика инцидентов конкретной авиакомпании; количество жертв природных катаклизмов.

Другими словами, Экстремистан – владения чёрного лебедя. В пределах Экстремистана прогнозирование при помощи стандартной спасительной bell curve лишено всякого смысла, и, более того, чревато серьезной недооценкой рисков.

Чтобы проиллюстрировать этот вывод, давайте обратимся к следующим данным:


В таблице представлены результаты наблюдения за дневными колебаниями цены на обыкновенные акции Yahoo! за пятилетний период, сопоставленные с прогнозом нормального распределения.

Как мы видим, «великое мошенничество» в этом случае явно взялось за задачу, которая ему не по плечу: за 5 лет движения цены 16 раз (!) выходили в зону пренебрежительно малой, по Гауссу, вероятности. Всего за 5 лет дневная волатильность цены достигала таких уровней, которых мы были вправе ожидать единожды за полвека, единожды за 69 столетий и даже единожды за 1,5 млрд. лет. Последнее «крайне маловероятное» явление произошло 20 ноября 2008 года, когда котировки Yahoo! упали на 22% в рамках кризисного обвала на американском рынке ценных бумаг.

Если бы вы 5 лет подряд инвестировали в Yahoo!, строя свою стратегию на основе предсказуемых при помощи нормального распределения дневных колебаний, минимум 16 раз у вас был бы отличный шанс вылететь в трубу. Иначе говоря, пытаться управлять неопределенностью Экстремистана при помощи инструментария из Среднестана – идея не лучше, чем рулить автомобилем при помощи ног. И это, в чуть более сложном виде, – именно то, что делают большинство аналитиков, влюбленных в теорему Гаусса.

ЧТО С ЭТИМ ДЕЛАТЬ

Финансовый кризис 2008 года – чёрный лебедь, в клочья разорвавший все прогнозы, основанные на нормальном распределении. Другие глобальные чёрные лебеди недавнего времени – Арабская весна, Революция на Украине и возвращение Крыма, создание 3D-принтера и получение синтетических клеток. Согласно всем стандартным прогнозам, вероятность этих событий была крайне мала, и, соответственно, разумно было бы их и не ожидать вовсе (как вы не ожидаете по дороге на работу увидеть падающий метеорит).


Хотя бывает всякое

Впрочем, в этой ситуации резонно спросить: если черных лебедей предсказать нельзя, зачем же тогда вообще говорить о них?

Если коротко, то затем, что знание о существовании чёрных лебедей, т.е. рисков и возможностей, далеко выходящих за пределы любого экспертного прогноза, позволяет сделать ряд практических шагов для уменьшения их негативного влияния и максимизации позитивного.

Во-первых, Талеб советует не доверять прогнозам экспертов и любому долгосрочному планированию. В XXI веке мир достиг такой степени взаимосвязанности явлений и такой структурной сложности, что практически любой прогноз требует учета бесконечного множества переменных. Следование «нормальному» прогнозу в сферах, относящихся к Экстремистану, в лучшем случае сделает вас получателем крошечного кусочка пирога; в худшем, вы станете одной из тех индеек, которые экспертно считали, что очередной ноябрьский день будет таким же, как все предыдущие.

Во-вторых, нужно отказаться от излишней «причинности». Будьте скептиками и не торопитесь принять самую очевидную или предлагаемую причину за истинную. Не позволяйте себе видеть причинно-следственную связь там, где ее может не быть, и тем более не основывайте на таких связях стратегические решения.

И самый главный инсайт от Талеба – его barbell strategy («стратегия штанги»). Она заключается в том, чтобы вкладывать не менее 80-90% своих активов (в какой бы форме эти активы не были – денежные средства, ресурсы, политическое влияние) в безопасные, безрисковые предприятия, в то время как остальное использовать для ставок с большим риском и огромной потенциальной выгодой.

Сферы применения этого метода очень широки:

А) Личные финансы. Вложите 85% своего портфеля в казначейские облигации (абсолютное отсутствие риска, низкая доходность). 15% же разбросайте так широко и так агрессивно в плане risk tolerance, как только сможете: за бесценок купите долю в стартапе, приобретите нефтяные контракты, гараж в Выхино, вложитесь в платину или золото, в испанское вино или картины молодого, но талантливого художника. Таким образом, вы будете защищены от негативного чёрного лебедя (полной финансовой катастрофы): вы не потеряете больше, чем вложили в рискованные активы, в то же время будете открытым для активов позитивных: вам на руку может сыграть успех стартапа, новые квоты ОПЕК, очередной скачок цен на недвижимость в Москве, губящие виноградники штормы на юге Франции и что угодно еще.

Обычная, «индеечная» альтернатива этому – так называемый «средний» уровень риска. В этом подходе находят свое отражение два человеческих качества, тесно связанные с деньгами: осторожность и жадность. Ваш инвестиционный менеджер прогнозирует, что компания производящая, к примеру, лазерные диски, к 2005 году станет мировым лидером и десятикратно вырастет в цене. Опять же, говорит он, тут нет большого риска: это не какая-то афера, это крупное, налаженное производство перспективного товара. Риск не выше среднего, можно вложить значительную часть вашего портфеля. Но через год кто-то изобретает USB flash drive и ваша компания оказывается выдавленной с рынка. Ваши инвестиции оказались беззащитны перед чёрным лебедем.

Б) Политика.

1. Вы – небольшое государство. Во внешней политике вы ориентируетесь на США и Евросоюз, упорно возражая против иранской ядерной программы, признавая Косово, соглашаясь, что Россия напала на Грузию и т.д. Однако, 15% своих ставок во внешней политике вы делаете «контринтуитивно»: неожиданно поддерживаете Россию в голосовании в ООН по вопросу о Крымской резолюции, соглашаетесь принять участие в транспортировке сирийского химического оружия, совестите европейских партнеров за поддержку сирийских террористов и прочее. Серьезно вам такие демарши не повредят: по основным вопросам-то возражений у вас нет. Но когда будет закрыт украинский вопрос или кончится сирийский кризис – именно к вам могут обратиться с просьбой о посредничестве; именно перед вами может открыться неожиданная возможность.

2. Вы – большое государство (скажем, Россия). Не зная, чем закончится нынешний кризис на Украине, вы инвестируете крошечное количество своих ресурсов в подготовку визита вежливых людей на случай, если произойдет чёрный лебедь (скажем, Юго-Восток точно начнет отделяться), а 85 процентов оставляете в «безопасной корзине» невмешательства. Если бы вы следовали советам консервативных экспертов, в «невмешательство» (или, наоборот, в подготовку вторжения) бы вы вложили все 100%, тем самым сузив себе пространство для маневра до критического уровня и, в конечном счете, лишив себя вероятного выигрыша на «полях» нормального распределения.

Такая незамысловатая, но мощная стратегия постоянной готовности к неожиданным положительным или отрицательным явлениям, помогла в свое время преуспеть Талебу – на протяжении его карьеры финансиста дважды происходили крупные финансовые потрясения: «Чёрный понедельник» 1987 года и кризис 2008.

Из обоих он вышел с огромным мешком денег.
Андрей Коротков
S&P

Tags: версии и прогнозы, видео, вопросы и ответы, интересно, исследования и опросы, наука, общество и население, ученые
Subscribe

promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment