mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

Тайны Катыни, Ч.2/2


Подводя итог сказанному, отметим следующее. Во-первых, в решении вопроса о месте проживания определяющим являются время составления документа, содержащего информа­цию об адресе, и сопутствующие ему обстоятельства. Во-вторых, становит­ся ясно, что германские и польские списки эксгумированных в Катынском лесу и перечни связываемых с ними «вещдоков» являются бесполезными в качестве военнопленного поляка, проживавшего в западной части Гер­мании: был на территории Польши во время ее войны с Германией, отказал­ся возвращаться в Германию, предпо­чел участь военнопленного.

Польские списки эксгумиро­ванных в Катынском лесу и перечни связываемых с ними «вещдоков» являются бесполез­ными для действительной идентификации «жертв Катыни». Истинная ценность этих источников заключается в их способности изобличать фаль­сификаторскую деятельность германских «исследователей» катынских захоронений.

Все это справедливо и в отноше­нии некоторых документов и коррес­понденции, которая также оказалась зафиксированной в этих списках.

Странным представляется наличие у польских военнопленных разных документов и текстов на немецком языке: №363 — книга; №3708 — «До­кумент о военной службе на немецком языке»[14]: № 4120 — «1 биография на не­мецком языке», место проживания ее владельца — «Liebenau, SchloJ3straJie»[15]. Интересный случай — неизвестный № 1606. Неопознанный. Среди «вещдоков»: «2 Teile einer Paketauf-schrift: mit Adresse und Absender; Adresse: Franciszek, Sohn d. Jan Kozielsk; Absender: Osrerade, Regierungsbezirk Posen» (2 части пакета с надписями: ад­ресом назначения и отправителя; ад­рес — Franciszek, сын — d. Jan Kozielsk; отправитель — Osrerade, админист­ративный округ — Posen). В поль­ском списке: «...Osterode Poznanski Franciszek syn Jana».

№ 1264. Неопознанный. В перечне «вещдоков»: «Отправитель: Idaszewski в Schrimm. Warthegau, ul. Wartheufer 1». В польском списке появляется ука­зание на дату письма: «13.1.1940». Warthegau — название западной части Польши после ее аннексии Германи­ей и превращения в одну из областей (Der Gau) ее. Schrimm — это немец­кое название польского города Срем. Письмо позднее, из Германии. В плену он его получить не мог.

Ряд писем отравлен из облас­ти Warthegau (западные районы Польши, присоединенные к рейху). № 1047. Неопознанный. В дополни­тельном списке Восса состав «вещдоков» расширяется, появляется запись: «1 Adresse: Szulczynski, Posen-Wartegau, Konigsplatz 3». В официальном гер­манском списке, а также в списке ПКК она проигнорирована. № 3049. Tutschek, Adolf. «Вещдоки» представле­ны четырьмя почтовыми карточками с адресом отправителя: «Gg. Tutschek, in Sterbruch, Kreis Kempen, Warthegau». № 3690. Ciesielski, Stefan. Среди «вещдо-ков»: «Почтовые открытки с отпр.: Ле­сопильный завод Laski, почта Hirschek, Kreis Kempen, Warthegau» (край Кем-пен, Вартегау). До 1920 года край Кем-пен в Познани находился на юго-вос­точной окраине прусской провинции Позен, в конце октябре 1939 года он был включен в состав Reichsgau Posen, Regierungsbezirk Калиш.

№ 1018. Неопознанный. Среди «вещдоков» листок с адресом: «Sofia Koszinska, ul. Lipnowska 13, Wloclawek-Leslau». В польском списке город на­зван «Wloclawek», что гарантирует восприятие этой записи, как создан­ной до германской оккупации. Между тем данное название возникло позд­нее. В октябре 1939 года на основе военного округа Позен (Posen) было создано административное образо­вание Reichsgau Posen, 29 января 1940 года переименованное в Reichsgau Wartheland, а находящийся в нем го­род Wloclawek был переименован в Leslau. Итак, это письмо не могло быть написано ранее этой даты и получено ранее февраля месяца.

№ 2468. Slowik Adolf. Среди «вещ-доков»: «1 письмо с адресом: Господин Капек, Франц, Konigshutte II, Deutsch-land, Ost-O.-Schl., Grafin-Laura-Str. 1». Konigshutt (Krolewska Huta — «коро­левская хижина») — город в Верхней Силезии, принадлежал Германии до 1921 года, затем Польше (Chorzow), с сентября 1939-го — снова Германии. Konigshutt II, или Chorzow II, — севе­ро-западная часть города.

№ 1776. Chmielewski Kazimierz. Среди «вещдоков»: «2 Briefe a. Namen: Irena Schmidt, Lemberg, ul. Bulwar-ska 1, adressiert an: Eward Schmidt, Ko-zielsk.» (2 письма. Имя: Ирена Шмидт, Lemberg, ul. Bulwarska 1; адресует в: Эвард Шмидт, Козельск). В поль­ском списке адрес изменен: «Lwow, ul. Bulwarska 1». Письмо в Козель­ский лагерь из города с названием «Lemberg», или «Lwow», направлено быть в принципе не могло, так как с сентября 1939 года он входил в со­став УССР и назывался Львов. Запута­лись германские подчиненный Восса и их соратники из ПКК.

Особо следует сказать о ряде за­граничных адресов, находившихся вне Германии. У одного, опять же не­опознанного, трупа (№ 3733) зафик­сировано письмо из США («1 письмо со штемпелем, New York, Brooklyn). Список ПКК дополняет эту информа­цию датой его отправления: «stempel Broklin N.Y. 4. Dec. 28. 1939». Значит,

письмо из США в начале 1940 года было получено в лагере для воен­нопленных! Если поверить в эту ис­торию, то как следует относиться к рассказам об ужасном и всевозмож­ном притеснении польских военно­пленных в советских лагерях?! Чтобы поверить в возможность этого, надо быть безнадежно наивным челове­ком. Перед нами очередной под­ложный документ, проще говоря — фальшивка. То же следует сказать и о письме голландского Красного Крес­та, которое якобы получил Kardas Marian (№ 728).

Имеется также ряд писем, якобы подготовленных к отправлению по адресам (вариации на тему: «на де­ревню, дедушке»), которые гаранти­руют не только то, что они не могли бы дойти по назначению, но и то, что в лагере их не приняли бы к отправ­ке на почту. У № 1588 (Zapolski Jerzy) зафиксировано письмо с фантасти­ческим адресатом: «1 ходатайство об освобождении из заключения комен­данту в Москве». № 473 в основном списке Восса пропущен. В дополни­тельном списке появляется запись о трупе (Berlinerblau Leopold) с данным номером и указанием на один «вещдок» — карточку: «Лагерь Fichnowsk, станция Babinka, при Smolensk». От­правление (допустим это) из данного лагеря карточки с адресом, раскры­вающим всем его местоположение, исключено; значит, ее поступление в Козельский лагерь невозможно. Если предположить, что она предназна­чалась для отправки из Козельского лагеря, то возникает вопрос: как этот Berlinerblau Leopold мог узнать не только о существовании этого лагеря, но и о его расположении? В офици­альном списке данный труп числится неопознанным майором, упомина­ния об этой карточке отсутствуют — возможно, потому, что она была признана слишком грубо сделанной фальшивкой. В списке ПКК этот но­мер пропущен.

Ниже мы приведем те материалы из списков эксгумированных и иденти­фицированных в Катыни, в которых имеются указания на важные для нас даты или обстоятельства, позволяю­щие сделать заключение о возмож­ности или невозможности данного события.

У неопознанного трупа (№ 2784) в качестве «вещдоков» зафиксиро­ваны: «2 Briefe aus einem deutschen Gefangenenlager mit Adressenangabe: Germania, Fr. Kozl, Nr. 1751 Stalag II c IX/19» (2 письма из немецкого ла­геря для пленных с указанием его ад­реса: Germania, Fr. Kozl, № 1751 Шта-лаг II c ГХ/19)[16]. Поскольку переписка между военнопленными, содержав­шимися в германском и советском ла­герях для военнопленных абсолютно исключена, то вывод, что мы имеем дело с фальшивкой, неизбежен. Если кому-то данное заключение покажет­ся излишне категоричным, добавим: 19 сентября 1939 года ни Fr. Kozl (но­мер 1751), ни кто иной (с каким бы то ни было другим номером) отправить какое-либо письмо по какому бы то ни было адресу не мог. По той прос­той причине, что данный Stalag IIC был образован девятью днями позд­нее — 28 сентября 1939 года[17]. Фаль­шивка она и есть фальшивка (Мал зо­лотник, да дорог!)

№ 3708. Pufahl Roman. Проживал: Warschau, Strafte des 6. August 58 m 2. Среди «вещдоков» зафиксировано: Bescheinigung uber Militardienstzeit in deutscher Sprache (Документ о воен­ной службе на немецком языке).

№ 3072. Вместо трупа зарегистри­рован следующий комплекс «вещдо-ков»: «3 почтовых открытки с отпра­вителем: Solska Halina Rembertow ul. 11. Nov.». Город Rembertow до герман­ской оккупации Польши был районом Варшавы, позднее стал отдельным го­родом.

№ 781. K... Boleslaw. В связи с ним зафиксировано фото с надписью: «Deine sich sehnende Frau, Lemberg, den 13.2.1940» (Твоя тоскующая жен­щина, Лемберг, 13.2.1940). Сомнение вызывает то, что эта женщина (пред­положительно, полька), делая эту надпись, назвала город не «Львов», как он назывался в это время (это можно объяснить), ни даже «Lwow» (что можно было бы ожидать), а «Lemberg». Через двадцать лет после того, как он перестал так называть­ся, и за полтора года до того, как по­сле начала Великой Отечественной войны он после захвата его герман­скими войсками вновь получит имя «Lemberg».

№ 1017. Krol Fryderyk. Среди «вещ-доков»: «1 Brief an das Rote Kreuz in Berlin mit Abs.: A. Krol in Schwarzwasser» (1 письмо Красному Кресту в Берли­не с отпр.: A. Krol в Schwarzwasser). В польском списке запись почему-то изменена с важным для нас до­полнением: «Listy z nadawca^ Helena Krol, Strumien Gornu Sl^sk Wshod z dn. 7.1.1940 r.» Здесь необходимы не­которые пояснения относительно места нахождения корреспондента. Schwarzwasser: во-первых, место в Ostprignitz-Ruppin (Германия); во-вторых, немецкое название поль­ских городов Strumien (на Висле в Cieszyn — Силезия) и Czarna Woda (Поморское воеводство), которые в октябре 1939 года вошли в состав Германии. Следовательно, некто из Германии или из вошедших в рейх польских земель направил письмо в Берлин! Вполне возможно. Но при чем здесь Козельский лагерь, Сталин, Берия и т. д. и т. п.? И этот «вещдок» представляется как доказательство того, что его обладатель оказался в советском плену и был расстрелян органами НКВД весной 1940 года в Катынском лесу!!! Очередной «ляп» фальсификаторов из команды Восса, который ПКК пытался скрыть.

Германские списки трижды зафик­сировали очень интересный для нас адрес: улица Адольфа Гитлера («Adolf-Hitler-Str.») в двух городах. Здесь, по адресу «Bromberg, Adolf-Hitler-Str. 30» проживал доктор Wincenty Sniady. «Маленькая записная книжка» с этим адресом была якобы обнаружена при трупе № 3836, под которым значит­ся некто Sniady Franciszek. Польский Красный Крест исказил запись в по­литически важной для них части, ука­зав прежнее название города и улицы: «notesik z adresem: Sniady Wincenty Bydgoszcz, Gdanska 30». Этим легко устранялись всякие следы «просчета» команды Восса, а значит, и основания для подозрения относительно фаль­сификации данного комплекса «вещ-доков».

Вот еще одна маленькая история, связанная с этим городом и улицей в нем. Среди вещдоков Frelkewicz Jozef

(№ 1300) зафиксирована: «1 Karte, Absender: Frelkewicz, Litzmannstadt, Adolf-Hitler-Str. 104a» (1 карта, от­правитель: Frelkewicz, Litzmannstadt, улица Адольфа Гитлера 104a). С этим адресом и возможностью его появле­ния у какого бы то ни было польского военнопленного, содержавшегося в СССР, связаны две проблемы. Поль­ский город Лодзь был переименован в «Litzmannstadt» лишь 11 апреля 1940 года по приказу самого Адольфа Гитлера[18]. В это время уже начался, как утверждается гитлеровско-геббель-совской версией, расстрел польских военнопленных из Козельского лаге­ря в Катынском лесу. Допустим, что так и было. Допустим также, что карточка эта была отправлена 11 апреля или в ближайшие дни, а на прохождение ее, как международной корреспонден­ции, по всем инстанциям потребова­лось бы в лучшем случае дней 10—15. Значит, в руки адресата она могла бы попасть в период между 22—26 и 26—30 апреля. Скорее всего гораздо позднее. Но хорошо известно, что с 3 по 11 апреля из Козельского лагеря в распоряжение УНКВД по Смоленской области было отправлено 1643 воен­нопленных, а по 28 апреля (включи­тельно) — 4235. Последние 259 воен­нопленных отправили 10—12 мая[19]. Шансы получить данную открытку в лагере были ничтожны.

Но даже окажись этот военноплен­ный в последнем списке, все равно он не смог бы получить эту карто­чку. Просто потому, что еще в марте 1940 года всякая переписка военно­пленных на время была полностью прекращена. Если эта карточка дей­ствительно принадлежала Frelkewicz Jozef, то это может означать, что он не был среди военнопленных и был рас­стрелян при иных обстоятельствах в условиях оккупации части советской территории германскими войсками. Либо команда Восса, во время прове­дения так называемой идентифика­ции «снабдила» данной телеграммой труп кого-то из расстрелянных фа­шистами в 1941 году.

Наконец, из «вещдоков», записан­ных за Kardas Marian (№ 728) мы уз­наем, что сам он проживал по адресу: «Bromberg, Adolf-Hitler-Str. 67 oder 68». Как его угораздило переместиться не только в пространстве (с централь­ной улицы крупного польского го­рода в барак Козельского лагеря УВП НКВД СССР), но и во времени (из не­коего месяца 1940 года, возможно, не ранее апреля) во вторую половину сентября 1939 года, чтобы попасть в советский плен, — одному богу известно! Если всерьез принять такую его способность к столь чудесным пе­ремещениям, то легко будет принять и информацию о получении им письма голландского Красного Креста («Brief vom hollandischen Roten Kreuz»), ми­нуя всяческие препятствия, которые НКВД СССР чинило для военноплен­ных в их стремлении к общению с заграницей. Иначе всю эту историю с № 728 придется отнести к разряду небылиц, сочиненных в окружении Восса для безгранично доверчивых обывателей из Польши, Великобрита­нии и США.

Такой адрес мог быть написан в документе или на какой-либо бумаге, только спустя некоторое время после официального присоединения тер­ритории, на которой был располо­жен польский город Bydgoszcz (Быд-гощ), переименованный в Bromberg, а улица Gdanska — в Adolf-Hitler-Str. Но когда это произошло, никакой во­еннослужащий польской армии, ока­завшийся в плену в СССР, не мог жить ни в городе Bromberg, ни на улице Adolf-Hitler-StraBe. Да и никакие доку­менты или бумаги с таким адресом не могли попасть в катынские могилы до момента их вскрытия командой Восса в конце марта — начале апре­ля 1943 года. Впрочем, возможен еще один вариант: бумаги с этим адресом могли попасть в катынские могилы вместе с самим Kardas Marian уже пос­ле оккупации Смоленской области германской армией. Следовательно, и расстрелян он мог быть только по распоряжению германских оккупа­ционных властей, естественно — не органами НКВД СССР.

Не менее — пожалуй, даже еще бо­лее интересна и показательна — исто­рия с № 3096 (не опознан). В списке Восса информации о месте прожи­вания нет. Она появилась только в дополнительном списке («Schoneck/ Westpr. Bahnhofstr. 35») и получила за­крепление в официальном списке. Проблема в том, что данный адрес появляется даже не в 1940 году, а зна­чительно позднее. В составе Герман­ской империи Schoeneck — поселок в Западной Пруссии; после перехода ее к Польше (1920 год) название поселка изменили на Schoneck; позднее он был преобразован в город Skarszewy. Под этим названием в 1939 году он вошел в состав Германии и был переименован в город Schoneck. И только в 1942-м получил название «Schoneck (Westpr)». Westpr — «Западная Пруссия»[20]. И в этом случае, если мы всерьез примем гитлеровско-геббельсовскую версию катынской трагедии, придется допус­тить еще более значительную, чем в предыдущем случае, способность данного неопознанного № 3096 к пе­ремещению во времени уже не на не­сколько месяцев, а на годы! Из 1942-го в 1939 год! Нет пределов удивлению: до чего дошли польские «чародеи» уже в то время! Впрочем, сомнения, разъ­едающие веру, остаются и заставляют расценить этот факт не как чудо рас­чудесное, а как банальное проявление фальсификаторской работы герман­ских политических и полицейских органов, стремившихся свалить на СССР собственную ответственность за массовые расстрелы в Катынском лесу разных групп людей, находившихся в их власти.

Возникает вопрос: как у военно­пленных польских офицеров, яко­бы расстрелянных в Катынском лесу весной 1940 года, могли оказаться письма с адресами, в которых старые польские названия городов и улиц уже изменены на немецкие, если писем из Германии военнопленные в СССР получать не могли и не по­лучали? Это возможно, если среди расстрелянных и захороненных в братских могилах Катынского леса были те, кто проживал на террито­рии Польши, оккупированной Герма­нией в сентябре 1939 года (и СССР, в июле 1941—1943 годов), и мог вести переписку. Расстрелять и захоронить их на закрытой территории, вблизи места расположения командования группы армий «Центр» и строящего­ся бункера для Гитлера, могли только немецко-фашистские оккупацион­ные власти.

Обращает на себя внимание стран­ное распределение адресов, о которых шла речь: они в массе своей группи­руются в небольшом количестве мест, расположенных в тех частях Польши, которые были включены в рейх, то есть там, где германские власти име­ли наилучшие условия для быстрого получения подлинных документов, писем и т. д., необходимых в качестве «вещдоков» для обоснования нужной им версии происхождения массовых захоронений в Катынском лесу.

Так воздвигалась грандиозное по своим масштабам и цинизму анти­советская, антирусская политиче­ская конструкция — «Massenmord von KATYN». В основе его проекта — поли­тический интерес, строительным ма­териалом служила ложь. Но как давно и хорошо известно, ложь — трудное дело. Если в политическом плане она и представляется подходящим «стро­ительным материалом», то в истори­ческом — обрекает «строителей» на конфуз, а их конструкции — на кру­шение. В данном случае интересы на­уки органично переплетаются с поли­тическим и человеческим интересом отстаивания чести и достоинства сво­ей Родины от злостных наветов.
САХАРОВ Валентин Александрович,
профессор факультета государственного управления МГУ им. М. В. Ло­моносова,
доцент, доктор исторических наук
Примечания:
[1] См. В. А. Сахаров.Актуальные проблемы изуче-ния «Катынской истории». — «История России: поли-тика, власть, управление: Сборник статей, посвящен-ный 80-летнему юбилею заслуженного профессора
Московского университета В. А. Кувшинова». М., 2010.
[2] См. В. А. Сахаров. Германские документы об эксгумации и идентификации жертв Катыни
(1943 г.). — «Тайны Катынской трагедии. Материа-лы “круглого стола”, проведенного 19 апреля 2010
года в Государственной Думе Федерального Собра-ния Российской Федерации». М., 2010. Выступле-ние с приложением текстов и фотокопий текстов документов, в том числе германских и польских см. В. А. Сахаров. Германские документы об эксгума-ции и идентификации жертв Катыни (1943 г.). — www.kprf.ru/rus_law/79589.html 2010-05-27 09:13.
[3] См.Государственный архив Российской Феде-рации (далее — ГАРФ). Ф. 7021. Оп. 114. Д. 34.
[4] См. ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 36.
[5] См. «Amtliches Material zum Massenmord von KATYN. Im Auftrage des Auswarligen Amtes auf Grund urkundlichen Beweismaterials zusammengestellt, bearbeitet und herausgegeben von der Deutschen Informationsstelle». Berlin, 1943; см. также: www.katyn-books. ru/archive/amtliches/amtliches_material.html
[6] См. В. А. Сахаров. Германские документы об эксгумации и идентификации жертв Катыни (1943 г.). С. 90, 91, 96.
[7] См.: ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 23. Л.145—145 об. (русский перевод документа), 146—146 об. (текст документа на польском языке); В. А. Сахаров. Германские документы об эксгумации и иденти-фикации жертв Катыни (1943 г.). С. 90—91, 96—97; «Немцы в Катыни. Документы о расстреле поль-ских военнопленных осенью 1941 года». М., 2010. С. 106—128, 131.
[8] См. ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 35.
[9] Чтобы не загружать статью многочисленными сносками, все тексты будут даваться по официальному изданию списка эксгумированных и иден-тифицированных в Катынском лесу. Все случаи разночтения между ним, а также основным и допол-нительными списками Восса оговариваются в тесте. Ключевые слова в адресах и важные для нас части слова выделяются светлым курсивом.
[10] См.: «Катынь. Пленники необъявленной вой-ны. Документы и материалы». М., 1999. С. 297—299,
400, 426; «Катынь. Март 1940 г. — сентябрь 2000 г. Расстрел. Судьбы живых. Эхо Катыни. Документы». М., 2001. С. 253—254. — www.katyn-memorial.ru/ru/arxiv/66-speczialnye-lagerya-nkvd-sssr-dlya-polskixvoennoplennyx.html?start=1
[11] См. http://de.wikipedia.org/wiki/Kreis_Berent
[12] См. Ю. И. Мухин. Катынский детектив. М., 1995. С. 97—98.
[13] Город Lemberg есть также в составе Германии (Федеральная земля: Рейнланд-Пфальц).
[14] Здесь и далее: перевод немецкого текста на русский дается с оставлением в нем на языке оригинала названий городов, улиц, а также имен и фамилий.
[15] Очевидно, речь идет о немецком городе на реке Димель в 25 километрах к северо-западу от Касселя (в Гессен).
[16] Есть информация о двух лагерях с названием «Stalag IIC». Первый был расположен в Воль-денберг (Woldenberg) Добегниев-Стрзелецки (на территории оккупированной Польши), образован 28 сентября 1939 года, закрыт в июне 1940 года; второй находился в Грайфсвальд (Greifswald. Германия, район Мекленбурга), образован в июне 1940 года. См. www.soldat.ru/force/germany/camp.html
[17] http://forum-mariupol.com.ua/viewtopic.php?p=31940
[18] www.rigacv.lv/salaspils/spisok_lagerei
[19] См.: Российский государственный военный ар-хив. Ф. 1/П. Оп. 2-Е. Д. 9. Л. 351, 363—364.
[20] См. www.territorial.de/dawp/berent/schoenst.htm
Tags: архивы_источники_документы, версии и прогнозы, военнопленные, германия, история, катынь, книги и библиотеки, опровержения и разоблачения, польша, преступления и наказания, россия, ссср, фальсификации и мошенничества, фашизм и нацизм
Subscribe

promo eto_fake март 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments