mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

Доклад, который «ушёл» Хрущёва, Ч.4/4

Предыдущая часть

Еще один возмутительный факт из его поездки в Египет. Во время переговоров с Насером был затронут вопрос о кровавом и свирепом терроре против компартии Египта. И случилось невероятное: отъявленный националист Насер убедил коммуниста Хрущева, называющего себя ленинцем, в чем бы вы думали? В том, что компартия Египта — это компартия «неправильная», что она «неправильно себя ведет», не учитывает прогрессивной роли Насера, «не туда гнет», «идет не той дорогой» и что вообще вся она сплошь состоит из одних агентов Израиля. И Хрущев, не встречавшийся ни с одним египетским коммунистом, вернувшись домой, слово в слово повторил то, что ему сказал Насер, и поручил тов. Пономареву разработать для этой партии новую политическую линию и тактику.

Подумайте: Насер в роли судьи для компартии! Куда же мы придем с таким «компасом»? Если станет известным этот факт, а он его сам может выболтать, если узнают, что мы пытаемся из Москвы будто бы навязывать партиям линию и тактику, то это будет на руку китайским раскольникам, которые как раз в этом нас и обвиняют. Где гарантия, что при этом египетская, а за ней и другие компартии стран Африки, Ближнего и Среднего Востока не окажутся в одном лагере с китайскими раскольниками? Совершенно очевидно, что все это — неразумные, неправильные и опасные действия.

Надо отметить, что за последнее время и тов. Микоян также стал позволять себе то, что делает тов. Хрущев. Будучи, например, в Индонезии, он обсуждал с Сукарно положение дел в индонезийской компартии. Разве это допустимо? Сын его, Серго, участвовал во всех конфиденциальных переговорах. Как видите, дурные примеры заразительны: практика «семейной» дипломатии расширяется все больше.

Позвольте рассказать о том, как тов. Хрущев исполняет свои прямые обязанности. Скажу прямо: он в последнее время, по существу, забросил их. Многие заседания Президиума ЦК сам не проводит, заседания Секретариата ЦК вообще не проводит, Президиум Совмина СССР также не проводит, а на Совете Министров бывает один раз в год при утверждении народнохозяйственного плана. По его личному плану в этом году он должен работать не более пяти месяцев.

И это в условиях, когда все руководство сосредоточено в его руках, когда он, как говорится, все замкнул на себя. Тов. Хрущев любит заявлять, что у нас много замечательных кадров, а сам занял все посты — он и Первый секретарь ЦК партии, и Председатель Совета Министров Союза, он и Председатель Бюро ЦК КПСС по РСФСР, и верховный главнокомандующий, он и КГБ ведет, и МИД, и Министерство обороны.

В этой связи следует сказать и о его порочной кадровой политике. К кадрам он относится бесшабашно. Сколько за это время у нас сменилось людей, и все либо потому, что они его не устраивали, либо вообще из-за пустяков и самодурства. С другой стороны, он поддерживает всякого рода сомнительных и даже опасных людей, очковтирателей и ловкачей.

Взять, к примеру, бывшего председателя КГБ Серова, одного из ближайших сподвижников Берия. С ног до головы этот человек в крови, он лично провел 150 заседаний особых троек и загубил несколько десятков тысяч невинных советских людей. Есть документ, уличающий Серова в качестве одного из организаторов «особой тюрьмы» для партийных кадров.

Перечень преступлений Серова бесконечен. А ему присвоено звание Героя Советского Союза. Непонятно, почему Первый секретарь ЦК так упорно поддерживает этого человека?

С кадрами тов. Хрущев не работает и не знает их, он почти никого не принимает, в том числе и министров. Секретари ЦК ВЛКСМ и ВЦСПС у него не бывают, зав. отделами ЦК КПСС к нему не вхожи. Даже секретари ЦК партии если и бывают на приеме, то очень редко и, как говорится, накоротке. Членов Президиума ЦК он тоже не выслушивает. В таком же положении и секретари ЦК компартий союзных республик и секретари обкомов. Спрашивается, как же после этого можно руководить партией и страной?

В Президиуме ЦК нет четкого разграничения обязанностей, роль его членов принижена. Члены Президиума неоднократно высказывали замечания по существу этого. Но все их даже самые малейшие возражения грубо отвергались. Еще в более незавидном положении находится Секретариат ЦК. Если он решит какой-либо серьезный вопрос, начинается крик. Видимо, тов. Хрущев боится этого органа, хочет ограничить его права и усиленно стал поговаривать в последнее время о его реорганизации.

А посмотрите, что у нас получается с Пленумами ЦК КПСС. Ведь за эти годы почти не было пленумов в полном смысле этого слова, а собирались пленумы с количеством участников в несколько тысяч человек. В таких условиях, естественно, нечего рассчитывать на критику, на несогласие или на то, что кто-либо внесет смелое предложение.

В ЦК КПСС созданы комиссии: сельскохозяйственная, идеологическая, по химии, по тяжелой промышленности. Однако они также бесправны, ничего не могут решать и в таком виде не нужны. Вряд ли была необходимость создавать в таком виде, как сейчас, и Бюро ЦК по Средней Азии и по Закавказью. Но это вопросы, заслуживающие отдельного рассмотрения.

Очень серьезно принижена у нас роль советских органов. Тов. Хрущев обходит их при решении даже самых простых вопросов, относящихся к их компетенции. Нередко дело принимает характер курьеза. До сих пор, например, не вручены ордена городу Киеву, Кировской области и некоторым другим. Ордена должен вручать представитель Верховного Совета — таков порядок. Но Хрущев заявил, что награды вручит он сам, и приходится ждать.

Вызывает возмущение и его отношение к союзным республикам, к их руководителям. Создалось положение, при котором без его разрешения союзные правительства не могут принять решения даже по вопросам, полностью входящим в круг их неотъемлемых прав. Украинцев он, например, разнес за строительство Дворца спорта в Киеве, крепко досталось за то же самое и грузинам. На ряде пленумов ЦК и совещаний он издевался над белорусами. В Российской Федерации он положение дел также не знает. Неправильно относится и к руководству московской партийной организации.

Необходимо обратить ваше внимание и на его неправильное отношение к нашим вооруженным силам и органам безопасности. Армию он, по существу, третирует, с нашими прославленными военачальниками не считается. Он возомнил себя военным теоретиком и выдвинул ряд идей, которые военными не поддерживаются. Он без всяких оснований отправил в отставку тт. Конева, Соколовского, а по существу также в отставку — Москаленко, Захарова, Чуйкова и некоторых других. Что касается министра обороны т. Малиновского, по его адресу в последнее время то и дело сыплются ругань и оскорбления. Министр будто бы и бездельник, и ничего не знает, ни во что не вникает, его надо освободить и т.п. Правда, это произносится не в глаза, а заочно. Для «баланса» же в присутствии министра ему преподносятся комплименты. Но, говоря откровенно и прямо, разве это не пример политической проституции?!

Что касается офицерских кадров, то Хрущев иначе не называет их, как бездельниками, вносит предложения о лишении различных льгот. К тому же он игнорирует мнение военных при решении важнейших вопросов, связанных с обороной страны. Так, договор о запрещении испытаний ядерного оружия был заключен без обсуждения в Президиуме ЦК соображений министра обороны и начальника Генштаба. В результате допущен серьезный просчет в смысле координации наших действий в этом вопросе с другими социалистическими странами.

Вообще, всем нам надо более бережно и внимательно относиться к нашей гордости, к славной Советской Армии. Нельзя к ней относиться так, как это делает тов. Хрущев, нельзя бесшабашно и субъективно решать вопросы, связанные со строительством и укреплением оборонной мощи наших вооруженных сил, ибо на этом можно легко обжечься, погореть.

По существу, Первый секретарь ЦК и глава правительства сбрасывает со счета и органы государственной безопасности. Он мало интересуется их деятельностью, не учитывает многочисленные разведывательные материалы, которые ему систематически дает КГБ.

И так во всем!

Одним из печальных примеров того, какие неожиданные провалы возникают из стремления тов. Хрущева все решать так, и только так, как он считает нужным, служит положение, сложившееся в народном образовании. Советская школа до 1958 года неплохо справлялась со своими задачами. Ее все законно считали лучшей в мире. Но наш руководитель решил, что дела в ней идут плохо, и настоял на реформе, хотя никаких реальных предпосылок для успеха такой реформы не было. И вот итог пяти лет работы: качество общеобразовательной подготовки снизилось, интерес к учению резко упал, количество средних школ сократилось, вузам не хватает хорошего пополнения.

Почему же сроки обучения сокращены с 10 до 8 лет, зачем было отдавать вечерней школе предпочтение перед дневной, как можно вводить трудовое воспитание, если школа и учительские кадры к этому не готовы и нет материально-технической базы, — на эти вопросы ни автор реформы, никто другой не ответит. Это и наукой не доказано, и практикой не подтверждено. Однако человек, не знающий ни школы, ни науки о школе, все же взялся реформировать ее. Разве можно так безответственно экспериментировать в столь важном социальном вопросе, как образование подрастающего поколения.

Характерен в этом отношении и случай с Академией наук СССР. На последнем Пленуме наш реформатор обрушился на нее и договорился до того, что высказал угрозу о закрытии Академии. В чем же дело? Оказывается, при выборах новых академиков «прокатили на вороных» 114 голосами из 137 некоего Нуждина — протеже Лысенко. И вот за это — угроза по адресу Академии наук СССР, колыбели науки, овеянной всемирной славой, окруженной всенародной любовью и почетом! Почти четверть тысячелетия с той поры, как ее создал Ломоносов, она беззаветно и преданно служит интересам нашей страны. Не перечислить ни великих, ни малых заслуг боевого штаба и организатора армии советских ученых во славу нашей Родины. И вот нашелся человек, который забыл об этом и хочет разделаться с Академией.

Нет необходимости разъяснять, что ЦК КПСС такому самодурству не может потакать. Мы обязаны призвать человека к порядку, призвать так, чтобы он понимал, на что заносит руку.

Наша партия, ее Центральный Комитет всегда уделяли и впредь будут уделять развитию советской науки и техники, нашим славным ученым самое большое внимание, потому что без науки нельзя построить коммунизм! Разрешите заверить Академию наук СССР, ее штаб, что Центральный Комитет КПСС не даст Академию в обиду!

Таковы, товарищи, факты. Они ярко показывают, до чего может дойти человек, одержимый неукротимым стремлением к диктаторству. Причина же этого стремления состоит в том, что тов. Хрущев всерьез убежден, будто он выше, умнее и дальновиднее всех. Везде ему хочется играть главенствующую роль: в тяжелой промышленности — Главного металлурга, в сельском хозяйстве — Верховного агронома и животновода, строительстве — Генерального архитектора и т.д. и т.п. Он не понимает, что является лишь одним из руководителей и стал им по воле партии, что не им и не для него создана наша партия, а он — слуга партии.

Позвольте коснуться ряда вопросов, связанных с представлениями о скромности этого человека, а заодно и с некоторыми сторонами его личной жизни. Вы знаете, товарищи, какой величайшей скромностью и простотой отличался основатель нашего государства В.И. Ленин. Об этом хорошо известно всем, и наш народ привык подходить к любому руководителю с ленинской меркой. К сожалению, эта мерка никак не подходит к тов. Хрущеву. Он не стыдится заявлять, что его имя популярно и что такая популярность имеет большое значение. Печать, и прежде всего «Правда» и «Известия», стала, так сказать, его семейными листками, заполнена дифирамбами в его адрес. Всякую фразу, сказанную им, даже ерундовую, тащат в печать. А сколько издано книг и брошюр Хрущева — трудно даже определить! Точнее говоря, речь идет о книгах и брошюрах, не написанных, а подписанных им; сам он писать совсем не умеет.

В погоне за популярностью он не брезгует ничем. Недавно в печати было сообщение о том, что под его руководством Президиум Совета Министров СССР рассмотрел наметки к плану развития народного хозяйства на 1966— 70 гг., и он якобы сделал исключительно важные указания и замечания. На самом деле в этот день было не заседание Президиума, а совещание по вопросам снабжения населения мясом. Тов. Хрущев явился и произнес пустую речь. Затем это совещание оформили как заседание Президиума Совмина, и отчет о нем опубликован в газетах.

Столь же путаная речь произнесена и на недавнем совместном заседании Президиума ЦК и Совета Министров по вопросу расширения рамок перспективного плана с пяти до 7—8 лет, а возможно, и больше. Это предложение внесено Хрущевым для того, чтобы удобнее было скрыть провалы семилетки. А в печати оно разрисовано как новое откровение великого человека.

Вообще, следует сказать, товарищи, что желание быть все время на виду, постоянно видеть в газетах себя и свое имя — это стало манией. Тов. Хрущев все делает для того, чтобы каждый день в них что-то публиковалось о нем. Казалось бы, не о чем писать — обычная экскурсия куда-либо. Но он и тут находит выход — публикует стенографические отчеты своих бесед с людьми. Мысли, преподносимые в этих отчетах, набили всем оскомину, а их выдают чуть ли не за крылатые выражения.

Его поездки по стране, так же как и заграничные, осуществляются с невероятным шумом, широко освещаются в печати, по радио и телевидению. Везде его должны встречать с хлебом и солью, выводить на улицы тысячи людей, и он принимает это как должное. Понятно положение руководителей областей и республик: попробуй не сделай так — тебе покажут, как говорится, Кузькину мать.

Хрущев все время утверждает, что он ленинец и будто бы делает все для народа. Однако на практике он поступает как последний обыватель, позволяет себе такие вещи, которые совершенно недопустимы для члена партии. Порой и царь не позволял себе того, что позволяет этот человек. Приведу примеры: по его указанию построены бассейны на его дачах в Крыму и Пицунде (на Кавказе); на них израсходовано около 5 млн рублей.

А посмотрите, сколько в его семье автомашин! Сын имеет их 4, зять — 2, жена и дочь поскромнее — по одной машине. Кроме того, за семьей закреплено еще 4 машины. В составе обслуживающего персонала и охраны насчитывается 110 человек. Вот вам и «ленинская скромность и простота».

А до чего падок этот «ленинец» на награды и подарки — трудно даже представить! Он берет их ото всех: и от трудящихся, и от капиталистов. Наград нахватал столько, что их ему уже и вешать некуда. Когда заговорили о подарках в связи с его юбилеем, он, как говорится, без ложной скромности заявил, что примет подарки от союзных республик, хотя этого никто не намерен был делать. А недавно взял даже шевченковскую премию, которой он был удостоен неизвестно за что, разве только за то, что иногда цитировал Шевченко из произведений, заранее подобранных для него.

Принимая награды для себя, он заботится о наградах и для своих родственников. Сын его Сергей, зеленый мальчишка, ничего пока серьезного за плечами не имеет, а уже удостоен звания лауреата Ленинской премии и Героя Социалистического Труда, ему присвоена ученая степень доктора технических наук. Дочь Рада награждена орденом, хотя на работе почти не бывает. Зять Аджубей получил два ордена Ленина и тоже удостоен звания лауреата Ленинской премии.

Нескромно и то, что речи его обычно продолжаются по нескольку часов, два доклада на XXII съезде партии длились 13 часов. Невольно возникает вопрос — неужели наша 10-миллионная партия не могла выделить из своей среды другого докладчика? А зачем, спрашивается, надо было выпускать полнометражный кинофильм «Наш Никита Сергеевич». Разве это не верх безобразия?

До какой степени тов. Хрущев зазнался и как много о себе возомнил, говорит тот факт, что в последнее время он позволяет себе неуважительно отзываться даже о Ленине, допускает нападки на него. На одном большом приеме, где было около двух тысяч человек, и среди них много иностранцев, он заявил, что Великую Октябрьскую революцию (а ею руководил Ленин) будто бы совершили не рабочий класс и вооруженные солдаты, а бабы. Что это такое, как не попытка принизить роль Владимира Ильича и вознести себя! Как только язык поворачивается произносить такие кощунственные слова!

В этом свете надо критически оценить и позицию тов. Хрущева в борьбе против культа личности. Разве можно изображать Сталина только шизофреником, маньяком и диктатором, действовавшим лишь с помощью топора и плахи? В каком же свете предстают тогда партия и народ, терпевшие его так долго у власти? Да, Сталин совершил огромные преступления перед партией и народом, и мы сурово осудили его за это.

Но нельзя перегибать факты, искажать истину. А факты говорят о том, что у Сталина были большие заслуги. Он много сделал для укрепления и умножения завоеваний Великого Октября. Все это общеизвестно. И констатацию такой истины ни в какой мере нельзя рассматривать как попытку возродить культ личности Сталина. Это теперь исключено. Но умалять заслуги Сталина, а тем более зачеркнуть их — нельзя.

В связи с этим возникает законный вопрос: а не в целях ли самовозвеличения поступает так тов. Хрущев. Уж очень похоже на это! Кстати, в последнее время он все чаще сопоставляет себя со Сталиным. И это настораживает: сегодня только сравнивает, а завтра и на другое потянет. Такая зависть весьма опасна.

Несколько слов о ближайшем политическом окружении тов. Хрущева. Если членов Президиума и секретарей ЦК он держит на определенном расстоянии, питает к ним подозрительность и недоверие, то зато он приблизил к себе вместо них узкую группу лиц. Эти люди, по сути дела, составляют своего рода «неофициальный кабинет» и не считаются ни с одним, даже самым высоким руководящим органом партии и правительства. Через тов. Хрущева они пытаются осуществлять свою волю, свои идеи. Они оказывают на него исключительное, решающее влияние, являются его опорой, разрабатывают его, так сказать, «идеи», придают им политический и теоретический облик. Короче говоря, они формируют и определяют ту политику, которую Хрущев вершит.

Ловко втершись к нему в доверие, убедив его, что без них будет худо, эти люди неустанно славословят по адресу так называемого Первого Человека страны, внушают ему, будто он непогрешимый, будто ему свойственна исключительная практическая и даже теоретическая одаренность и другие замечательные качества. Делают они это, конечно, не бескорыстно, а в карьеристских целях. Причем все они без тени стыда принимают незаслуженные награды, ученые звания, почетные места, которыми их щедро жалует тов. Хрущев за ревностную службу.

Теперь, когда вам известны многочисленные факты и примеры неправильного поведения тов. Хрущева, встает вопрос об оценке этого явления. Могут спросить: что же это — новый культ личности Хрущева? До известной степени — да. Точнее говоря, мы имеем дело с ясно наметившимися рецидивами культа личности.

Ни для кого не является секретом тот факт, что среди коммунистов и в народе давно уже возмущаются поведением тов. Хрущева и открыто говорят, что он установил культ собственной личности. Это свидетельство огромной политической зрелости членов нашей партии и трудящихся. Разумеется, тов. Хрущев не мог не учитывать создавшейся обстановки, он вынужден поэтому маскировать сейчас свои намерения, хитрить, маневрировать, прибегать к демагогии. Он непрестанно твердит, будто навсегда ушли в прошлое порядки, существовавшие в период культа личности Сталина, будто мы вернулись к ленинскому стилю работы. Но, как видите, маскировка сорвана, демагогия не помогла.

Важно понять, товарищи, что культ личности Хрущева еще не сложился окончательно, полностью. Мы пресекаем его, так сказать, в процессе становления, на стадии проявления его рецидивов. Если вы попробуете подойти к оценке столь печального факта с иных позиций, вы убедитесь, что можно нанести серьезный ущерб авторитету нашей партии, посеять ошибочные представления о том, будто бы партия и ее ЦК, разоблачив культ личности Сталина, не смогли помешать установлению культа личности Хрущева, оказались бессильными перед ним. А это как раз и неправильно. Созыв нынешнего Пленума ЦК тому наглядное доказательство.

Позвольте показать причины возникновения столь отрицательного явления, столь неправильного поведения тов. Хрущева. Почему так случилось, что руководитель, вначале шедший правильной дорогой, свихнулся с нее? Прежде всего, это результат чрезвычайной концентрации власти в руках одного человека. На серьезную опасность такой концентрации указывал, как вы помните, еще Ленин в своем знаменитом «Письме съезду». Он видел угрозу именно в том, что Сталин сосредоточил в своих руках необъятную власть, и выражал сомнение в том, сумеет ли он всегда достаточно осторожно ею пользоваться. Жизнь показала, насколько прав был Ильич.

Разоблачив культ личности Сталина, партия, следуя ленинскому предостережению, не сразу доверила тов. Хрущеву необъятную власть. Сначала он стоял лишь во главе ЦК КПСС, был его Первым секретарем. В этот период он, несмотря на некоторые ошибки и промахи, все же в целом достаточно осторожно пользовался властью, считался с мнением коллектива руководителей. Поэтому, когда в 1957 году встал вопрос о кандидатуре на пост Председателя Совета Министров, Центральный Комитет партии назвал имя Хрущева, полагая, что он и в этом случае станет правильно пользоваться властью. Его поведение тогда не давало оснований для опасений. К тому же концентрация власти в то время диктовалась и рядом соображений внутреннего и внешнего порядка.

Опираясь на марксистско-ленинскую теорию, наша партия была и сейчас выступает против культа личности. Вместе с тем она за то, чтобы иметь авторитетных руководителей; мы все четко разделяем эти понятия. Нам нужны авторитетные, пользующиеся уважением и любовью партии и народа руководители, способные, как говорил Ленин, принимать такие решения и давать такие советы, которые были бы всем членам партии и всем трудящимся понятны как решения правильные.

Таким коллективом авторитетных руководителей и является наш ленинский ЦК и его Президиум. Если великий Ленин мечтал о том, чтобы иметь десяток талантливых, испытанных, профессионально подготовленных и долгой школой обученных вождей, превосходно спевшихся друг с другом, то теперь авторитетных руководителей у нашей партии не десяток, а сотни. Достаточно сказать, что только Центральный Комитет партии объединяет около 400 человек. А ведь вокруг него растет плеяда новых крупных организаторов, способных прийти нам на смену.

Выдвинув тов. Хрущева на посты Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР, наша партия, ее Центральный Комитет, естественно, проявляли постоянную заботу о том, чтобы он мог с достоинством выполнять эти высочайшие обязанности, меньше совершал ошибок и промахов, чтобы его авторитет рос и укреплялся. И авторитет ему был создан немалый, создан усилиями Центрального Комитета КПСС, всей партии.

Надо признать, что тов. Хрущев вначале как будто трезво понимал реальное положение вещей и не заблуждался насчет источников своего авторитета. Каждый из нас от души радовался такому течению дел, и, вероятно, поэтому в какой-то мере наша бдительность оказалась ослабленной. Заботясь о росте авторитета одного человека, мы, очевидно, не заметили, как переступили грань допустимого в столь важном деле.

Этому в определенной мере способствовала и обстановка того времени. Я имею в виду период, когда на партию поднялись в атаку фракционеры — сторонники культа личности Сталина. Естественно, что они нападали и на тов. Хрущева. А нам в процессе отражения атак приходилось по логике борьбы говорить в его адрес много хвалебного, причем порой не обходилось и без перехлестывания. Он же, как видите, сделал из этого совершенно неправильные выводы насчет своей персоны.

И это нас сейчас не удивляет. Концентрация власти в одних руках, несомненно, таит в себе возможность серьезной опасности. Но для того чтобы эта возможность превратилась в действительную опасность, нужно, как известно, еще одно условие — личные качества руководителя. Ленин указывал, что «личные свойства тех или иных вождей могут показаться ничтожной мелочью, но с точки зрения предохранения ЦК от раскола — это не мелочь, или такая мелочь, которая может получить решающее значение».

Владимир Ильич тоже был наделен нашей партией и народом поистине необъятной властью. Но он обладал такими личными качествами, которые называются теперь и всегда будут называться по его имени — ленинскими. И все, кто близко знал Ленина, единодушно заявляют: какое это было счастье — работать с Ильичом, выполнять его указания!

К сожалению, такими качествами, или хотя бы приблизительно похожими на них, тов. Хрущев не обладает. Зато у него имеются почти в полном объеме те самые отрицательные качества и свойства, которые Ленин критиковал в Сталине, а некоторые из отрицательных качеств даже приумножены.

В самом деле, характерными чертами нашего нынешнего руководителя являются не только крайняя грубость и нелояльность, капризность и обидчивость. Ему свойственны также администраторское увлечение и неосмысленная торопливость, предвзятость и пристрастность в суждениях, озлобленность и способность пренебрежительно швыряться обвинениями, особенно в последнее время, чрезмерная хвастливость и самоуверенность, а также ряд других качеств, которые Ленин в свое время образно называл чертами истинно грубого великорусского держиморды.

Вначале тов. Хрущев если и не подавлял в себе, то все же мог скрывать эти качества. Однако с течением времени они взяли верх и стали основными в его характере. В нем с особенной силой развилось убеждение, будто нет теперь в составе ЦК способных людей, будто все кругом — пигмеи, и только он один — Гулливер, великий человек.

Разумеется, мы помним, что не всегда тов. Хрущев был таким. В свое время он проявил себя хорошим организатором, человеком с большим практическим опытом работы в партии и государстве. Правда, он тогда, как и сейчас, не был силен в теории, точнее говоря, слабо разбирался в ней. Но эта его слабость компенсировалась коллегиальной работой партии и тем, что он, зная свой серьезный пробел, прислушивался к мнению товарищей. Но это было раньше. А сейчас, как видите, положение резко изменилось.

Говоря о личных качествах тов. Хрущева, нельзя обойти и возраст. Возможно, что многие его отрицательные качества до известной степени тем и объясняются, что человек вступил в преклонный возраст, хотя сам он никак не хочет с этим мириться и утверждает, будто он просто пожилой. Но природа берет свое, и тут уж ничего не поделаешь. По-человечески говоря, нам понятно состояние людей, не желающих быть старыми. Однако превыше всего должно быть дело. И при оценке фактов и событий мы обязаны исходить именно из интересов нашего дела.

Словом, сейчас у нас сложилась такая обстановка, когда личные свойства руководителя из мелочи превратились в факторы решающего значения. Тов. Хрущев противопоставил себя всему руководству партии, его поведение сковало работоспособность ЦК, и это может привести к опасным последствиям.

Практические выводы

Встает вопрос: как же выйти из создавшейся обстановки. Мы считаем, что есть единственно правильный способ исправить положение — поступить так, как советовал Ленин.

Помните, он писал по адресу Сталина о том, что этот человек «становится нетерпимым в должности генсека, поэтому, — указывал Владимир Ильич, — я предлагаю всем обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех отношениях отличается от т. Сталина только одним перевесом: именно, более терпим, более лоялен, более вежлив, более внимателен ко всем, меньше капризности и т.д.».

Как видите, другого способа борьбы с такого рода явлениями, кроме перемещения, Ленин не видел. Все иные меры он считал не достигающими цели, поскольку в руках руководителя была сосредоточена необъятная власть, и он уже обнаружил способность злоупотреблять ею. Аналогичное положение сложилось сейчас и у нас.

Могут спросить, а не слишком ли это суровая мера? Думается, что надо поступить именно так, как советовал Ленин. А почему именно так — ответ на этот вопрос история уже дала. Известно, что XIII съезд партии не внял совету Владимира Ильича, делегаты сочли его требование чрезмерным. Сталин покаялся в ошибках, дал слово исправить их, и съезд оставил его в должности генсека. Жизнь показала, что прав был Ленин, а не делегаты съезда; они допустили ошибку, за которую пришлось заплатить очень дорогой ценой. Подобная обстановка может сложиться и сейчас.

Всесторонне обдумав и эту сторону вопроса, взвесив все «за» и «против», мы пришли к выводу: надо на этот раз неукоснительно и строго выполнить указание Ленина, надо послушаться Владимира Ильича.

Разумеется, ленинское предложение о перемещении учитывало, что Сталин был тогда в расцвете сил, чего нельзя сказать сейчас о Хрущеве. Поэтому в нынешней обстановке будет вернее последовать другому совету Владимира Ильича; оно не противоречит первому, а лишь дополняет его. «Такому организатору, — заявлял Ленин, — который жалуется на отсутствие людей, лучше уйти на покой (подчеркнуто Лениным!), очистить место молодым силам, у которых энергия возместит с лихвой обычную и заученную рутину... Надо только дать простор почину и инициативе» (Соч., т. 9, стр. 306).

Мы считаем, что самым разумным будет поступить так, чтобы тов. Хрущев сам подал в отставку с занимаемых им постов. Такой шаг будет правильно воспринят в нашей партии, в среде трудящихся и в международном коммунистическом движении. В то же время это будет способствовать укреплению авторитета КПСС, покажет, что у нашей партии на первом месте интересы дела, а не вопросы заботы о личном престиже того или иного руководителя. Наконец, это соответствовало бы неоднократным заявлениям тов. Хрущева о том, что с наступлением старости он намерен в интересах общего дела уйти в отставку.

Таким образом, практические меры, которые необходимо предпринять и которые вносятся сейчас на ваше рассмотрение, сводятся к следующему:

1. Освободить тов. Хрущева Н.С. от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, члена Президиума ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР и Председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР.

2. Выработать и принять ряд дополнительных эффективных мер, которые бы полностью обезопасили партию и страну от возможности возрождения культа личности того или иного деятеля партии и государства.

Намеченные в Программе меры не гарантируют полностью от такой опасности. Главным фактором, могущим породить культ личности, как уже отмечалось, Ленин считал сосредоточение необъятной власти в руках одного человека. С этого и надо начинать, т.е. следует ограничить власть одного человека. Нужно исходить из того, что власть должна быть в руках ЦК партии и по его полномочию — у Президиума ЦК.

В этих целях следует:

во-первых, категорически запретить впредь совмещение должностей Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР; ввести должность второго секретаря ЦК; решительно повысить роль Пленумов ЦК партии, собирать их действительно как Пленумы ЦК, а при необходимости проводить всесоюзные совещания, но не подменять ими Пленум, как это делается сейчас;

во-вторых, ввести в практику ежегодное обсуждение на одном из Пленумов ЦК докладов Президиума ЦК о его деятельности; полностью восстановить на Пленумах возможность критики и самокритики любого руководителя партии и государства; строго разграничить обязанности между членами Президиума и секретарями ЦК, расширить их права, повысить роль и ответственность каждого за конкретно вверенные участки работы. В то же время пресекать любые попытки раздувания личной славы отдельных руководителей с помощью печати, радио и телевидения; обеспечить в Президиуме свободное, открытое и деловое обсуждение, коллективное рассмотрение всех принципиальных вопросов;

в-третьих, устранить противоречащее ленинским принципам и вредное для дела коммунистического строительства разделение партии надвое. Вместо двух обкомов и крайкомов партии — сельского и промышленного — вернуться к прежней структуре руководства и восстановить в краях и областях единые крайкомы и обкомы КПСС, а соответственно им — советские и другие органы;

в-четвертых, резко повысить роль партийных организаций на селе и влияние их руководящих органов на всю общественно-политическую, хозяйственную и культурную жизнь деревни.

Одновременно с этими мерами в области деятельности партии и ее руководящих органов необходимо позаботиться об улучшении работы советских органов и, прежде всего, повысить роль Верховного Совета и Совета Министров СССР.

В этих целях необходимо: расширить круг вопросов, решаемых непосредственно Верховным Советом СССР и с его ведома; регулярно заслушивать на сессиях Верховного Совета краткие доклады Председателя Совета Министров о деятельности правительства; активизировать деятельность депутатов Верховного Совета, предоставить им возможность систематически вносить запросы в правительство и министрам и т.п. Аналогичный порядок деятельности Верховных Советов установить для союзных и автономных республик, а также для местных Советов.

Что касается ближайших Пленумов ЦК КПСС, то на них следовало бы заслушать, во-первых, доклад Президиума ЦК о мерах по дальнейшей демократизации жизни партии и государства, а также по вопросам международного коммунистического движения и, во-вторых, доклад Совета Министров СССР о мерах по улучшению условий жизни советского народа и повышению его материальной заинтересованности в результатах труда.
***
Дорогие товарищи! У нас с вами достаточно сил и средств, чтобы решительно и смело выправить создавшееся положение, устранить грубейшие ошибки, допущенные тов. Хрущевым в руководстве партией и страной. Наш долг сделать это без промедления.

Мы стоим и будем твердо стоять на позициях ленинизма, защищали и будем защищать Программу КПСС, исторические решения XX и XXII съездов партии. Наша партия представляет собою могучую тесно сплоченную организацию; у нас ясная цель, и мы знаем, как ее осуществить. В этом — залог и надежная гарантия успешного движения советского общества по пути к светлому будущему, к победе коммунизма.

АГТ РФ. Ф. 3. Оп. 67. Пакет № 223. Подлинник. Машинопись. Опубликовано: Источник (Вестник Архива Президента Российской Федерации). 1998. № 2. С. 102-125.
Tags: 60-е, архивы_источники_документы, большевики и кпсс, версии и прогнозы, история, обращения и выступления, правители, революции и перевороты, ссср, хрущев
Subscribe

promo eto_fake март 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments