mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Доклад, который «ушёл» Хрущёва, Ч.3/4

Предыдущая часть

А попробуйте в этой связи выяснить другой вопрос, как могут быть Советы организованы по производственному принципу?

Советы как форма государственной власти немыслимы без территории. Могут меняться функции государства, но не может быть отменена, ликвидирована территория как признак государства. Это — азы марксизма.

Советы — самые массовые органы власти. Это — власть всего народа, а не отдельно — рабочих и отдельно — крестьян. Власть Советов распространяется не только на хозяйство, но и на все без исключения сферы жизни нашего общества — политическую, социальную, культурную, здравоохранение, просвещение и т.д. В этом и заключается полновластие Советов.

Нас пытаются уверить, что реорганизация означает революционный шаг вперед. Но мы не вперед пошли, а попятились далеко назад, к первым дням революции, когда и рабочие, и крестьяне, бедняки и батраки, солдаты и матросы имели свои самостоятельные Советы. Между тем именно создание единых Советов Ленин считал величайшим завоеванием партии.

И, наконец, международное значение Советов. Ленин считал рабоче-крестьянские Советы фактором всемирно-исторического значения. Он заявлял, что Советы неизбежны во всех странах. И до сих пор это предсказание оправдывалось; все социалистические страны шли нашей дорогой — создавали единые Советы. Однако никто не пошел по пути, который указал тов. Хрущев, перестроив Советы. Впервые нашему примеру никто из наших друзей не последовал, и они правильно сделали. Но престижу нашей партии и государства, несомненно, причинен ущерб. И это особенно неприятно сейчас, когда вопрос о престиже и авторитете КПСС в международном коммунистическом движении становится одним из наиболее острых.

Неверным, ошибочным является исходный тезис перестройки, согласно которому территориальный принцип будто бы устарел. Тов. Хрущев утверждает, что это якобы отвечает указанию Ленина о преимущественном значении в наши дни не политики, а экономики. Но это чепуха!

Определяющим признаком организационного строения партии Ленин считал территориальный: и все партийные и государственные органы сверху донизу были построены при нем по территориальному признаку. После победы Октября при жизни Ленина дважды пересматривался Устав партии, было проведено шесть съездов и шесть конференций, и все они рассматривали организационные вопросы. Многое тогда изменялось, но территориальный признак оставался незыблемым. Более того, по настоянию Ленина IX съезд партии, по существу, запретил объединение членов партии по какому-либо другому признаку. Он сделал это ради того, чтобы собрать партию, которая за период войны оказалась разбитой на отдельные отряды; без этого невозможно было выполнять строительно-хозяйственные задачи.

Ленин никогда не противопоставлял территориальный принцип производственному, а считал их неразрывно связанными.

Следует, кстати, заметить, что, создав производственные обкомы партии и облисполкомы, мы на самом-то деле создали вовсе не производственные, а территориально-отраслевые органы. Промышленный обком — как это понять? Промышленность — это отрасль производства. А областной — это ведь территориальный признак. От него никуда не уйдешь!

Короче говоря, реорганизация — как эта, так и многие другие — путает всю нашу работу, мешает нам идти вперед. За 10 лет проведено столько реорганизаций и перестроек, что люди не могут теперь нормально работать; они живут, так сказать, под страхом новых реорганизаций. Среди партийных, государственных, хозяйственных работников, да и среди широких масс трудящихся, идет ропот. Люди открыто говорят: «Осточертели перестройки, работать некогда из-за них. Не хватает хлеба и овощей, молока и мяса, зато изобилие перестроек». И они правы. Пора кончать с этой вакханалией.

Завершая этот раздел, нужно сказать следующее. Тов. Хрущев часто в своих речах говорит: «Если бы жив был Владимир Ильич, как бы он порадовался...» А как вы думаете, товарищи, что сказал бы Ленин по поводу всех этих перестроек?

Вот подлинные ленинские слова на сей счет: «У нас ужасно много охотников перестраивать на всяческий лад, и от этих перестроек получается такое бедствие, что я большего бедствия в своей жизни и не знал» (том 33, стр. 149). Вот уже действительно не в бровь, а в глаз! Ленин, как видите, считал многочисленные необдуманные перестройки сущим бедствием и указывал, что «не в учреждениях, не в переорганизациях, не в новых декретах гвоздь, а в людях и в проверке исполнения» (том 36, стр. 526).

Как нам выбраться из всех этих реорганизаций и перестроек? Только так, как советовал Ленин. А он говорил следующее: «Надо вовремя взяться за ум... Из тех учреждений, которые мы уже напекли, выбрать минимум... показать, что мы всерьез чему-нибудь научились в деле государственного строительства...» (Соч., т. 33, стр. 446).

Этот путь, указанный великим Лениным, был верным тогда. Он остается единственно правильным и теперь.

Об ошибках во внешнеполитической деятельности

Товарищи! Разрешите теперь кратко рассказать о том, как осуществляется выработанная партией внешняя политика, и прежде всего при решении наиболее важных проблем.

Наша партия на XXII съезде выработала ясную линию, дала соответствующие установки по всем внешнеполитическим вопросам. Она творчески разработала пути и методы осуществления политики мирного сосуществования и мирного соревнования в интересах мира, предотвращения ядерной войны, с тем чтобы решить главную нашу задачу — обеспечить построение коммунистического общества в СССР и дальнейшее развитие мировой социалистической системы в мирных условиях.

Ни одна партия в мире не располагает такой выверенной опытом и надежной внешнеполитической линией. Но одно дело линия, а другое — ее осуществление. Даже самую верную линию можно осуществлять такими методами и действиями, которые принесут не пользу, а вред.

Кто внимательно следил за событиями, легко увидит, что вместо установок, определенных партией, тов. Хрущев нередко выдвигает и осуществляет на практике другие установки. Партия требует во взаимоотношениях с империалистическим лагерем: сохранять величайшую бдительность, выдержку и хладнокровие, не поддаваться на провокации врага, могущие поставить нашу страну на грань ядерной войны, не прибегать к политике шантажа и угроз, проявлять твердость и решимость в защите коренных жизненных интересов Родины, всей системы социализма.

А что мы видим на деле? Наша страна не раз оказывалась втянутой то в одну, то в другую ситуацию, при которой опасность войны становилась очень близкой.

Вспомните Суэцкий кризис. Тогда мы находились на волосок от большой войны! А на каком основании воевать? Ведь с Египтом у нас не имелось даже договора о взаимопомощи; не было и просьбы о помощи. Да и как можно было практически вступать в бой?

Наша страна в то время еще не оправилась как следует от войны с Гитлером; народ не хотел войны, не ждал ее. Она была бы громом среди ясного неба, и советские люди не поблагодарили бы нас за такую развязку событий. Могут сказать, что мы не собирались всерьез воевать. Но тогда это не политика, а политический авантюризм, шантаж, безответственное жонглирование судьбой страны, судьбой партии, нашего великого дела. К счастью, все обошлось хорошо, и тов. Хрущев тут же преподнес это как результат своей гениальности.

А пресловутый «берлинский вопрос»! При встрече тов. Хрущева с Кеннеди в Вене из-за этого вопроса дело дошло до такого накала, что Кеннеди заявил: «Если так пойдет и дальше, то погода в Европе в ближайшее время станет отвратительной». Он имел в виду войну.

Тов. Хрущев предъявил ультиматум: либо к такому-то сроку Берлин будет вольным городом, либо нас не остановит даже война. Неизвестно, на что он рассчитывал. Ведь нет у нас таких дураков, которые считали бы, что надо воевать «за вольный город Берлин». С той поры прошел не один срок, а Берлин так и не стал вольным городом. Правда, построили стену, но для этого не требовался ультиматум. Теперь это также преподносится как великая победа. Но как тут ни выкручивайся, а результат получился не в нашу пользу. Тов. Хрущев хотел пугнуть американцев, однако они не испугались, и нам пришлось отступить, испытать чувствительный удар по авторитету и престижу страны, нашей политики, наших вооруженных сил.

Теперь о карибском кризисе. Тов. Хрущев самодовольно заявляет, что Сталину не удалось проникнуть в Латинскую Америку, а ему удалось. Но, во-первых, политика «проникновения» — это не наша политика. А во-вторых, только авантюрист может утверждать, будто в современных условиях наше государство может оказать реальную военную помощь странам этого континента. Ведь он отстоит от нас на расстоянии многих тысяч километров и отделен океанами. Как туда переправить войска, как снабжать их? Ракеты в этом случае не годятся: они сожгут страну, которой надо помочь, — только и всего. Спросите любого нашего маршала, генерала, и они скажут, что планы военного «проникновения» в Южную Америку — это бред, чреватый громадной опасностью войны. А если бы мы ради помощи одной из латиноамериканских стран нанесли ядерный удар по США первыми, то, мало того что поставили бы под удар и себя, — от нас тогда бы все отшатнулись.

В свете всего этого особенно ярко виден авантюризм политики в отношении Кубы. В одной из речей тов. Хрущев заявил, что если США тронут Кубу, то мы нанесем по ним удар. Он настоял на том, чтобы на Кубу были направлены наши ракеты. Это вызвало глубочайший кризис, привело мир на грань ядерной войны, это страшно перепугало и самого организатора столь опасной затеи. Не имея другого выхода, мы вынуждены были принять все требования и условия, продиктованные США, вплоть до позорного осмотра американцами наших кораблей. Ракеты, а также большая часть войск по требованию США были вывезены с Кубы.

Эта история также нанесла ущерб международному престижу нашего государства, нашей партии, вооруженным силам и в то же время помогла поднять авторитет США.

Серьезно ухудшились и советско-кубинские отношения. Кубинский народ и Кастро расценили вывоз ракет как оставление Кубы на произвол судьбы. В отношениях кубинцев к нам, к нашей стране появились серьезные трещины, которые и до сих пор дают о себе знать.

Но вы знаете, что поражение в карибском кризисе тов. Хрущев также выдает за победу. Более того, он и далее намерен идти той же дорогой, то есть путем авантюр. Недавно он членам Президиума ЦК заявил буквально следующее: «Надо заключить с Кубой договор о взаимопомощи. Будут кричать, что это авантюра. Ну и черт с ними — пусть кричат».

Откровеннее не скажешь.

Как видите, в течение последних семи лет Советская страна без всяких к тому серьезных причин и оснований трижды оказывалась на грани войны. Это тоже не случайность, а система, особый «способ» осуществления внешней политики путем угрозы войной империалистам. Конечно, когда не остается другого выхода, то империалистам можно и нужно грозить силой оружия, чтобы отрезвить их. Но нельзя это делать системой.

Мы и впредь не отказываемся от помощи народам, ведущим справедливую войну за национальное освобождение. Помогать необходимо, но с учетом их просьб и наших интересов, с учетом реальных возможностей помощи и последствий вмешательства. Надо всегда помнить указание Ленина о том, что мы обязаны проявлять самые устойчивые и мирные настроения, ибо империалисты могут использовать всякую возможность возобновления войны.

Несколько слов по поводу заявления тов. Хрущева о том, что «если СССР и США договорятся, то войны в мире не будет».

Это неправильный лозунг. США рвутся к мировой гегемонии, стремятся всем навязать представление, будто они являются хозяином и руководителем современного капиталистического мира. А этот лозунг означает, что мы считаем Англию, Францию и ФРГ только послушными исполнителями воли американцев. Но пример Франции и ФРГ показывает, что дело обстоит совсем не так. Такой лозунг вопреки нашему желанию толкает и малые европейские страны в подчинение США.

А наша задача заключается в другом — использовать рознь и противоречия в лагере стран империализма, доказывать, что США не являются гегемоном в этом лагере и не имеют права претендовать на него. Наконец, такая трактовка проблемы ухудшает наши отношения с социалистическими странами.

Позвольте высказать несколько замечаний о наших взаимоотношениях с социалистическими странами. Вы знаете, что сейчас в мировой социалистической системе сложилось очень тревожное положение. Образовалось, по существу, три группы этих стран. Первая группа — страны, идущие за СССР, вторая — идущие за Китаем и третья — страны вне этих группировок (к ним относится Югославия и в последнее время, пожалуй, Румыния). Возникла совершенно реальная угроза раскола социалистического лагеря.

Главная причина возникшей опасности раскола — подрывная деятельность китайского руководства, скатившегося на позиции великодержавного национализма и неотроцкизма. Но есть и ряд причин, в которых виноват тов. Хрущев. В беседах с руководителями братских стран он проявляет грубость и несдержанность, высокомерие и оскорбительные выражения.

Мао Цзэдуна он публично назвал «старой калошей», тот узнал об этом и, конечно, пришел в ярость. В недопустимом тоне говорил он и с Георгиу Деж во время пребывания в Румынии, грубо вмешивался во внутренние дела румын, кричал, что они ничего не смыслят в сельском хозяйстве, хотя это не соответствует действительности. Недавно в беседе с Бен Беллой, этим лучшим другом Кастро, тов. Хрущев назвал Кастро быком, готовым броситься на любую красную тряпку. Аналогичного характера непозволительные отзывы не раз делались об Ульбрихте и Гомулке, а также о других товарищах. Причем сегодня ругает, а завтра — превозносит их до небес; на людях и в лицо им говорит одно, а за глаза — другое. Такая практика отнюдь не способствует сплочению. Не зря Ленин в свое время предостерегал, что личные качества могут стать причинами раскола.

Настороженности социалистических стран в отношениях с нами немало способствует и то, что тов. Хрущев вынашивает ряд таких идей, которые ничего, кроме вреда, для единства социалистических стран не принесут. Он, например, вынашивает планы добровольного присоединения к Советскому Союзу Болгарии и Монгольской Народной Республики.

Монгольские товарищи, когда перед ними поставили этот вопрос, вообще ушли от его обсуждения. В Болгарии слухи об этом просочились в народ, и возникла невиданная для наших друзей вспышка национализма. Дело дошло до того, что под лозунгом: «Не хотим быть московской губернией» националистам удалось объединить немало людей.

Другая столь же опасная идея тов. Хрущева — это создание арбитража или проведение опросов населения по поводу территориальных споров между социалистическими странами. Эту идею он выдвинул недавно. Но кто же из социалистических стран по приговору третьей страны отдаст другой стране свою территорию? Или как можно, чтобы вопрос о принадлежности той или иной территории решал не весь народ, не правительство страны, а лишь население данной территории? Это противоречит всем принципам отношений между социалистическими странами, записанным в нашей же Программе.

Особо надо сказать о непоследовательности и противоречивости действий тов. Хрущева по китайскому вопросу. То он давал указание готовить решительный отпор, то предлагал прекратить полемику. Это внесло растерянность и замешательство в ряды братских партий. Одни полемизировали с КПК, другие молчали, и все шло вразброд. А руководство КПК не теряло даром времени; оно разработало план, тщательно подготовилось и повело против нас организованную атаку.

Следует признать, что в обострении отношений с руководством компартии Китая сыграло отрицательную роль и вызвало недоумение в социалистических странах наше поведение в период китайско-индийского конфликта. Китайцы совершили глупость, развязав войну. Но как бы там ни было, Китай является социалистической страной, а Индия — при всем ее нейтрализме — буржуазное государство, и нам не следовало снабжать ее оружием против социалистического Китая.

Нельзя представлять дело так, что мы ни в чем не виноваты в возникшей обстановке разброда и шатаний в среде братских социалистических стран и в международном коммунистическом движении. Не сдавая принципиальных позиций в борьбе с ошибками китайского руководства, мы обязаны умнее, более четко и тонко вести ленинскую политику сотрудничества со всеми коммунистическими партиями. Раз и навсегда нужно покончить с идеями, подобными «присоединению» социалистических стран к Советскому Союзу, арбитража и опроса по территориальным спорам и т.п. Ни к чему хорошему они нас не приведут.

И задача состоит в том, чтобы исправить создавшееся положение, умелой ленинской политикой восстановить единство стран социализма и международного коммунистического движения.

Необходимо разобраться и в таком важном вопросе внешней политики нашей партии и государства, как оказание экономической и финансовой помощи другим странам, и прежде всего странам, недавно обретшим национальную независимость, ставшим на путь самостоятельного развития.

Трудно переоценить выдающуюся роль Советского Союза в этом деле. Верные своему интернациональному долгу, мы оказываем и будем впредь оказывать им посильную экономическую и иную помощь, пропагандировать преимущества социалистического пути, делиться накопленным опытом нашего строительства, помогать в подготовке кадров, в развитии культуры.

Однако сейчас в этом деле царит произвол, отсутствует продуманный политический подход, учет целесообразности; есть только субъективное желание тов. Хрущева. Он стремится за счет интересов нашей страны быть добрым и этим завоевать себе авторитет. Щедрые и обременительные для нашего народа дары и другие виды экономической помощи он оправдывает необходимостью помочь этим странам быстрее развить свою независимую экономику.

Но надо реально смотреть на вещи. А реальность такова, что сотни лет американцы, французы, англичане и немцы занимали господствующее положение в Азии, Африке и Латинской Америке. Они создали там свои бастионы — экономические и военные, отлично знают обстановку, обычаи и нравы, условия жизни этих народов, имеют там свои кадры. Люди этих стран пользуются их языком. Мы же порой, ничего толком не зная о таких странах, оказываем им широкую финансовую, технико-экономическую, военную и иную помощь.

Результаты во многих случаях оказались плачевные: съев то, что мы им дали, руководители некоторых из этих стран отвернулись от нас. Капиталисты смеются над нами, и правильно смеются. Это происходит потому, что мы не всегда проявляем политическую, классовую разборчивость, даем помощь и кредиты странам, руководители которых хорошо отличают рубль от кукиша, но не умеют отличить коммуниста от предателя, идут в фарватере политики империалистических государств.

Позвольте сослаться на несколько примеров.

В Гвинее с помощью СССР построен аэродром, консервный и лесопильный заводы, электростанция, радиостанция, холодильник, госпиталь на 500 мест, гостиница, политехнический институт, животноводческая ферма, ведутся геологоразведочные и изыскательские работы. А сколько туда поставлено машин и оборудования! И все это брошено псу под хвост. Так называемый социалист Секу Туре вышиб нас оттуда и даже не разрешил пользоваться при полетах на Кубу аэродромом, который мы построили в Конакри.

В Ираке мы делали ставку на Касема и развернули там большое строительство: строим железную дорогу в 542 километра (кстати, в СССР в 1963 г. построено новых железных дорог всего 673 км), к 1963 году построили более 200 объектов. А в это время Касема свергли, к власти пришли откровенные враги СССР, которые утопили в крови компартию Ирака. Такая же история произошла в Сирии, где во главе страны стоят махровые реакционеры и националисты. Индонезия, получив большую помощь, не хочет платить по нашим кредитам.

Около 200 млн золотых рублей были отданы Индии, Эфиопии и другим странам в порядке безвозмездной помощи, не считая огромных средств и оружия, выделенных для их вооруженных сил. Было бы полбеды, если наши деньги шли хотя бы на самое жизненное для народов таких стран. Но вряд ли можно назвать наиболее жизненным делом стадион на 100 тыс. мест в Джакарте, гостиницу в Рангуне, исследовательский атомный центр с изотопными лабораториями в Гане, стадион в Мали, гостиницу в Гвинее и т. д. И таких примеров много.

В настоящее время общая сумма советских кредитов только для 20 развивающихся стран составила 3 млрд 400 млн рублей в новых деньгах. При содействии СССР в этих странах предусмотрено строительство многих сотен промышленных предприятий и других объектов. Всего за 10 лет мы построили в различных странах более шести тысяч предприятий. В ряде стран — Афганистане, Индии, ОАР и других — советские кредиты составляют от 12 до 50 процентов всех полученных ими кредитов. Причем иные из лидеров этих стран явно потеряли совесть и стали уже не просить, а требовать — давай, и все! Они изобрели даже «теорию»: богатые страны должны помогать бедным.

Исполняя свой интернациональный долг, мы помогали и должны помогать братским народам, но делать это нужно разумно и расчетливо, осуществляя строгую политическую линию. И, разумеется, эта наша помощь не должна осуществляться за счет лишения советских людей самого жизненного и необходимого.

Нельзя не обратить вашего внимания и на методы, которыми тов. Хрущев вершит внешнюю политику. В связи с этим уместно сказать о его зарубежных поездках, о практике приемов, о дипломатии, которую можно назвать «родственной», и о ряде других моментов.

Говоря обобщенно, тов. Хрущев все время стремится отодвинуть в сторону наше Министерство иностранных дел, дипломатов и сам пытается решать многие международные проблемы. Эффективным средством дипломатии он провозгласил «встречи в верхах», а практическим выражением этой политики стали его поездки за рубеж.

Интересна реакция зарубежной прессы на эти поездки. Корреспондент «Юнайтед Пресс Интернейшнл» Шапиро, умный и ядовитый журналист, не лишенный юмора, писал о поездке главы нашего правительства в Скандинавию следующее: «Эта поездка носит в основном характер семейного пикника. Верховный правитель Советов добавит еще три новые страны к внушительному списку из 20 стран... Хрущев любит выезжать за границу с семьей... Ни один из других видных государственных деятелей не может оторваться от своих официальных обязанностей дома на столь длительный срок и путешествовать по всему свету».

Действительно, никто из видных деятелей не находит возможности совершать столь дорогие и в то же время нередко бесплодные поездки. Недаром в народе недоумевают: «Неужели, — говорят многие, — у него дома нет никаких дел?» И над этим есть смысл задуматься. Только за прошлый год тов. Хрущев находился в поездках за границей и по стране 170 дней, а сейчас, когда 1964 год еще не закончился, он отсутствовал на работе 150 дней. Если к этому добавить, что в 1963 году им было проведено 128 парадных приемов, обедов и завтраков, т.е. каждый третий день, то сколько же времени остается на работу?

Он ездит с огромной свитой, причем в отдельные поездки берет, кроме родственников, много других людей. Например, в США с ним ездили 150 человек. Он как-то резко критиковал Молотова за то, что тот хотел поехать в ГДР с женой и подарить немцам два автобуса. А сам что делает? В США ездил с женой, сыном, дочерью, зятем и возил туда огромное количество подарков. В Париж ездил с женой, дочерью, зятем и также возил подарки. Семья сопровождала его в ОАР, Индию, Индонезию и другие страны. В скандинавские страны поехал с женой, тремя дочерьми, двумя зятьями.

Причем в каждую поездку он берет дорогостоящие подарки: самолеты, автомашины, меха, ружья по спецзаказу и т.п. Иногда дает их людям недостойным. Например, Секу Туре подарил «Ил-18». В Египет повез две автомашины «Чайка», автомашины «Москвич» для детей Насера и другие. Там в свою очередь подарили автомашины ему и жене, дочери и зятю.

Хотя многие поездки эти бесполезны для страны, вокруг них затевается большой шум. «Правда» и «Известия», радио и телевидение превозносят их до небес, как событие всемирно-исторического значения, печатают и передают многочисленные фотоснимки. Портретов Сталина за 1952 год в «Правде» было опубликовано всего шесть, а портретов тов. Хрущева только за 1964 год опубликовано в той же газете 147. Вот вам и пример истинного борца против культа!

Цель поездок и связанных с ними шумихи и саморекламы — убедить людей у нас и за границей, что тов. Хрущев якобы действительно обладает непревзойденными качествами и огромным непререкаемым авторитетом в массах.

Этой же цели служат приемы, завтраки, обеды и т.п. В нашу страну ежедневно приезжает огромное количество нужных и ненужных зарубежных деятелей, дельцов, капиталистов-туристов и т.п. И он принимает всех подряд, кого надо и не надо.

Все это до чертиков надоело всем. В Москве и других городах для встреч иностранных гостей отрываются от работы десятки тысяч людей. Руководящим работникам и активу тоже все это надоело. А ведь советским людям — ответственным работникам, министрам и другим товарищам попасть к тов. Хрущеву на прием почти невозможно.

В своих импровизированных выступлениях, а также в беседах с иностранцами он рассекречивает сведения, составляющие порой величайшую государственную тайну. Однажды в неподходящей обстановке козырял количеством ракет; одному из иностранцев сообщил секретные сведения о съемках из космоса. На разных совещаниях, куда, кстати говоря, приглашается большое число совсем ненужных людей, он тоже говорит много лишнего. Но особенно развязно он ведет себя за границей. А после всего этого упрекает КГБ, будто его работники не умеют охранять тайну.


Престижу нашей дипломатии и государства тов. Хрущев наносит существенный вред и тем, что попирает элементарные нормы международного этикета. На заседании Организации Объединенных Наций он снял ботинок и стал стучать им по столу в знак протеста. Это позорное поведение он и до сих пор выдает за доблесть. Или вспомните, как премьер реагировал на пресс-конференции в Париже на то, что какие-то личности что-то выкрикнули из зала. «На три метра в землю вобьем», — кричал он тогда во всеуслышание.


На Западе многие удивляются. «Если, — говорят они, — советский премьер так ведет себя, то чего же от остальных ждать?» И действительно, у него нет элементарной выдержки. Он, например, так рассказывал о своей беседе с послом ФРГ перед отъездом в Скандинавию: «Я ему как следует выдал, отругал, сказал, что мы вас всех, немцев, перебьем, сотрем с лица земли» и т.д. Представьте себе, товарищи, что если бы с нашим послом кто-нибудь так же говорил? Как реагировали бы на это мы?

Теперь о новшествах, которые тов. Хрущев ввел в практику переговоров с иностранными деятелями. Он все чаще поручает ответственнейшие переговоры не руководителям партии и государства, не министру иностранных дел, не дипломатам, а своему зятю. Аджубей вел переговоры с Кеннеди, с папой Иоанном XXIII, канцлером Эрхардом и т.д. Политика становится, так сказать, семейным делом, и Аджубей теперь его особо доверенный человек. Тов. Хрущев ежедневно, порой неоднократно ссылается на него: Аджубей сказал то-то, посоветовал то-то. Он стал исполнителем многих его затей во внутренней и внешней политике, в расстановке кадров. Хотя, надо прямо сказать, — это совершенно не подготовленный для таких целей человек и к тому же болтливый, опасный человек, с авантюристическими замашками.

Недавно по поручению тов. Хрущева Аджубей ездил в ФРГ. В беседах с западными журналистами Аджубей вел себя безответственно, делал заявления, которые дали повод западной прессе изображать дело таким образом, будто Советский Союз в интересах улучшения отношений с ФРГ готов пойти на уступки милитаристам за счет Германской Демократической Республики и Народной Польши. Это не могло не вызвать вполне понятного недовольства у немецких и польских товарищей, которые прямо заявили, что они не понимают, почему советский премьер-министр собирается посетить Западную Германию в такое время, когда там происходит разгул реваншизма, когда немецкие милитаристы открыто угрожают безопасности ГДР, Польши и Чехословакии.

Когда бывшие русские цари или Кеннеди, Черчилль и другие руководители зарубежных стран пользовались и пользуются таким методом, это объяснимо. Но зачем в нашем социалистическом государстве, в нашей партии возрождать семейно-династическую дипломатию, которая в большом ходу при дворах королей и императоров? Разве к лицу нам поступать так? Это не наша, чуждая нам линия, заслуживающая самого сурового осуждения.

Приведенные факты убедительно свидетельствуют о том, что по вине тов. Хрущева во внешнеполитических действиях нашей страны основной линией стали чуждые характеру советского государства и коммунистической партии неосмотрительность, субъективизм и авантюризм. Понятно, что все это может привести к ослаблению наших позиций на международной арене, к определенной изоляции нашей страны, к подрыву авторитета нашей партии.

Вот почему нельзя терпеть такое положение дальше, нельзя усугублять его. Необходимо решительно покончить со всем этим, оздоровить обстановку и на этом участке.

Об опасности появления нового культа личности

Товарищи! Разрешите теперь перейти к характеристике методов, которые тов. Хрущев применяет в руководстве партией и страной.

Как уже отмечалось, он грубо попирает коллегиальность в работе, возвел в систему метод единоличного решения важных принципиальных вопросов внутренней и внешней политики. Судите сами: им введена порочная практика решения многих принципиальных вопросов не на заседаниях Президиума ЦК, а за обедом, в присутствии лишь некоторых членов руководства. Но разве можно серьезно обсуждать вопросы за обедом, разве можно думать, что люди что-то скажут, выступят со своими мнениями и предложениями в такой обстановке?


Разрешите на примере поездки в Египет показать крайнее своеволие тов. Хрущева, его нежелание считаться с мнением коллектива, раскрыть, насколько далеко ушел он, принимая те или иные решения. На этом примере очень наглядно проявились его излюбленные методы бесконтрольных действий, навязывания решений в обход Президиума ЦК.

Перед его отъездом, между прочим, на Президиуме был поднят и вопрос о присвоении Насеру звания Героя Советского Союза. Все высказались против. Казалось, вопрос решен. Вдруг с дороги — шифровка: «Насеру надо присвоить звание Героя. Пусть Георгадзе вылетает в Каир с наградой». Все были поражены, за какие заслуги присваивать Насеру столь высочайшее звание? Ведь это ярый националист, он буквально душил коммунистов, загнал их в бесчеловечные концлагери.

Говорят: он их выпустил. Но ведь это информация с его слов, а сколько он коммунистов уничтожил? Коммунистическая партия разгромлена там, запрещена, объявлена вне закона, и Насер не собирается отменять этот закон. Другой довод: будто бы Насер строит социализм. Но разве мы впервые сталкиваемся с националистами, которые цепляются за священный лозунг социализма? И какой это будет социализм? Сам Насер не раз заявлял, что это социализм «во имя Аллаха, великого и всемилостивого», а «основы» его заложены якобы в Коране.

Говорят далее, что Насер «полевел» и осуществляет чуть ли не коллективизацию. Но изучите его поведение в целом, его отношение к СССР. Пока висела смертельная опасность в Суэце, он — наш друг. Миновала гроза, и послышались другие песни. «Мы разгромили врага с помощью Аллаха», — заявлял он, а про нас забыл.

Теперь весь мир говорит об Асуанской плотине. Это действительно величайший дар советского народа Египту. Однако Насер сначала обратился к США и лишь после того, как они ему отказали, попросил помощи у нас. Причем тогда у него было отчаянное положение: раскол Объединенной Арабской Республики (выход из нее Сирии), появление грозного соперника (Касем в Ираке), тяжелое внутреннее положение, отказ США построить плотину и т.п.

Есть основания думать, что он и сейчас, как говорится, себе на уме. По пятам за тов. Хрущевым в Египте ездил Ареф. Он выступал с националистическими речами, а Насер оправдывался: Ареф — националист, недалекий человек. Но Ареф не сказал ничего такого, чего бы не говорил Насер. Это близнецы, которых и родная мать не отличит. Что неловко было говорить Насеру, то сказал Ареф — вот где разгадка.

И вот этому-то деятелю Египта вручается орден Ленина и Звезда Героя Советского Союза!

Не успел дойти ответ на первую телеграмму Хрущева, поступает вторая: «Говорил с Насером о награде. Он просил наградить тем же званием и маршала Амера — свою правую руку». Представьте себе положение Президиума ЦК: Насеру уже объявлено, и об этом сведения проникли в печать. Если Амеру не присвоить звание, разразится скандал, пострадает авторитет нашей страны в арабских странах. И пришлось пойти на такой шаг!

А возьмите факт предоставления Египту нового займа в размере 300 млн золотых рублей. От тов. Хрущева пришла телеграмма: «Египет просит заем 500 млн рублей. Знаю, что тяжело. Обсудите, сколько можем дать». Опасаясь, что Президиум откажет, он тут же шлет вторую телеграмму: «Мы с Насером уже условились о займе в 300 млн рублей». И затем без всяких просьб, а своей властью объявил, что дарит Египту оборудование для совхоза стоимостью 3 млн рублей.

Еще один факт: его речь в Египте против национализма. Такие речи могут произноситься только с ведома Президиума ЦК. Ведь это острый вопрос: чуть-чуть собьешься, и можно поссориться с руководителями национально-освободительного движения, навредить делу. А он без всякого совета произнес на эту тему очень нечеткую речь, которая насторожила многие молодые государства.

Теперь вдумайтесь, товарищи, какими методами все это сделано. Все задумано и решено им самим, за спиной Президиума, затем он создает обстановку безвыходного положения для Президиума и в этой обстановке навязывает одно за другим свои решения под угрозой серьезных неприятностей для престижа страны. Разве это ленинские нормы, которыми он любит демагогически козырять? Ничего подобного — это грубое нарушение созданных Лениным порядков и норм работы руководящего органа ЦК партии. Вот и судите сами, как далеко зашел он в нарушении ленинских норм коллективного руководства.

Tags: 60-е, архивы_источники_документы, большевики и кпсс, версии и прогнозы, история, обращения и выступления, правители, революции и перевороты, ссср, хрущев
Subscribe

promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments