mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

Глава 38. Куда же полетел Гесс? Ч.2/3


Юнити Валькирия Митфорд (англ. Unity Valkyrie Mitford, 8 августа 1914 Лондон — 28 мая 1948, Обан) — дочь британского аристократа Митфорда, сторонница идей национал-социализма, поклонница и любовница Адольфа Гитлера

Начало

Слабость позиции, «о переговорах Гесса», состоит в том, что если и был наделен Гесс особыми полномочиями о подписании документов по переговорам от лица Германского правительства, то кто же был уполномочен это сделать от лица Английского правительства? Иначе, что это за договор? Если со стороны Германии, все-таки, более менее ясно, так она была инициатором данного процесса, отсюда и присутствие на «переговорах» второго лица в партийной иерархии Третьего рейха Гесса, то в отношении Англии полное непонимание и темнота, в отношении лица (или лиц), наделенных подобными полномочиями? Каким образом могло состояться подписание такого рода соглашения? Если это не было глубоко задуманной операцией англичан, с целью провокации руководства Германии на подобное мероприятие, то, как же, в таком случае, можно говорить о переговорном процессе? Если провести аналогию с нашим советско-германским соглашением от 1939 года, то его подписали с нашей стороны нарком иностранных дел Молотов, сочетая исполнительную должность Председателя СНК, при партийном контроле в лице Сталина. А с немецкой стороны договор подписал министр иностранных дел Риббентроп, тоже, имеющий особый мандат на проведение переговоров подобного рода.

Он писал, впоследствии, в своих тюремных воспоминаниях:

«Хотя я был наделен неограниченными полномочиями для заключения договора, все же, учитывая значение русских требований, счел правильным обратиться с запросом к Адольфу Гитлеру».

Пусть Рудольф Гесс, тоже по аналогии, был бы наделен такими полномочиями и мог консультироваться с Берлином, но кто же, с английской стороны должен был быть представлен на переговорах? Нельзя же, на полном серьезе, предполагать, что документ, подписанный от лица Британской империи Гамильтоном, якобы, являющимся ставленником шотландских сепаратистов, будет являться основанием для его ратификации английским парламентом? Конечно же, нет!

Речь шла о секретных переговорах, не подлежащих огласке. Я уже высказывал предположение, что речь шла о финансовых проблемах, связанных с будущей агрессией против Советского Союза. Здесь, все время крутится Геринг, который и ворочал большими деньгами в Германии и имел связи с банковскими кругами всех крупнейших стран Европы и Америки.

Может быть речь на таких переговорах могла идти о финансировании оппозиции Черчиллю, с тем, чтобы в ближайшем времени сместить кабинет министров? Сложно гадать. Но, как видите, Уинстон, сам оказался, парень не промах, и лихо зацепил Гесса, уволочив того в Англию.

Насколько похищение Гесса потрясло верхушку Третьего рейха, можно судить по книге Курта Рисса «Кровавый романтик нацизма».

«Бегство Гесса поразило Геббельса так же сильно, как и весь остальной мир. Когда министру пропаганды сообщили новость по телефону, он потерял дар речи. Через полчаса Фрицше зашел к Геббельсу в кабинет, но не застал его там. Он позвонил ему домой, но ему ответили, что министр уехал в свою загородную резиденцию в Ланке. Только через два часа Фрицше удалось связаться с ним. Он спросил у Геббельса, какие будут указания, каким образом следует освещать это невероятное происшествие и какими причинами объяснять бегство. Геббельс ответил мрачно и немногословно: «Сегодня я не приду в министерство». Фрицше возразил: «Но мы должны сказать хоть что-нибудь!» Тогда Геббельс пробормотал обреченно: «Говорите что хотите. Я не знаю, что вам посоветовать. Бывают  обстоятельства, справиться с которыми не под силу даже лучшему пропагандисту». Геббельс бросил трубку и отправился в постель.

Спасать положение пришлось главе департамента печати рейха доктору Отто Дитриху. (Помните, рассказ И.Ф.Филиппова в одной из начальных глав? – В.М.). Результат получился удручающе жалкий. Он не придумал ничего лучше, чем предложил распространить слух, что Гесс стал жертвой несчастного случая, когда выполнял задание над вражеской территорией. Оставшееся без руководства министерство пропаганды возражало, поскольку опровергнуть подобную версию не составляло особого труда. Тогда Дитрих придумал иное объяснение: мол, на Гесса нашло помрачение рассудка, и он, движимый своими пацифистскими убеждениями, улетел в Англию. Более того, следовало добавить, что его нельзя считать изменником и перебежчиком, так как ему просто-напросто нечего выдавать противнику.

Когда Геббельс прочитал придуманное Дитрихом объяснение, с ним случился приступ истерии. Как можно было сказать, что Гесс, бывший заместителем самого фюрера, сумасшедший? И какие после этого мысли возникнут в умах немецких обывателей? Не станут ли они спрашивать себя: а может быть, все окружение Гитлера состоит сплошь из душевнобольных? Однако прекрасно отлаженный механизм министерства пропаганды уже заработал, и эта версия успела облететь весь мир еще до того, как англичане сообщили, что Гесс приземлился в Шотландии. Таким образом, геббельсовским пропагандистам, по крайней мере, удалось первыми распространить сенсационную новость.

Геббельс придерживался того мнения, что Гесс не мог нанести по престижу Третьего рейха более сокрушительный  удар. Он даже называл поступок Гесса более тяжелым преступлением, чем бегство  с поля боя (из дневника Рудольфа Земмлера). Позднее  он пересказал Якобсу свой разговор с Гитлером во время долгой прогулки по саду рейхсканцелярии. По его словам он снова  расспрашивал Гитлера о случае с Гессом, и тот подтвердил, что незадолго до своего бегства в Англию Гесс заходил к нему. Гесс спросил фюрера, не изменил ли он свое намерение продолжить войну с Англией, на что Гитлер ответил отрицательно. Тогда Гесс решил на свой страх и риск полететь в Англию и выступить в качестве посредника. Геббельс добавил от себя, что Гесс нанес делу рейха ущерб, размеры которого трудно сразу оценить.

Примечание. Среди историков преобладает мнение, что Гесс был послан в Англию самим Гитлером. Достаточно сказать, что самолет, на котором он летел, был подготовлен конструктором Вилли Миссершмиттом, его тренировками руководил личный пилот Гитлера, а в пути его сопровождал летевший на другом самолете Гейдрих, который после возвращения в рейх тотчас же был принят Гитлером».

Почему-то вектор исследований многих историков о полете Гесса, как правило, указывает только в одну сторону – Англию. Нет ли в этом деле определенной заданной направленности?

Кроме того, надо понимать, исходя из создавшейся ситуации, что Гитлер и его окружение, действительно попали в патовую позицию с Гессом. И молчать нельзя, в связи с его «исчезновение», и говорить об «исчезновении» – нет слов, чтобы дать объяснение случившемуся. Говорить, что Гесса похитили – это сильный удар по Гитлеру, как политической фигуре. Как же это могло произойти, что человек из партийной элиты страны похищен вражеской разведкой? Это, значит, расписаться перед гражданами страны в собственной беспомощности. Если же в открытую, говорить, что Гесс полетел на секретные переговоры по поводу мирных соглашений с Англией, то, псу под хвост, все тайные приготовления к войне с Советским Союзом.

Но вернемся к «переговорам» с одним из главных  фигурантов, обозначенному в нашем деле, Биргеру Далерусу. Его, кстати, тоже привлекут в качестве свидетеля на Нюрнбергском процессе по обвинению Г.Геринга, как раз за эту самую встречу в Шлезвиг-Гольштейне в 1939 году. Но благодаря влиянию высокопоставленных людей из деловых кругов, которым не нужна была лишняя реклама, дело по Далерусу спустили на тормозах.

Вот что писала газета «Известия» в 1946 году по поводу нашего фигуранта.

«Ни об одном свидетеле не говорили столько, сколько о Далерусе. С самого начала предполагалось вызвать его. Потом встретились какие-то затруднения, и защита послала ему опросный лист из 72 вопросов, на которые Далерус должен был ответить под присягой. Потом защита стала настаивать, что без личных показаний Далеруса истина не может быть выяснена. Далерус выехал из Швеции. В дни, когда допрашивались свидетели по делу ГерингаДалерус задержался в Париже. И вдруг посреди допроса Геринга трибунал услышал, что Далерус в Нюрнберге, но спешит куда-то» (www.izvestia.ru/retro/article3091275).

Тем не менее, Далерус присутствовал в зале заседаний и дал свои свидетельские показания. Он и раньше не молчал по этому поводу и

«в 1945 году издал книгу своих мемуаров "Последняя попытка: Лондон - Берлин летом 1939-го года»… Рассказал он тогда и о своих тайных визитах в Лондон до и сразу после объявления Гитлеру войны Великобританией и Францией - 3 сентября… (http://sverigesradio.se/cgi-bin/International)

Но обратите внимание, с какой тщательностью охранялась тайная встреча Гесса и тех людей из Англии в 1941 году:

«Биргера Далеруса убили через несколько лет после войны. Его задушили; труп вместе с машиной утопили в озере. Какая-то пресса попробовала тогда об этом написать, но её тут же заткнули. Больше фактов нет – одни версии, домыслы, догадки…».

Но, попутно убрали и еще одного «эмиссара и посредника – Юнити Митфорд». http://www.echo.msk.ru/programs/netak.

Читатель вправе задать вопрос: «А не уводит ли все это от существа нашего дела о наших заговорщиках? Причем здесь Гесс?». Напротив! Да, не будь Гесс ключевой фигурой во всем этом деле, не было бы столько преград  к раскрытию тайны этого полета. Поверьте, без наших заговорщиков не обошлось в этом деле.

Не могу не удержаться, чтобы не обратиться к еще одному персонажу из данной «оперы»  – это, промелькнувшая выше, Юнити Митфорд. Автор данной публикации, думается, не совсем точен в оценке «убийства» Юнити Митфорд  28 мая 1948 года, хотя, как следует из ее буйной биографии, ей могли и «помочь» уйти в мир иной. Даже краткое изложение ее похождений в верхах третьего рейха, думаю, не оставит равнодушным, ни одного читателя.

Юнити МитфордИтак, краткое «либретто оперы» о Юнити Митфорд, времен Адольфа Гитлера из книги «Женщины фюрера» Антона Иоахимсталера. Сначала небольшие анкетные данные. Юнити родилась в 1914 году в семье известных в аристократических кругах Фримен-Митфордов. Она была одной из шести сестер семейства Митфордов. Когда ей исполнилось 18 лет, ее ввели в светское общество Лондона. В 1932 году она познакомилась с любовником ее сестры Дианы, основателем Британского фашистского союза сэром Освальдом Мосли. Через некоторое время, сестра Юнити – Диана, окончательно порвет со своим мужем и свяжет свою судьбу с английским фюрером. Обратите внимание на то, как были сильны идеи фашизма в то время в мире и, особенно, в Европе, если жены (как и в случае с Катрин фон Кантцов, о которой речь пойдет ниже) бросали своих мужей, ради того, чтобы близко соединиться с  носителями этих идей. Правда, это были всё же представители аристократических кругов жаждавших, как всегда острых ощущений. Но, тем не менее, молодая Юнити попала под влияние Освальда Мосли, прониклась духом фашистского мировоззрения и  вместе с сестрой Дианой в составе делегации Британского фашистского союза прибыли в Нюрнберг на пятый съезд НСДАП, который проходил там, в 1933 году.

В этом центре национал-социализма они пытались, с помощью Эрнста Ганфштенгля, с которым были знакомы еще по Лондону, добиться встречи с Адольфом Гитлером, но потерпели фиаско.  Э.Ганфштенгль, интересная личность тех лет из окружения Гитлера, и, между прочим, друг Д.Рузвельта, оставил свои воспоминания. Вот несколько строк из его краткого рассказа о сестрах Митфорд:

«Они были очень милы, но с ног до головы так разряжены, что резко отличались от недавно провозглашенных идеалов германской женщины…

Мы пообедали у Гесса, сделавшего неопределенные замечания о том, что фюрер очень занят».

Продолжаем рассказ по книге А. Иоахимасталера. Таким образом, получается, что первая поездка Юнити в Германию закончилась неудачей.

Но надо отдать должное ее настойчивости. Через год, она снова посещает родину нибелунгов, якобы, для «изучения языка», но тайная цель, все та же, – знакомство с фюрером. Вскоре ее вожделенная мечта осуществилась. В ресторане «Остерия Бавария» секретном местечке, где любил трапезничать Гитлер, она постаралась обратить на себя его внимание. Вскоре, после этого знакомства с фюрером, посетители будут часто видеть сияющую Юнити за столиком Гитлера.

«Ее немецкий язык становится все лучше и лучше, и вскоре она уже могла вести политические разговоры с Гитлером, откровенность которого с ней вызывала изумление его свиты. Так, например, доктор Геббельс записал: «За обедом была Митфорд. Она открыто ругает Муссолини… я не могу понять, почему фюрер терпит это». Но Гитлер прислушивался к ее комментариям по внутриполитическому развитию, к ее обоснованной критике английского  правительства и ее представлению о политической обстановке в мире. Для него, не знакомого лично с Англией, эти беседы с Юнити, несомненно, стали полезной возможностью познакомиться с внутренней структурой английских высших кругов. Юнити особенно настаивала на тесной дружбе между Англией и Германией. И именно это являлось главным мотивом ее поведения».

Не удивительно, что молодая красивая девушка из английской аристократической семьи произвела на Гитлера сильное впечатление. В последующем, они будут встречаться чаще и не только за обеденным столиком.

«В последующие годы Гитлер видел восторженную Юнити преимущественно на официальных мероприятиях, где ее с самого начала опекал Эрнст Ганфштенгль, гитлеровский шеф иностранной прессы. Юнити вела дневник, в котором записала, что между 1935 и 1939 годами она встречалась с Гитлером более ста раз. Адъютанты Гитлера, Шауб или Брюкнер, приглашали ее в «Остерию» или на мероприятия, поездки и т.д. К общему изумлению своего окружения, Гитлер спокойно позволял себе в ее присутствии говорить о делах, явно не предназначенных для ушей иностранки. Хотя надо отметить, что военные операции в ее присутствии никогда не обсуждались. Так, для Юнити стало полной неожиданностью вступление германских войск в Австрию и занятие Чехословакии».

Да, можно поверить, что все это, действительно, произошло так неожиданно для Юнити. Ведь, она так увлеченно разговаривала с Гитлером о разных приятных новостях, что и не замечала, как  Гитлер, время от времени ненадолго отлучался, чтобы отдать кое-какие приказы. Кто бы мог подумать, что из этого выльется, разного рода аннексии, да аншлюсы. Выяснилось, что Гитлер мастер преподносить сюрпризы. Пока они развлекались беседой, немецкие войска без выстрелов заняли Чехословакию. Однако случилась небольшая неприятность. Над Юнити Митфорд сгустились тучи. Немецкая полиция, вдруг, проявила к ней, почему-то повышенный интерес, как представительнице  туманного Альбиона, но ее приближенное положение к фюреру сыграло свою роль и дело «замяли». Незаметно приблизился август 1939 года с его стремительными политическими кульбитами и вскоре, 1-го сентября, грянула война с Польшей. В этот момент и наступает самое удивительное, во всей этой истории, взаимоотношений молодой леди и, не очень старого фюрера.  Англия 3-го сентября, вдруг, объявляет войну Германии.  Юнити Митфорд, в отчаянии. Она, со слезами на глазах, отсылает прощальное письмо Гитлеру с его дарственной фотографией и еще, особый партийный значок, изготовленный специально для нее. Что же случилось? Юнити решила покончить жизнь самоубийством. Причина весьма необычна: она, якобы, не смогла перенести, что Англия, ее родина и Германия, ее поклонение, – начали между собой воевать. Да, с этим трудно, «не согласиться». Это действительно, «серьезный» повод для самоубийства, тем более, для такой молодой экзальтированной особы. Сказано – сделано.

История «самоубийства» представляет собой весьма странное событие в жизни Митфорд, поэтому я и заключил это слово в кавычки. Посудите сами. По словам очевидца (а свидетель обязательно должен быть в этом деле), – «самоубийство» произошло в Берлине, рядом с Английским садом. А где же еще англичанке по происхождению, стреляться в Германии? Покушавшаяся выстрелила два раза и одна из пуль застряла в голове. Про вторую пулю история умалчивает. Понятно, что с одного раза в свою голову трудно попасть или  наоборот, попала сразу, но второй выстрел, видимо, был нужен для свидетеля, – это чтобы на тебя, все же, обратили внимание. Дальше, больше похоже не на «оперу», а скорее, на оперетту или небольшой водевиль.

«В хирургической клинике Мюнхенского университета сначала не могли идентифицировать тяжелораненую, потому что при ней не было документов. Лишь через несколько часов узнали, что это Юнити Митфорд. Казалось, случай безнадежный… Находившуюся без сознания англичанку, речевой центр которой был поврежден, в клинике поместили в отдельную палату первого класса и интенсивно лечили круглые сутки. Гитлер просил сообщить клинике, что он лично оплатит всю стоимость лечения. Ее квартиру на Агнесштрассе опечатали, чтобы ничто из ее вещей не пропало. Ее собаку Ребелл отправили в Австрию».

Надо полагать, что если бы не документы, невесть откуда взявшиеся, то в «тяжелораненой» никто бы и не признал жизнерадостную Юнити Митфорд? Представьте, если бы в клинику, к примеру, доставили бы документы на имя ее сестры, то врачи, надо полагать, были бы в полной уверенности, что это Диана Мосли? Ведь обе – англичанки! К тому же пуля «к  несчастью» (или наоборот?) повредила речевой центр «Юнити», так что о беседе с «тяжелораненой» вопрос не стоял. Кстати, не неизвестно, как это врачи «заштопали» дырку на голове оставив в сохранности прическу? Самое интересное состоит в том, что Гитлер навестивший «тяжелораненую» Юнити

«оставался в палате несколько минут, а потом долго говорил в вестибюле с профессором Магнусом о перспективе лечения и возможности извлечения пули. Профессор Магнус говорил о невозможности операции из-за прямой опасности для жизни раненой».

А что там, в палате, Гитлеру было делать? Поправлять повязку на ее голове, что ли? Ведь, «речевой центр» Юнити был «отключен».

«Прекрасную, жизнерадостную прежде девушку теперь нельзя было узнать… Юнити лежала на кровати совершенно апатичная и парализованная, не замечая ни пришедших, – казалось, что она не узнает их,  – ни принесенных цветов».

Такое чувство, что автор данного произведения, сам всхлипывал над рукописью, описывая данную сцену.

Затем, после всех сентиментальных ахов и вздохов, Юнити Митфорд, наконец-то, вскоре переправили в Швейцарию. Оттуда, через Францию к морю. Затем на пароме к родным берегам, а далее на родину в Фолкстоун. «Бедняжка» промучилась до 1948 года, когда вдруг «пуля сдвинулась в мозгу» и это означало конец ее истории, связанной с Германией.

После неудачной попытки самоубийства  Юнити эвакуировали из Германии в Великобританию
После неудачной попытки самоубийства  Юнити эвакуировали из Германии в Великобританию

Обратите внимание на пышную прическу «пострадавшей» Юнити. Она сделана, видимо для того, чтобы прикрыть «пулевое отверстие» в  очаровательной головке английской аристократки.

Я привел этот «романтический» рассказ еще и для того, чтобы показать, насколько были сильны связи фашистской Германии со своими британскими коллегами. Как видите, спокойно обменивались визитами представители партийной верхушки обеих стран. Когда план объединенного содружества Англии и Германии провалился и началась война, то «по легенде» инсценировали самоубийство, чтобы таким образом с меньшими моральными издержками возвратить на родину «незадачливого» эмиссара.

Так, что «полет» Гесса имел под собой вполне осязаемую платформу для ведения переговоров и соглашение, о союзе двух стран Германии и Британии, вполне могло состояться.

Но, давайте завершим повествование о Юнити Митфорд, тем более что оно имеет не менее интригующее завершение.

«Через германские секретные службы в Швейцарии он (Гитлер. – В.М.) сообщил о случившемся ее родителям в Англию. 8 ноября 1939 года Гитлер увидел Юнити в последний раз. На его глазах появились слезы. Юнити попросила, чтобы ее отправили на родину. Гитлер согласился, заметив, что это правильное решение, но посоветовал немного подождать, чтобы набраться сил. После завершения оккупации Франции и соседних государств Гитлер приказал переоборудовать железнодорожный вагон в передвижной госпиталь. Затем отправил Юнити в сопровождении своих личных врачей в Цюрих, где их уже ждал английский врач. Они пересекли Францию и морем добрались до побережья Британии, где дочь встретил лорд Ридсдейл. Юнити вернулась на родину, которая ее отвергла…

Прибытие Юнити в Фолкстоун вызвало всеобщее негодование. Чтобы не возникло эксцессов, ее встречал вооруженный караул. Из толпы раздавались крики с требованием ее ареста. Но ей удалось избежать судебного преследования. Тяжело больная, Юнити поселилась на шотландском острове, принадлежащем их семье. Говорят, что Гитлер еще долго вспоминал о своей английской поклоннице и переживал из-за ее попытки самоубийства. Когда Мюнхен подвергся воздушному налету союзников, он приказал сделать все, чтобы сохранить ее дом и вещи. После кончины Юнити Митфорд многие полагали, что в конце жизни она окончательно освободилась от чар этого злого гения…»

(http://e-lib.info/book).

Шурик из «Кавказской пленницы» по поводу прочитанного выше, тоже, вполне мог произнести сквозь слезы: «Птичку, жалко!» Но плакать не надо, это еще не конец истории.

Теперь, давайте, познакомимся со статьей Михаила Озерова «Сын Гитлера живет в Англии»? — 11.01.2008. (http://kp.ru/daily/24029/93344).

«Виггинтон - заштатная английская деревушка в графстве Оксфордшир. Тихие чистенькие улочки, небольшие дома. Самые людные места - церквушка и местный паб. Особняком стоит ничем не примечательный двухэтажный кирпичный дом под названием Hill View Cottage. Между тем именно в нем, как утверждает британская пресса, в январе 1940 года появился на свет божий... ребенок фюрера».

Интригующая история, о чем предупреждал выше, не правда ли? Даже есть свидетельница Одри Смит, которая видела в палате родильного дома (ранее, в сороковые годы, Hill View Cottage был родильным домом)  Юнити Митфорд. Все, в то время, считали ее любовницей фюрера. У нее родился мальчик, о дальнейшей судьбе которого ничего не известно. Так была ли беременна английская Валькирия (так, иной раз, называли Юнити Митфорд) от самого Гитлера? Вдобавок, как пишет автор статьи, редактор лондонского еженедельника «Нью стейтсмен» Мартин Брайт на страницах своего издания повествует, что некая Вэл Ханн, тоже сообщила редакции, что ее тетя-акушерка, в том, далеком 40-м году, принимала в Виггинтоне роды у Юнити Митфорд. Таким образом, факт рождения ребенка подтверждается свидетельскими показаниями и предполагает, что его отцом мог быть фюрер нацистской Германии. Автор данной статьи решил поискать документы. К счастью история произошла не у нас и ему предоставили возможность покопаться в Национальном архиве. Вот что он нашел.

«Есть … заключение личного врача Гитлера Тео Морелла: глава Третьего рейха не был расположен к сексуальной активности, хотя очень любил общество привлекательных женщин. С Евой Браун, по свидетельству медика, «определенная половая активность порой имела место, хотя они предпочитали спать в разных постелях».

Да, существует такое мнение в медицинских кругах, что Гитлер, вообще-то, не мог иметь детей по ряду причин, хотя, как говорилось выше, «определенная половая активность порой имела место». А это значит, что ребенок у Юнити, скорее всего, был не от Гитлера.

Окончание

Tags: армия, великобритания, версии и прогнозы, вов и вмв, германия, гитлер, европа, заговоры и конспирология, история, книги и библиотеки, опровержения и разоблачения, правители, предательство, пятая колонна, ссср, сталин и сталинизм, фальсификации и мошенничества, хрущев
Subscribe

promo eto_fake март 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments