mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Русские цари: вид с Запада. Горбачёв и Ельцин


Русские цари: вид с Запада. Часть V: Горбачёв и Ельцин

«Однако» продолжает спецпроект «Портреты русских царей на Западе» о двойных стандартах восприятия российских лидеров за рубежом.

Стоит отметить, что большинство портретов в нашей галерее — это голографические картинки. Ведь когда западным политикам было выгодно заключить тактический альянс с Москвой, руководитель нашей страны изображался мудрым правителем, способным на прагматичные сделки. Когда же потребность в союзе с русскими отпадала, картинку показывали под другим углом — возрождались традиционные русофобские стереотипы, и царь превращался в «коварного византийца», непредсказуемого деспота или выжившего из ума комедианта. ©

Горбимания: Нарцисс на троне

Портрет Михаила Горбачёва на Западе создавался по традиционным канонам. Его американский визави Рональд Рейган, назвавший политику разрядки «пораженчеством» и провозгласивший СССР «империей зла», не видел поначалу тех преимуществ, которые можно извлечь из идеализма советского генсека. Он даже окрестил его «твердолобым большевиком». Что же касается «нового мышления» Горбачёва, западные СМИ увидели в нём «очередной обман со стороны коммунистов, причём самый амбициозный из всех».

Однако вскоре стало очевидно, что «Горби» — не совсем типичный русский царь, и создание положительного образа на Западе является для него чуть ли не главным приоритетом. «За кванты славы и калории самоупоения он предлагал Рейгану бесценные геополитические дары», — заявил «Однако» политолог Александр Проханов. И западные портретисты изо всех сил старались угодить Горбачёву. Они изображали его политиком нового типа, который отстаивает «общечеловеческие ценности», восхищались перестройкой и сумели поднять в США и Европе волну горбимании.

Правда, политики-реалисты прекрасно понимали, что происходит на самом деле. Как отмечал позже Джордж Шульц, занимавший в рейгановской администрации пост госсекретаря, «начиная со встречи в Рейкьявике, Горбачёв складывал подарки у наших ног — уступка за уступкой». Советский лидер согласился на ассиметричное сокращение вооружений, вывел войска из Афганистана, фактически отказался от доктрины Брежнева о вмешательстве во внутренние дела Восточной Европы. И хотя официально всё это подавалось на Западе как прагматичная революция, осуществлённая политиком, верящим в идеалы, негласно многие называли Горбачёва «нарциссом», на комплексах которого удачно сыграл американский президент. «Ради фальшивых славословий в свой адрес, — говорили некоторые западные политологи, — Горбачёв готов пожертвовать национальными интересами. И когда такой человек оказывается во главе империи, это, безусловно, означает её закат». В общем, в голографическом портрете последнего советского генсека, с одной стороны, можно увидеть изображение прогрессивного реформатора, разрушившего Берлинскую стену, а с другой — самодовольного комбайнёра, которого западные лидеры обвели вокруг пальца. Именно эта картинка вдохновляет историков, которые стремятся доказать, что Соединённые Штаты одержали победу в холодной войне.

«В России можно ставить только на одну лошадь»: несколько слов об образе «царя Бориса»

Что же касается Ельцина, изначально царь Борис воспринимался на Западе как близкий союзник или даже сателлит Соединённых Штатов, которого не стоит лишний раз подвергать критике. «В России мы можем ставить только на одну лошадь», «Ельцин — исполин, способный забить кол в сердце советской системы», — уверяли помощники Билла Клинтона после того, как в Москве был распущен Верховный Совет. И хотя некоторые критики отмечали, что российский лидер совершил конституционный переворот, к их доводам никто не прислушивался. Официальную точку зрения как нельзя лучше выразил заместитель госсекретаря США, однокашник Клинтона по Оксфорду Строуб Тэлбот: «Ельцин — это российский Шарль де Голль, который не стесняется прибегать к авторитарным методам для того чтобы вывести страну из хаоса».

После первой встречи в Ванкувере в 1993 году Клинтон назвал Ельцина «человеком, полным энергии, настоящим бойцом». «Этот парень такой же, как я, — заявил он. — В политике ему необходим адреналин». На Западе готовы были изображать Ельцина напористым и самоуверенным лидером, понимая, что за закрытыми дверями он превращается в податливого и восприимчивого партнёра. Вот характерный диалог двух президентов, о котором рассказал «Однако» генерал Леонид Ивашов:

— Борис, ты должен сделать какой-то серьёзный шаг, чтобы я мог убедить Конгресс поддержать твою политику, — заявил как-то Клинтон.

— Какой, например? — спросил Ельцин.

— Согласись на продажу по крайней мере 50 процентов российского оружейного урана и плутония, — предложил президент США.

— Забирай хоть весь, — ответил его российский коллега.


Ельцин вывел войска из Прибалтики, согласился на расширение НАТО на Восток, присоединился к миротворческой миссии западных стран на Балканах. И неудивительно, что в 1996 году клинтоновская команда изображала действующего российского президента «светочем демократии» и делала всё возможное, чтобы протащить его на второй срок.

В конце 90-х картинка перевернулась, и на Западе стали активно обсуждать недостатки Ельцина. Объяснялось это тем, что внешняя политика РФ начала меняться, и гневные отповеди и неожиданные импровизации российского президента ставили западных партнёров в тупик. Ельцин, с таким трудом добившийся независимости от Политбюро, больше всего на свете не хотел, чтобы им понукали. И неслучайно ему доставляло удовольствие делать что-то в пику американцам. Он постоянно демонстрировал характер, то угрожая создать ось Москва — Пекин — Дели, то начиная заигрывать с Францией и Германией. Но, пожалуй, больше всего насолить Клинтону ему удалось в конце 1999 года, когда российские десантники осуществили ночной марш-бросок на столицу Косовского края Приштину. Именно в этот момент изображение Ельцина на Западе кардинально изменилось. Он превратился в неуправляемого иррационального политика, неспособного принимать взвешенные решения. И хотя во многом это действительно было так, непонятно, почему западные политики прозрели лишь в конце 90-х.

В целом можно утверждать, что портреты последних царей также были голографическими. Только одна их сторона была, что называется, парадной (в награду за геополитические уступки на Западе Горбачёва и Ельцина изображали «отцами-основателями» демократической России), а вторая — более реалистичной (лидеры, сдававшие свою страну, естественно, воспринимались как безвольные тряпичные куклы, волею случая оказавшиеся на вершине власти).
Александр Терентьев-мл.
Редактор отдела «Заграница», «Однако»
Tags: агитпроп и пиар, горбачёв, двойные стандарты, европа, ельцин, запад, идеология и власть, история, нравы и мораль, политика и политики, правители, ссср, сша
Subscribe

promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments