?

Log in

No account? Create an account
 
 
03 Октябрь 2012 @ 22:26
Глава 35. Об американских послах, Ч.1/2  

Лоуренс Штейнгардт (англ. Laurence Steinhardt) — американский дипломат, посол США в Москве (март 1939 года — ноябрь 1941 года).
Введение

Начинаем публиковать любезно присланную автором - историком и писателем Владимиром Мещеряковым новую (06.2012 г.), во многом расширенную и доработанную редакцию его знаменитого исторического расследования - «Сталин и заговорщики сорок первого года. Поиск истины».


«Сталин и заговорщики сорок первого года. Поиск истины»

Глава 35. Об американских послах

Когда нам подбросили «подарок» Рузвельта, вместе с послом Гарриманом, невольно задашься вопросом: «А кто у нас был послом от Америки в 1941 году?». Нет ничего проще ответа: послом Соединенных Штатов в Советском Союзе, на тот период, был Лоренс Стайнхардт или как принято в другой транскрипции, Лоуренс Штейнгардт. Краткие энциклопедические сведения.

«Уроженец города Нью-Йорка Лоуренс Адольф Штейнгардт во  время Первой мировой войны служил в  армии США. При президенте Франклине Рузвельте он был посланником в  Швеции, затем послом в  Перу. В  1939 году, менее чем за  полгода до  начала Второй мировой войны, Штейнгардт был назначен на  работу в  СССР. Нападение Германии на  Советский Союз заставило иностранные посольства эвакуироваться на  восток, в  город Куйбышев (ныне Самара). Штейнгардт выехал в  Куйбышев в  конце 1941 года, оставив в  Москве второго секретаря Льюэллина Томпсона и  часть сотрудников посольства. Вскоре Штейнгардт был назначен послом США в  Турции, где работал до  окончания войны. Позже президент Трумэн направил его послом в  Чехословакию, а  затем в  Канаду. В  СССР Штейнгардт находился в  весьма сложный период, когда был заключен пакт между Гитлером и  Сталиным, произошел раздел Польши, пала Франция и  готовилось нападение нацистов на  Советский Союз. В  этот период США еще официально сохраняли нейтралитет, но  неофициально оказывали помощь Великобритании. В  июне 1941 года, сразу после нападения Германии на  СССР, президент Рузвельт предложил Советскому Союзу военную помощь».

Но мы пока отложим пристальное рассмотрение данной личности, а обратимся к его предшественнику на посту представителя Соединенных Штатов в Советском Союзе в период с 1936 по 1938 год, Джозефу Дэвису. Тоже небольшие энциклопедические сведения.

«Уроженец города Уотертаун в штате Висконсин, Джозеф Эдвард Девис жил и занимался юридической практикой в  Вашингтоне. При президенте Вудро Вильсоне он два года был председателем Федеральной комиссии по  торговле.

В  1919 году он был советником президента Вильсона по  экономике на  мирной конференции в  Париже. В  1936 году президент Франклин Рузвельт назначил Дэвиса послом в  СССР. Два года работы в  Советском Союзе пришлись на  период напряженности в  Европе - это было время гражданской войны в  Испании, возвышения нацистской Германии и  громких судебных процессов над "врагами народа" в  Москве. В  1938 году Дэвис был назначен послом в  Бельгии и  находился там до  начала Второй мировой войны. Во  время войны он был помощником государственного секретаря Хэлла, а  затем председателем Президентского совета по  контролю за  военной помощью».

Почему читателю раньше предложена к рассмотрению эта кандидатура будет видно из небольшого рассказа. Предлагаю читателю для ознакомления главу «Две миссии Джозефа Дэвиса»  из книги Льва Балаяна  «Сталин и Хрущев» (http://www.stalin.su/book.php).

«На исходе 1941 года в Соединённых Штатах Америки вышла в свет книга Джозефа Дэвиса «Миссия в Москву». Этот человек был послом США в СССР, а точнее - личным посланником Франклина Рузвельта в советской столице, куда прибыл с вполне определённой миссией: добиться аудиенции у Сталина, глубоко изучить и проанализировать внутриполитическую обстановку в Советском Союзе и его внешнеполитический курс, а также собрать сведения по вопросам обороноспособности нашей страны. Деятельность Дэвиса на посту посла США в СССР продолжалась с января 1937 до весны 1938 года, т.е. пришлась на пик «политических репрессий», а потому личный посланник Ф. Рузвельта и его свидетельства о происходивших в ту пору событиях, а также сама его книга представляет огромный интерес. Недаром на своём личном экземпляре «Миссии в Москву» президент Рузвельт оставил такую надпись: «Эта книга – явление, она на все времена»…

Чем же привлекла американского читателя книга Джозефа Дэвиса? Для так называемого «среднего американца» на рубеже 30-х – 40-х годов СССР был по большому счёту «терра инкогнито» (c одной стороны, установление дипломатических отношений с Кремлём после признания Америкой Советов в 1933 году, стажировка советских инженеров в США, расширяющиеся двусторонние связи в области культуры, встречи сталинских соколов – экипажей Чкалова и Громова на американской земле и другие позитивные моменты, способствовавшие нормализации американо-советских отношений, а с другой - страшные слухи о «принудительной коллективизации», «зверствах карательных органов», «политических репрессиях» …) И американский обыватель с жадностью искал ответа на вопрос: «Так что это за зверь такой – советский человек, и какую роль в его каждодневной жизни играет Сталин?». Ибо именно с этим именем связывали во всём мире как положительное, так и отрицательное в делах и днях совершенно непостижимой планеты под названием СССР, интерес к которой резко подскочил после нападения на него фашистской Германии и особенно в дни перехода в контрнаступление Красной Армии под Москвой (а именно тогда вышла книга Дэвиса! – Л.Балоян.).

25 июня 1941 года, то есть спустя три дня после нападения Гитлера на Советский Союз, Д. Дэвис выступал с лекцией в Гарвардском университете. Его спросили, что бы он мог сказать о наличии в СССР «нацистской пятой колонны». Последовал короткий ответ: «Её больше не существует – все расстреляны» …

В одном из писем, вошедших в книгу и написанных в апреле 1938 года, Дэвис писал по поводу процесса по делу «Правотроцкистского блока» и, в частности, Николая Бухарина: «Итак, сомнений больше нет – вина уже установлена признанием самого обвиняемого…  И едва ли найдётся зарубежный наблюдатель, который бы, следя за ходом процесса, усомнился в причастности большинства обвиняемых к заговору, имевшему цель устранить Сталина».

Опрос, проведённый институтом Гэллапа среди американских читателей в октябре 1942 года, позволил выявить их мнение, что главным достоинством книги «Миссия в Москву» и заслугой её автора является «достоверность информации о суде над заговорщиками, выступившими против Сталина». Дэвис приходит к выводу, что советское руководство готовилось к войне не только путём наращивания оборонной мощи, но и путём тщательной чистки своих руководящих кадров, какой бы высокий пост они ни занимали: «У русских были свои квислинги, по аналогии с той же Норвегией, и они их уничтожили»…

Не без ведома президента Рузвельта было решено бестселлер экранизировать. История создания этого фильма сама могла бы явиться темой занимательного чтива, тем более, что позиции Дэвиса противостояла позиция режиссёра фильма Кертица и продюсера Бакнера. Этих двоих раздражала, как они выражались «просталинская линия» автора книги, а Дэвис обвинял продюсера (и, разумеется, не без основания) в том, что он находится под влиянием американских троцкистов во главе с Дьюи, а режиссёра в том, что у него огромное количество советчиков из числа белоэмигрантов, покинувших Россию либо сразу после революции, либо даже задолго до неё, а потому не знавших тех изменений, которые произошли за два десятилетия бурного развития на их бывшей родине… Что касается концепции авторов фильма в отношении проводившихся в СССР репрессий, то Дэвис высказался за то, чтобы в картине была чётко очерчена вина тех, кто проходил по процессам 1937 – 1938 годов. Это вызвало резкий протест продюсера Бакнера (сочувствующего троцкистам!), что совершается «грандиозная историческая ошибка». Вопрос стоял ребром. Но тут Дэвис, поинтересовавшись, сколько средств уже вложено в данный фильм, достал из кармана свою чековую книжку и предложил выписать чек на миллион долларов, чтобы выкупить у братьев Уорнер готовую картину. Поскольку Дэвис был миллионером и вполне мог позволить себе такую покупку, эффект от его жеста был ошеломляющий. Правовладельцам фильма братьям Уорнер пришлось согласиться не отступать от трактовки этих судебных процессов в книге.

Дэвис через тогдашнего посла СССР в США М. Литвинова просил Сталина для обеспечения успешного завершения работы над кинофильмом «Миссия в Москву» передать в его распоряжение некоторые материалы советской документальной хроники, что и было сделано. Заключительные сцены фильма были сняты в марте 1943 года (после победоносного завершения Сталинградской битвы! – Л.Б.).Специально прибывшие в Голливуд из Вашингтона представители Американского бюро художественных фильмов при правительственном отделе военной информации (оказывается, и «там» существовала жёсткая цензура – Л.Б.), приняли эту картину с таким заключением: «Данный кинофильм является достойным ответом на лживые заявления стран оси и их пособников, и ответ этот – правда, самое сильное пропагандистское оружие». 21 апреля фильм был продемонстрирован в Белом доме специально для президента Ф. Рузвельта и его окружения, а 22 апреля братья Уорнеры организовали в Голливуде просмотр для широкой рабочей аудитории. Реакция на фильм была положительной как в Белом доме, так и в среде рабочих. Когда же фильм вышел в широкий прокат, первой подняла визг протроцкистская газета «Нью лидер». А вскоре и «Нью-Йорк Таймс» опубликовала идеолога троцкизма философа Джона Дьюи, который назвал «Миссию в Москву» «первым в Соединённых Штатах случаем тоталитарной пропаганды, рассчитанной на массовое потребление». В прессе началась ожесточённая дискуссия, но большинство американцев всё-таки склонялись к тому, что фильм подкупает исключительной правдивостью, и предупреждали, что «кое-кто не понимает, как легко можно стать жертвами нацистской пропаганды, если выступать за подрыв единства объединённого фронта союзных сил».


Джозеф Дэвис

В мае 1943-го отношения между СССР и США стали заметно охлаждаться, так как Запад всё время откладывал открытие второго фронта, с чем Сталин мириться не мог. Джозеф Дэвис имел беседу по данному вопросу с Рузвельтом, и президент поручил ему возглавить новую миссию, которой вменялось в обязанность встретиться со Сталиным и убедить его в том, что США не изменяют своему союзническому долгу и готовы к тесному послевоенному сотрудничеству. Дэвис привёз И.В. Сталину копию своей картины и присутствовал во время просмотра ленты в Кремле. Перед началом сеанса Дэвис передал Сталину личное послание Рузвельта («Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Документ № 83 от 5 мая 1943 г.) и сказал, что, по мнению президента, после просмотра фильма Сталин может прийти в «проамериканское настроение». Дэвис писал Гарри Уорнеру, что успех превзошёл все его ожидания: «Маршал Сталин и все присутствующие на просмотре высоко оценили картину». Особенным успехом кинолента «Миссия в Москву» за пределами США пользовалась в Великобритании и Китае… Фильм «Миссия в Москву» был тогда же просмотрен в логове Гитлера. Геббельс записал об этом в своём дневнике в мае 1943 года. Получив информацию о поездке Дэвиса в Москву, он назвал его «салонным большевиком» и «опасным типом». По указанию Геббельса, книга Дэвиса и ее автор стали объектом изощреннейших издевательств в германской прессе.

Что касается самого Джозефа Дэвиса, то на обеде в Кремле, данном в его честь в мае 1943 года, Вячеслав Михайлович Молотов назвал его настоящим другом Советского Союза. Сам же посол в своей ответной речи поднял тост за Красную Армию, за советский народ и руководителей Советского государства, прежде всего, Иосифа Сталина. Именно Дэвис предложил увековечить подвиг героев Сталинграда, оставив его в руинах как памятник и построив рядом цветущий город.

В 1945 году, по предложению Иосифа Виссарионовича Сталина, Джозеф Дэвис, будущий организатор и почётный председатель Национального совета американо-советской дружбы за большой вклад в дело укрепления доверия между СССР и США в предвоенный период и во время войны был удостоен ордена Ленина».

Но есть и другой взгляд на деятельность Джозефа Дэвиса в Советском Союзе. В журнале «Вестник» № 17(276) от 14.08.2001 года, автор Георгий Чернявский (Балтимор) в статье «Нечестивый собиратель» приводит свою точку зрения на данные события. (http://www.vestnik.com/issues/2001/0814/win/cherniavsky.htm).

Статья приводится в сокращении.

«Дэвис, однако, продолжал выслуживаться перед Сталиным. Он даже в письмах дочери Эллен повторял то, что писал в официальных отчетах. Во время мартовского суда 1938 года он сообщал ей: "Процесс показал все элементарные слабости и пороки человеческой природы - личное тщеславие самого худшего образца. Стали ясными нити заговора, который чуть было ни привел к свержению существующего правительства". То же он повторял и во время кратких поездок в США. "Совершенно ясно, - заявил он в одном из выступлений, - что все эти процессы, чистки и ликвидации, которые в свое время казались такими суровыми и так шокировали весь мир, были частью энергичного и решительного усилия сталинского правительства предохранить себя не только от переворота изнутри, но и от нападения извне... Чистка навела порядок в стране и освободила ее от измены". И только в дневниковых записях очень редко и осторожно появлялись намеки по поводу "признаний" как единственного доказательства, размышления о том, что, возможно, обвиняемым давали какие-то неведомые медикаменты и т.п.

Полностью одобряя деятельность американского посла, сталинский режим не скупился на вознаграждения. Придворный советский живописец А.М.Герасимов написал портрет супруги посла, выполнив его в псевдоклассическом стиле. Один за другим следовали подарки из фондов Третьяковской галереи, Киево-Печерской Лавры, Чудова монастыря. Кроме того, послу и его супруге давали возможность делать покупки художественных ценностей по бросовым ценам. Им удалось создать великолепную коллекцию картин И.К.Айвазовского, Д.Г.Левицкого и других замечательных художников, коллекции фарфора, керамики, художественного серебра. Коллекция же творений Карла Фаберже была настолько грандиозной, что в 1965 году университет штата Оклахома издал ее специальный каталог. Сталин поощрял послушного любителя художественных ценностей не только материально. Дэвис был первым иностранным дипломатом, которого принял большевистский диктатор (о встрече с ним 5 июня 1938 года посол напишет в американские официальные инстанции целую серию хвалебных отчетов). Сталин преподнес Дэвису собственный портрет с теплой подписью, и его примеру последовали другие "вожди". Летом 1938 года Рузвельт, наконец, прореагировал на недовольство Госдепартамента, сотрудников посольства, представителей других стран деятельностью Дэвиса и перевел его на малозаметный пост посла в Бельгии, а еще через два года отозвал в США, где ему были поручены совсем уже второстепенные дела. В годы Второй мировой войны США и СССР стали участниками антигитлеровской коалиции, и в 42-ом году появилась книга бывшего посла "Миссия в Москву", а в следующем году по этой книге был снят фильм того же названия. Сталин приказал закупить фильм, который заполнил все советские экраны, а Дэвис отхватил новый солидный куш в виде гонорара. В мае 1945 года Дэвис - единственный из всех западных дипломатов за всю советскую историю - был награжден орденом Ленина с выразительным обоснованием: "За успешную деятельность, способствующую укреплению дружественных советско-американских отношений и содействующую росту взаимного понимания и доверия между народами обеих стран".

Среди подарков Джозефу Дэвису был и портрет Сталина с дарственной надписью
Среди подарков Джозефу Дэвису был и портрет Сталина с дарственной надписью "вождя"

По случаю вручения награды посольство СССР в Вашингтоне устроило грандиозный прием. Новый президент США Гарри Трумэн отправил 70-летнего Дэвиса в отставку, и остаток своей жизни он провел в забвении…»

Сколько людей, столько и мнений. Я уже говорил, что каждый видит то, что хочет видеть. Но здесь, чуточку иной подход к теме о Д.Дэвисе. Автор, Георгий Чернявский, видимо, хочет видеть героя своей статьи неким бессребреником, своеобразным альтруистом. А то, что он будет выглядеть  экзотическим субъектом в мире капиталистических отношений, это его, судя по всему, ни сколько не смущает. Ведь, не надо забывать, что Джозеф Дэвис сформировался как личность в определенной среде людей, с  заданными человеческими пороками и каким же, по мысли автора, тот должен был быть? Идеалистом мечтателем? Современным Дон-Кихотом? Осуждать Дэвиса за стяжательство и стремление к накопительству. Да, помилуй бог! Сталин что, должен был вести с ним беседы о марксистской теории победе мирового пролетариата во всем мире? Или что, подарить ему Краткий курс истории ВКП(б) со своей дарственной надписью? Ставить Дэвису в вину, что тот заработал деньги на своей книге и ее экранизации – смешно. Дескать, все это было сделано в угоду Сталину и Советскому Союзу. Сталин политик и, к тому же, вождь своего народа. Для победы в войне ему не жалко было бы одарить и десять таких Дэвисов, только бы это пошло на пользу его Родине. Не надо забывать, что в Америке «реакция на фильм была положительной как в Белом доме, так и в среде рабочих».

Кроме того, довольно ясно было сказано, что орден Ленина был вручен Дэвису "За успешную деятельность, способствующую укреплению дружественных советско-американских отношений и содействующую росту взаимного понимания и доверия между народами обеих стран".

А это согласитесь, дорогого стоит! Разве могли с этим смириться враждебные нашей стране люди в Америке, занимающие высокие места во власти? Вот и вынужден был Рузвельт заменить Джозефа Дэвиса другим человеком.

Окончание

 
 
 
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 5
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
 
mamlasmamlas on Октябрь, 7, 2012 15:21 (UTC)
«Сталин и Хрущев» Льва Балаяна

http://www.stalin.su/book.php?bid=1
LiveJournal: pingback_botlivejournal on Январь, 18, 2016 17:36 (UTC)
Сталин и заговорщики сорок первого года. Поиск истины.
Пользователь morroy сослался на вашу запись в своей записи «Сталин и заговорщики сорок первого года. Поиск истины. Вступление» в контексте: [...] Глава 35.  Об американских послах [...]