Призыв македонянина. (serg_slavorum) wrote in eto_fake,
Призыв македонянина.
serg_slavorum
eto_fake

Category:

Славяне и «рабы». Была ли связь?

Оригинал взят у swinow в Славяне и «рабы». Была ли связь?












С.В. Иванов, «Торг в стране восточных славян».








В некоторых, в основном западноевропейских языках, как старых, так и современных существуют похожие и родственные друг с другом слова, обозначающие понятие «раб», «невольник». Они похожи также на слово, которым в средневековье в латинском и греческом языке называли славян. Их довольно много. Вот, для примерна, некоторые из таковых: английское slave («слейв»), французское esclavе («эсклав»), немецкое Sklave («склаве»), португальское escravo («эскраво»), итальянское schiavo («скиаво»).



Похожие, однокоренные слова, означающие невольников известны также в некоторых скандинавских языках, а также в голландском, в старом греческом, в латыни, и даже в румынском и средневековом арабском языках. Существование этих слов дало почву для многочисленных атиславянских, вообще, и антирусских, в частности, высказываний, рассуждений, теорий и даже целых пропагандистских волн, подчас приобретавших размах объемной мифологии. Причём, что интересно – отголоски этого отразились и на «академической» науке. И, как это уже бывало не раз, с разными глупостями, некоторые, на наш взгляд, не совсем адекватные идеи, связанные с этими словами, закрепились в трудах отдельных исследователей, или даже целых научных школ, породив серию причудливых и удивительных «научных» по форме, но, по сути, не совсем обоснованных высказываний и мнений.

Суть их аключается в том, что слова, обозначающие рабов и самоназвание славян («славяне», или «словене») якобы, родственны. Если ознакомиться с соответствующей теорией, и сжато постараться её изложить, получается, что «западноевропейские слова со значением «раб», связаны с этнонимом славян», якобы, «по причине того, что в средневековье, славяне, очень часто и массово становились объектами работорговли», что, якобы, и привело к использованию их самоназвания для создания слова, обозначающего невольника.

Более того, в XVIII—XIX вв. в западноевропейской публицистике были очень популярны и упорно муссировались идеи, что, якобы, само слово «славянин» происходит от латинского, или греческого слова со значением «раб». Начало этим рассуждениям положил один французский историк и публицист XVIII века. Полемика с этим мифом встречается, например, ещё в «Дневнике писателя» Ф. М. Достоевского.
(Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений: в 30-ти т. Т. 23. М., 1990, с. 63, 382.)

Что касается версии о происхождении названия «славяне» от слова, обозначавшего рабов – в настоящее время, наукой она не рассматривается и давно признана ошибочной, или, даже, намеренно славянофобской.

Но, как говорится хрен редьки не слаще – ибо, что касается происхождения европейский названий невольников, якобы, от нашего имени, то это, как раз, та самая идея, которая до сих пор иногда повторяется некоторыми авторами, причём, на наш взгляд, довольно безосновательно. И вот на этом вопросе мы хотим остановиться немного подробней.

Итак, начнем по порядку. Что же мы, на самом деле, знаем об этих словах? Во-первых, как мы уже упомянули, все они являются родственными – имеют общую основу, общее происхождение. И, на самом деле, хорошо известен их источник – язык, откуда они пришли. Родиной указанных слов является Византия. Именно там, в средние века, в так называемом, среднегреческом языке (греческом языке средневековой эпохи) появилось слово «σκλάβος» (читается как «склавос» – «невольник»). Далее – из Византии, из греческого языка это слово попадает в средневековую латынь. Там оно приобретает форму «sclavus» («склавус»). А из средневековой латыни – международного юридического, политического, торгового и научного языка Средневековой Западной Европы (на котором, на самом деле, столетиями, вёлся весь официальный документооборот, а также летописание всех западных стран) это слово как раз и распространяется почти во все западноевропейские языки. И во многих из них существует до сих пор. Кроме того, видимо, непосредственно из среднегреческого языка, похожие слова попадают в румынский и арабский языки. Хотя, при этом, возможно, что так же, как и в случае с западноевропейскими языками – они туда попадают через посредничество латыни.

Таким образом, как мы видим, прямое появление и распространение этих слов в западноевропейских языках по причинам, якобы, обильной торговли славянскими невольниками практически исключается. Так как, слово имеет чётко прослеживающуюся и понятную историю. И возникло оно отнюдь не на Западе, а именно в Византии.

Однако мы пока лишь отследили историю распространения слова по разным языкам. А это лишь часть проблемы. Главный же вопрос заключается в том, какова же история его появление в самом греческом? Как оно появилось в языке средневековой Византии? Откуда оно взялось? Какие у него корни?

И на этот вопрос есть два вариант ответа. Первым является чуть видоизменённый вариант всё той же версии «средневековой работорговли», многочисленными жертвами которой, якобы, «являлись славяне».

Дело в том, что византийцы называли славян склавины (читалось по-гречески как sklävs) и это слово, в общем-то, похоже на то самое слово, которое явилось исходным для многочисленных западных «невольников». Более того, от греческого слова, которым обозначали на этот раз уже именно славян, происходит средневековое латинское Sclaveni. Оно в нескольких разных вариантах написания также часто использовалось всеми государствами, официальным языком которых была латынь, для обозначения славян. Причём, иногда с «c» в первых буквах, иногда с «k», иногда без – просто «Slaveni». И, таким образом, в соответствие с версией о работорговле – если данные слова действительно родственны, получается, что это именно в Византии, во времена раннего средневековья славяне оказались в таком большом числе в качестве невольников, что в среднегреческом языке даже появилось целое слово, происходящего от их этнонима для обозначения понятия «раб». Которое, соответственно, дальше (по уже прослеженному нами маршруту) через латынь попало в разные западные языки.

Ну что же – слова действительно похожи… Но подождите, мы же упомянули, что есть две версии появления этого слова в греческом. Какова же вторая?

А вторая версия выглядит следующим образом. Слово «раб» в среднегреческом языке происходит от греческого глагола skyleúo - означающего, «добывать военные трофеи», 1-ое лицо единственного, числа которого выглядит как skyláo. Данная версия, в частности, изложена тут: F. Kluge, Etymologisches Wörterbuch der deutschen Sprache. 2002, siehe Sklave. (Этимологический словарь немецкого языка, 2002, статья «Склаве».)

Таким образом, получается, что греческое слово «склав», «раб» – происходит от греческого же слова, первоначальным значением которого было «захваченный на войне», «пленённый на войне». И, как видите, в этом случае, нет никакой связи этого слова с этнонимом славян. На самом деле – получается что «славяне» и все эти многочисленные западноевропейские «склавы» являются лишь омонимами (созвучными словами).

Об омонимах мы скажем чуть подробнее. Примеров таких созвучных совпадений можно привести очень много (как внутри одних и тех же языков, так и между словами из разных языков).

Сравните, например русские слова «ключ» («ручей, источник») и «ключ» («предмет для открывания замков»), «коса» («сплетённые волосы») и «коса» («орудие для срезания травы»), «земля» («почва») и Земля (название нашей планеты), «язык» («человеческая речь») и «язык» («орган ротовой полости»). Из более необычных можно вспомнить, например, русский разговорный вариант имени Дмитрий – Диман, или Димон, и сравнить его со словом «демон». Или сравнить русское название североафриканской страны «Марокко» и русское же слово «морока». Или, немецкое слово «West» («Вест» – «запад») и русское слово «весть» («сообщение, новость»). Ещё пример – английское слово «chill» («чил» – «холод») и название южноамериканской страны «Чили». Другой пример – немецкое слово «König» («кёниг» – «царь», «император») и русское слово «конюх». Всё это довольно близкие (а иногда, даже, буквально совпадающие) по звучанию слова, но, при этом, они имеют разное значение, и как правило, совершенно разное происхождение. Таких примеров, на самом деле, можно привести сотни. Это довольно распространённое явление.

Таким образом, в соответствие с этой версией, в средневековой Византии возникло новое слово, связанное с глаголом, означающим «захватывать военные трофеи», которым стали называть рабов, невольников. При этом старое, ещё античное слово, которое ранее обозначало рабов – для невольников больше не употреблялось, ибо им стали называть людей, более похожих на крепостных крестьян, прикреплённых к земле, и работавших на ней. А вот обыкновенных невольников стали называть этим новым словом, которое из греческого попало в латынь, а их неё распространилось во многие другие языки. Вот так примерно это всё может выглядеть.

Как же Вы думаете, какой из этих двух вариантов происхождения западных слов – «невольников», нам следует выбрать как наиболее вероятный? Вопрос совершенно не праздный. Чем нам нужно руководствоваться для принятия данного решения? Я думаю – ответом должны являться научные аргументы. А что же такое «научные аргументы»? Это рассмотрение фактов и их анализ – то есть сравнение с другими фактами. Вот это и надо делать для определения того, какой из двух предполагаемых вариантов является более адекватным. К сожалению, подчас, создаётся впечатление, что этот простейший и основополагающий принцип напрочь игнорируется и забывается некоторыми авторами.

И так – какие же здесь могут быть факты? Я думаю – подходящими могут являться сведения об истории средневековой Византии, в которой само это слово и возникло. И, в частности, её войн со славянами. Точнее правильнее сказать – истории славянских завоеваний Византии VI-IX веков. В ходе которых, славяне полностью захватили многие бывшие европейские земли и провинции Восточной Римской империи, превратив их в свои собственные независимые государства. Некоторые, из которых, к слову сказать, существуют до настоящего времени. Напомним – в средние века славяне полностью захватили бывшие римские и византийские Далмацию, Иллирию, Панонию, Мезию, Дакию, почти всю Македонию и Фракию на которых ныне и располагаются довольно многочисленные южнославянские государства – от Словении до Болгарии.
















Римские провинции во второй половине первого тысячеления н.э. почти полностью завоеванные и заселенные славянами.

Кроме того, тогда же славяне захватили многие земли даже в границах современной Греции – включая колыбель Античной Греции, полуостров Пелопоннес. Который с момента славянского завоевания и аж до XIX века, до времени освобождения этих земель от Турецкой империи, и образования современной независимой Греции, назывался славянским именем Морея (буквально «морская земля», «земля среди моря»). Также, славяне захватили остров Крит и некоторые области в Анатолии, в Малой Азии (ныне относящиеся к азиатской части Турции). Были даже отдельные славянские колонии в Сирии. Некоторые княжества были основаны славянами прямо на границах столицы Византии, города Царьграда – Константинополя. Например, будущая Болгария, и ещё одно, Солуньское, центром которого был город Салоники (который славянами назывался Солунь). По сообщениям ромейских (так сами себя называли византийцы) хроник, когда славяне захватили земли в Греции – сами греки столетиями боялись там показаться. В частности есть такое упоминание о Мореи (Пелопоннесе). Следами былого славянского присутствия в современной Греции являются, в частности, довольно многочисленные сохранившиеся топонимы славянского происхождения. Такие, например, как название города Волос (дано в честь славянского бога Волоса, или Велеса) и т.д.
















Славянский мир после завоевания славянами европейских провинций Византии.

Обобщённо о завоевании славянами Византии можно почитать здесь и здесь.
Более подробно, например, здесь.

Здесь же, кстати, можно вспомнить один знаменитый византийский текст, повествующий о соседних с Византией племенах славян и антов ещё до славянского завоевания европейской части империи. Речь идёт о работе Стратегия (или Стратегикон), которая приписывается императору Маврикию (539-602). Она содержит очень ценные и интересные сведения о славянах. В том числе и об их отношении к рабству и рабам.

Вот отрывок из неё, содержащий интересующие нас сведения:

«Племена славян и актов живут вместе, и жизнь их одинакова: они живут свободно, и не дают никому поработить себя или подчинить. Их весьма много в их стране, и они очень выносливы, выносят легко и зной и стужу, и дождь и наготу тела, и нищету. К тем, кто приходит к ним и пользуется их гостеприимством, они относятся ласково и приятельски, радушно встречают их и провожают потом от места до места, охраняя тех, кто нуждается в этом. Если будет гостю какой-нибудь вред по вине хозяина, по его нерадивости — тот, кто ему доверил гостя, поднимает против него войну и считает своей священной обязанностью отомстить за гостя. Тех, кто находится у них в плену, они не держат в рабстве бессрочно, подобно другим народам, но ограничивают их рабство известным сроком, после чего отпускают их, если они хотят, за некоторую мзду в их землю, или же позволяют им поселиться с ними, но уже как свободным людям и друзьям. Этим они снискивают их любовь».

(Хрестоматия по истории СССР. Т. I / Сост. В. Лебедев и др. М., 1940, с. 23 – 25)



Другой, более современный вариант перевода слов об отношении славян к рабству из этого текста, выглядит так:



«(…) будучи свободолюбивыми, они никоим образом не склонны ни стать рабами, ни повиноваться, особенно в собственной земле.»



(Стратегикон Маврикия, Изд. Подг. В.В. Кучма. СПб., 2004, с.189)



Как видим, византийцы явно не ассоциировали славян с рабами даже в те времена, когда те ещё только приступили к завоеванию самой Византии. А уж что говорить о той эпохе, когда славяне заняли почти всю европейскую её половину.















Сербская карта, на которой показана территория расселения славян по Балканскому полуострову в IX веке. Славяне на ней обобщённо названы сербами, это особенная, не общепризнанная сербская точка зрения. Но сама карта вполне адекватна.





Таким образом, если мы принимаем во внимание все вышеприведённые факты, то упомянутая версия, о происхождении среднегреческого слова «раб» от названия славян представляется крайне странной и просто таки невероятной. Ибо – на самом деле, после завоевания Византии, славяне на очень существенной части её территории были совсем не рабами, а напротив – ГОСПОДАМИ. Ну или в худшем случае, просто вольными поселенцами, завоевателями – в земли которых сами ромеи (византийцы) просто таки боялись заходить. Слово «раб» происходящее от имени завоевателей и победителей – это в высшей степени странно. Боюсь, что мы не найдем в истории ни одного подобного примера! Такого просто не бывает, и быть не может. Ибо «захватчик» и «раб» – это противоположные по смыслу слова. Более того – если мы посмотрим на саму Византию, в тех её частях, которые продолжали оставаться независимыми от многочисленных славянских государств – там мы обнаружим довольно большое число славянских по происхождению деятелей, которые занимали вполне высокое положение в обществе. Известны византийские военные и политические лидеры, религиозные иерархи, высшие сановники и просто богатые и благородные люди, славянского происхождения. Включая нескольких императоров, которые видимо, имели славянские корни. К таковым, в частности относится, Максимилиан. А по одной версии, даже сам великий Юстиниан имел славянские крови (о свидетельствах в пользу чего, в частности, писал Венелин, очень подробную работу которого можно прочитать в этом сборнике: Антинорманизм).

Так что – как мы видим, идея происхождения названия рабов в Византии от названия славян – не выдерживает элементарной «проверки на практике». Таким образом, получается, что это слово, скорее всего, происходит именно от того самого глагола, означавшего «захватывать военную добычу». И, соответственно, первоначально, как мы уже упоминали, оно означало «захваченный на войне», «пленник». Что, согласитесь, само по себе, совершенно логично.

«Но, позвольте», возможно, воскликните Вы, «а как же быть со словом склавены, которым греки называли славян»? От которого происходит латинское наименование славян? Ведь греки правда называли славян похоже на пленников «склавов»? Да – это правда, греки называли «славян» и «пленников» очень похожими словами. Связано это с особенностями греческого произношения. Звукосочетание «сл», которым начинается славянское самоназвание для средневековых греков являлось очень неудобным и труднопроизносимым.

Для нас это совершенно обыкновенное сочетание звуков, но для греков оно было сложным. Такое часто бывает у носителей разных языков. Попробуйте, например, произнести какое-нибудь длинное немецкое слово – скорее всего, Вы встретите там совершенно не читаемые для русского вместе сочетания звуков. Или, с другой стороны, попробуйте заставить немца произнести, например, русские слова «жаворонок», «жеребёнок», «щёголь» – в ответ, Вы услышите много удивительных звуков.

Тоже самое было у греков с самоназванием славян. И чтобы сделать это слово более произносимым – греки вставили в начало этого слова, в «сл» звук «к». Что сделало его похожим на другое – то самое, греческое слово, связанное по значению с военными трофеями. Таким образом, видимо, с самого начала, это были всего лишь омонимы. Созвучные слова. И не более. С момента своего появления.

Получается, на самом деле, английское «slave», немецкое «Sklave», итальянское «schiavo» и т.д. с одной стороны, и русское «славяне», польское «słowianie», хорватское «slaveni», кашубское «słowiónie» и т.д. с другой стороны – не имеют друг к другу НИКАКОГО отношения. И «связаны» между собой не более, чем имя известного испанского певца Хулио Иглесиаса с русским матерным словом из трёх букв, вопросительная производная от которого, как известно, очень похожа на это имя. Мы воздержимся от приведения здесь этой формы, но думаем, что большинство читателей с ней знакомо.















Хулио Иглесиас (Julio Iglesias) имя, которого никак не связано с очень похожим русским матерным словом, и является, всего лишь, современным испанским вариантом латинского имени Юлий (IULIUS) – которое носил в частности, знаменитый римский военачальник и консул, предшественник римских императоров, Юлий Цезарь (GAIUS IULIUS CÆSAR).

Таким образом – оба рассматриваемых греческих слова действительно очень похожи друг на друга. Равно как и их современные английские производные – слова «slave» («раб») и «Slav» («славянин») также действительно похожи. Но следует понять, что это просто забавные причуды природы, курьёзы, связанные с развитием языков. И не более. Повторимся в который раз – омонимы это совсем не редкое явление в человеческих языках. Если приводить ещё примеры похожих по звучанию слов, и сравнивать тот же английский и русский языки – то можно упомянуть английское слово «dildo» («дилдо» – в одном из значений, «парень, мужик») и русское слово «дылда» («очень высокий, долговязый человек») – очень похожие слова, не имеющие, тем не менее, никакого общего происхождения. И, раз уж мы вспомнили табуированные слова, мне нравится один пример омонимичных совпадений между армянским и английским языками. Это армянское слово «клир» (бранное, «половой член») и английское слово «clear» («клир» – «чистый, ясный», от латинского «clarus»). Снова настолько похожие внешне и столь разительно отличающиеся по смыслу слова. На самом деле, это просто хорошие примеры причудливости и удивительности некоторых внешних совпадений в разных языках. К числу которых, видимо и относится указанное сходство между этнонимом славян и названием невольников.

При этом за прошедшие столетия, данная похожесть вызвала действительно колоссальное количество различных инсинуаций, передергиваний, а подчас и прямо оскорбительных антиславянских выпадов. Почти каждый, кто имел какие-то злые, или враждебные цели в отношении славян вообще, или каких-то конкретных их групп, например, русских – обычно брал на вооружение это совпадение и пытался его эксплуатировать. От Наполеона и англичан, до Вильгельма и Гитлера. И самое удивительное, что, несмотря на всю очевидность того, что тождественность слов «славянин» и «раб» сомнительна – эта мысль в качестве «истины» просочилась даже в «академическую науку».

При этом, в виду древности данного омонимичного совпадения, а также ключевой роли самих славян в политических процессах, протекавших в разные времена в Европе (в том числе, и в средневековую эпоху) это совпадение, видимо, могло эксплуатироваться в пропагандистских, антиславянских целях ещё в очень ранние времена. Возможно, ещё со времён самой Византии. По крайней мере – точно можно сказать, что в период войн, которые вели против полабских и поморских славян немецкие императоры – один из немецких авторов тех лет, а именно Адам Бременский попытался провести параллели между латинским sclavus и славянами. К этой же аргументации, как мы уже сказали, прибегали многие последующие авторы, обслуживавшие разные антиславянские амбиции. Но древность попыток такого приравнивания, конечно же – не делает его более оправданным. Это просто омонимы. Совпадения звучания и написания. Хотя, длительность и настойчивость их приравнивания друг к другу – иногда действительно впечатляет. Многие люди, особенно на Западе, трудились над этим регулярно и подолгу.

Теперь пару слов про академических учёных. Некоторым из них, в том числе и отечественным, случилось в своих работах заявить о связи между данными словами. Причём, иногда в очень категоричной форме. Например, возьмём цитату А. В. Назаренко: «Не может быть сомнения в том, что очень большая часть рабов, поступавших на европейские рынки в IX в., была славянского происхождения. Об этом недвусмысленного говорит само происхождение слова „раб“ в западноевропейских языках: нем. Sklave, франц. esclave < ср.-лат. sclavus „раб, славянин“» (А. В. Назаренко. Древняя Русь на международных путях. М., 2001, с. 95.)

Однако, чтобы там не утверждал Назаренко, и как бы однозначно он это не заявлял – как мы с Вами убедились, сомнения в связи этих слов, на самом деле есть, и очень серьёзные. Более того – перефразируя, ради шутки, самого Назаренко можно заявить следующее: «Не может быть никаких сомнений, что происхождение слова «раб» в западноевропейских языках от слова «славянин» крайне сомнительно, а равно как сомнительно и то, что большая часть рабов на европейском рынке IX века была славянского происхождения».

Однако, что касается таких авторов, как Назаренко – нам приходится констатировать, что они, видимо, не слишком серьёзно заботятся внимательным и всесторонним анализом данной ситуации, и подчас ограничиваются лишь громким и хлестким заявлениями. Иногда, кстати, смахивающими на соревнования по плевкам в самих себя. И Назаренко, на самом деле, не единственный автор, от которого можно услышать подобные тезисы. Как правило, их авторы апеллируют к различным средневековым свидетельствам о работорговле в славянских государствах. Сообщения о чём, действительно иногда попадаются в разных источниках.











Князь Святослав (942-972).












Например, высказывание русского князя, записанное в Повести Временных Лет. Речь идёт, о фразе, которой знаменитый Святослав объяснял в 969 году своё решение переселиться из Киева в Переяславец на Дунае. В город, где, по его словам, стекаются блага из разных стран, в том числе из Руси «скора и воск, мёд и челядь». Из чего вытекает, что основными товарами, которые Русь поставляла в те годы на международный рынок, были скора (меха), воск (очень ценный по тем временам продукт пчеловодства, использовался для производства свечей и в других целях), мёд (видимо, хмельной напиток, медовое вино) и челядь (рабы). Некоторые интерпретаторы данной фразы зачастую трактуют её как то, что указанных рабов, вывозили, чуть ли не из числа самих подданных князя. Что, конечно же, полная ерунда. Просто во времена Святослава – Русь постоянно вела различные наступательные и часто победоносные войны, например, с финно-уграми, с вятичами и, конечно же, с хазарами. Включая знаменитый разгром Хазарии. Скорее всего, эти войны и служили постоянным источником невольников, которые Русь экспортировала на внешний рынок. А совсем не так, как это представляется некоторым гражданам с чрезмерно развитым воображением – что Святослав чуть ли не на улицах русских городов хватал прохожих, и вывозил их для продажи. Конечно, нет – это были захваченные во время войн пленники. Сообщения о массовых захватах которых, Святославом, в той же войне с хазарами достаточно прозрачны. И, таким образом, кстати, далеко не все из них были славянами. Более того – скорее всего, как раз славян среди «челяди» Святослава был минимум. Разве что – предки нынешних москвичей, вятичи. Остальные – это были, либо жители Хазарии, либо финно-угры, либо другие побеждённые Святославом враги.











Святослав, художник Николай Зубков.












Существуют и другие примеры свидетельств работорговли в славянских земель. В том числе именно славянами. Но у них также существуют совершенно разные варианты трактовок. Некоторые из этих свидетельств рассматриваются, например, вот здесь.

Интересно, что идею о происхождении западноевропейских слов, обозначающих понятие «раба» от этнонима славян, в своё время, активно взяли на вооружение приверженцы норманистской версии происхождения русского государства. Ею они пытаются иллюстрировать и, даже, как им кажется, «доказывать» свои причудливые представления о древнейшем периоде истории нашей страны и нашего народа. Подробней о самом норманистском учении и о его вопиющих антинаучностях, мы планируем написать в отдельной статье. Здесь же ограничимся пока лишь констатаций того факта, что из уст норманистов, идея о родстве данных слов, иногда звучит в очень категоричной, и даже агрессивной форме. Как пример, могу привести недавние слова одного норманиста, которые тот привёл в споре со мной, развернувшемся на одной из страничек в интернете. Привожу слова этого человека (подписывался он тролевым псевдонимом, поэтому указывать его не стану). Вот его незатейливая фраза: «(…)огромные массы рабов-славян, которых викинги ловили по Южной Балтике, гораздо проще было сдать немецким и франкским феодалам, а также переправить в Кордову. Понятно почему в Западной Европе славянин означало раб…» и далее, в таком же духе. Вот в такого рода, с позволения сказать, реальность свято верят современные норманисты, или как они сами себя иногда называют «настоящие историки». Высказывания такого содержания (а иногда и ещё хлеще) из их уст далеко не редкость. Но, как это часто бывает с идеями норманистов, действительности они «соответствуют» с точностью ДО НАОБОРОТ! Ровно наоборот!

Это убогое представление о славянах Южной Балтики – есть полное невежество. На самом деле, славяне поморских и полабских областей были могущественными и очень воинственными народами. Они столетиями воевали с немцами, с саксами и франками, и столетиями же со скандинавами – с данами, шведами и норвежцами. Иногда совместно с одними из них – они союзничали против других. Иногда наоборот – отбивались от широких коалиций, в которые входили, наряду с немцами, или скандинавами, некоторые славянские племена. Когда же они не воевали, то вели активную торговлю, а также часто обменивались с соседями невестами – скандинавы, или немцы присылали своих дочерей для славянских принцев, а в ответ получали дочерей славянских королей. Сообщений об этом в средневековых источниках посвящённых Балтике очень много. Это фактически, один из основных сюжетов в дипломатических контактах той поры в данном регионе.

Что же касается войн, разбоя и захвата пленников – мы планируем осветить этот вопрос подробно в статье «Средневековые славянские пираты Балтики и Северного моря», в которой намерены рассказать об этом максимально полно. Здесь же скажем, что, несмотря на то, что в настоящее время самыми разрекламированными средневековыми пиратами являются скандинавы – на самом деле, славяне Балтики также вели очень активную военную и разбойничью деятельность на море – в том числе против этих самых, излишне героизируемых некоторыми, скандинавов. А иногда, случалось и такое что, славяне нападали на кого-то совместно со скандинавскими викингами. И сведений об этом сохранилось, на самом деле, очень много. В данном тексте мы ограничимся лишь перечислением нескольких фактов.

Во-первых, балтийские славяне упоминались под именем «венды» (так их называли соседние неславянские народы) в числе нападавших на Англию и Ирландию викингов. Некоторые из тех самых, знаменитых, преисполненных ужасом английских текстов, повествующих о грабежах VIII-IX веков – в числе нападавших, помимо данов и норвежцев, прямо упоминают вендов! Об этом писал ещё в XIX веке великий русский историк Гедеонов.

Далее – хорошо известно несколько текстов немецких хронистов, в которых славянских пиратов Рюгена, Фемарна, Вагрии и ободритских земель – называют вообще САМЫМИ опасными и кровожадными разбойниками Балтики. Особенно, если верить этим немецким сообщениям, непобедимыми и беспощадными пиратами были жители острова Рюген (по-славянски Руяна). Об этом сообщает, в частности, Адам Бременский, вот отрывок из его работы:

«(…)Три острова следует выделить из тех островов, что лежат напротив славянской земли. Первый из этих – Фембре. Он расположен напротив области вагров и его, как и остров Лаланд можно увидеть из Старграда. Второй расположен напротив вильцев. Им владеют руяне, очень храброе славянское племя, без решения которого, согласно обычаю, не предпринимаются никакие общественные постановления. Их боятся поскольку они находятся в тесных сношениях с богами, или скорее с демонами, которым они воздают больше почитания, чем остальным. Оба эти острова полны пиратами и кровожадными разбойниками, которые не щадят никого из проплывающих мимо. Всех пленников, которых другие обычно продают, они обычно убивают (…)»



(Текст приводится по работе А.Г.Кузьмина Кто в Прибалтике «Коренной»? М. 1993 г.)



Ещё одно свидетельство видим у Гельмольда. В своей «Славянской хронике», тот пишет следующее:

«Ране, у других называемые руанами,— это жестокие люди, обитающие в сердце моря и сверх меры преданные идолопоклонничеству. Они первенствуют среди всех славянских народов, имеют короля и знаменитое святилище. Поэтому, благодаря особому почитанию этого святилища, они пользуются наибольшим уважением и, на многих налагая иго, сами ничьего ига не испытывают, будучи недоступны, ибо в места их трудно добраться. Племена, которые они оружием себе подчиняют, они заставляют платить дань своему святилищу. (...) пренебрегая совершенно выгодами от земледелия, они всегда готовы совершать нападения на море, возлагая свою единственную надежду и всё богатство на корабли».

Более того – эти самые славяне систематически нападали на Данию и Швецию. Грабили города, захватывали пленников. В частности в 1043 году, они захватили и разграбили датский город Рибе.













Болеслав Кривоусый (1085-1138), польский христианский король, активно боровшийся с языческими славянскими пиратами Балтики.

Продолжениее поста в "каментах". Оригинал здесь.
Tags: германия, немцы, опровержения и разоблачения, рабство и феодализм, русские и славяне, языки
Subscribe

promo eto_fake март 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments