mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Мифы о Сталине: «Виновник поражений нашей страны» (начало)

«Вступление»

«Украденное завещание»

«Убийца Кирова»

«Организатор безумного террора»

«Истребитель Красной Армии»

«Виновник поражений нашей страны»

«Виновник поражений нашей страны»

Пожалуй, наиболее несправедливые обвинения в адрес Сталина выдвинуты в связи с подготовкой страны к Великой Отечественной войне. Р.Конквист в своей книге "Сталин. Укротитель народов" указывает на низкий уровень военной подготовки командного состава после арестов 1937-1938 гг., нехватку элементарного оборудования, отказ от проведения мобилизационных мероприятий накануне войны. В этом он обвиняет Сталина, и только его. Эти обвинения без конца повторялись и варьировались в различных сочинениях. Так, в сборнике "Скрытая правда войны: 1941 год", опубликованном в 1992 г., были старательно подобраны многочисленные материалы, доказывающие всевозможные упущения в организации Красной Армии накануне войны. Виновником также объявлен Сталин.

Между тем подготовка к возможной войне определила цель сталинской альтернативы, восторжествовавшей в ходе противоборства с теми, кто ожидал прихода с Запада "спасительной" мировой революции и предлагал, как это делал Бухарин, "медленной дорогой" идти "себе помаленечку, таща за собой крестьянскую колымагу". И хотя в 1927 г. Бухарин утверждал, что "земля дрожит уже отдаленными гулами великих революций, которые превзойдут по своему размаху даже то, что мы пережили и перечувствовали", на самом деле уже в конце 20-х гг. над страной нависла мрачная тень грядущей войны. Разрушенная же гражданской войной страна была совершенно не готова к столкновению с врагом.

В декабре 1927 г. нарком по военным и морским делам К.Е.Ворошилов докладывал: "70,5% чугуна, 81% стали и 76% проката по сравнению с довоенным уровнем - это, конечно, недостаточно для нужд широко развивающегося хозяйства и обороны ... Алюминия, этого необходимого металла для военного дела, мы у себя совсем не производим ... Цинка и свинца, весьма ценных и необходимых металлов для военного дела, мы вывозим из-за границы в 7 раз больше, чем производим у себя в стране. Даже меди, которой у нас бесконечное множество в недрах, мы вывозим 50% по сравнению с тем, что производим в стране". Нарком признавал, что СССР отстает по производству танков не только от передовых стран Запада, но и от Польши. Говоря о состоянии оборонной промышленности, он сообщал, что на ее предприятиях господствуют "архаические порядки времен Ивана Калиты" и "когда их видишь, берет оторопь".

Еще через год, к началу 1929 г., на вооружении Красной Армии насчитывалось около 26 тыс. станковых пулеметов, 7 тыс. орудий разных калибров, 200 танков и броневиков, 1000 самолетов старой конструкции, главным образом времен первой мировой войны. С помощью такого вооружения наша страна вряд ли сумела бы защитить себя даже в случае нападения на нее Польши, Финляндии и трех прибалтийских государств, имевших более мощное вооружение и лучшего качества.

Отсутствие уверенности в том, что страна сможет выстоять в неравной схватке, заставляло Сталина говорить 4 февраля 1931 г., через два года после начала решительного рывка вперед в промышленном и оборонном развитии: "Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут". Возвращаясь к теме неизбежной войны, Сталин в своем выступлении на XVII съезде партии заявил о необходимости создания "совершенно стабильной ... базы хлебного производства" в Заволжье, ссылаясь на "всякие возможные осложнения в области международных отношений".

Из заявлений Сталина было очевидно, что еще в начале 30-х гг. он реалистично оценивал возможный срок начала войны - 1941 год - и справедливо исходил из того, что основные районы "хлебного производства" страны - Украина и Северный Кавказ - станут зоной боевых действий. Чтобы выстоять в нелегком испытании, Сталин заставил страну пойти на крайние лишения и жертвы. Теперь "обличители" Сталина, обвиняя его в жестокостях "сталинских пятилеток", в то же время клеймят его за недостаточность усилий, приложенных при подготовке к мировой войне.

На самом деле за 12 лет сталинских пятилеток ценой неимоверных усилий и тяжелых жертв было сделано все возможное и почти невозможное. Страна создала огромный промышленный и научно-технический потенциал, на основе которого была заново создана современная оборонная промышленность. К началу войны в СССР было завершено создание нового танка Т-34 и развернулось его массовое производство. В 1940 г. были проведены первые испытания реактивных минометных установок, впоследствии названных "катюшами". В 1939-1941 гг. на вооружение стали поступать самозарядные винтовки Токарева, станковые пулеметы Дегтярева, автоматы Шпагина (ППШ). К 1941 г. было налажено производство новых видов полковых пушек, минометов, гаубиц, были приняты на вооружение и стали поступать в авиационные части современные самолеты: бомбардировщики Ил-2 и Пе-2, истребители Лагг-3 и Миг-3.

Не вина Сталина, а беда страны была в том, что сверхнапряженные усилия советских людей не увенчались созданием вооруженного потенциала, адекватного тому, который был в распоряжении гитлеровской Германии. Сталин и его окружение делали все от них зависящее, чтобы отодвинуть срок неумолимой схватки. Позже Сталин поведал посланцу Рузвельта Гарри Гопкинсу о том, что он рассчитывал оттянуть начало войны до 1942 г., то есть к завершению третьей пятилетки. Факты свидетельствуют о том, что к концу 1942 г. советская промышленность, несмотря на урон, нанесенный ей войной, смогла обеспечить Красную Армию необходимым вооружением, и по многим его видам она сравнялась с вермахтом. В ноябре 1942 г., то есть к началу Сталинградского сражения, в действующей Красной Армии имелось 3254 боевых самолета (против 3500 у немцев), 6956 танков и САУ (против 6600 у противника), 77734 орудий и минометов (против 70 тысяч у врага). Хотя значительного перевеса у Красной Армии еще не было достигнуто и к этому сроку, но перелом в войне начался, как только отставание в вооружениях было преодолено.

Однако к 22 июня 1941 г. соотношение сил было не в пользу советских войск. Против 3500 быстроходных и укрепленных танков вермахта Красная Армия смогла выставить лишь 1475 танков Т-34 и КВ. Основную часть танковых частей составляли устаревшие БТ. При этом 29% из них нуждались в капитальном ремонте, 44% - в среднем ремонте. К тому же в отличие от водителей германских танков, приобретших опыт управления своими машинами в боевых условиях, среди советских танкистов преобладали новички, едва освоившие управление стальными громадинами. Мечты создателей фильма "Трактористы", в котором сельские механизаторы превращались в квалифицированных танкистов, были далеки от своего воплощения. Подавляющее большинство советских механиков-водителей к началу войны имели всего лишь 1,5-2-х часовую практику вождения танков.

Боевые качества германских самолетов были выше советских. Более 80% советских самолетов уступали германским по дальности, скорости, высоте полета и бомбовой нагрузке. Не хватало орудий наземной артиллерии. Было особенно мало противотанковых орудий. Созданные накануне войны первые противотанковые ружья, эффективные в борьбе против легких и средних танков, армия не успела получить к 22 июня. Медленно поступали в войска ручные и станковые пулеметы. По числу пулеметов Красная Армия превосходила германскую, но в армии практически не было пистолетов-автоматов, бывших на вооружении у немцев.

И все же германские войска встретили на советской земле такой отпор, с которым они до сих пор никогда не встречались. Отставание в вооружении отчасти компенсировалось боевым духом советских воинов. Уже в 1927 г. В.В.Шульгин, нелегально посетив Советскую страну и резко осудив почти все увиденное им, признал одну позитивную перемену: культ здоровья, увлечение физкультурой и спортом, здоровый вид детей. Создание бодрого оптимистического настроя средствами массовой пропаганды (что стало излюбленной мишенью антисталинской пропаганды) также помогало поддержанию высокого эмоционального тонуса в обществе, особенно среди молодежи. Воспитание физически и эмоционально здоровой молодежи (а не массовое производство душевных калек, садистов - мастеров "дедовщины", наркоманов и алкоголиков, успешно "налаженное" в последующие десятилетия) сыграло свою роль в повышении боеспособности Красной Армии.

Эти позитивные эмоции фокусировались на патриотической идее, понятной для миллионов советских людей. Воспитание молодого поколения в духе уважения к культурному наследию страны стало одной из постоянных забот сталинского руководства. Дети осваивали азы грамотности, заучивая стихи Тютчева, Майкова, Фета. Празднования юбилеев Пушкина и других классиков русской литературы превращались в общенациональные праздники. По радио звучали не только бравурные марши и песни, но и классическая музыка русских композиторов. Фильмы, построенные на том, как рядовые советские люди ставили в кружках "Евгения Онегина", отражали реальность и пропагандировали русскую классику. Не только портреты Сталина и других вождей, но и бесконечные репродукции русских пейзажей Шишкина и других классиков русской живописи стали характерной приметой советского предвоенного быта.

Еще один антисталинский миф гласит о том, что, лишь увидев поражения Красной Армии, Сталин развернул патриотическую пропаганду, в которой отдавалось должное победам русского оружия. На самом деле массовая патриотическая пропаганда, развернутая задолго до начала войны, включала прославление многих страниц прошлого нашей страны и ратных подвигов ее воинов. Еще до войны дети могли купить наборы картонных солдатиков, изображающих воинов Димитрия Донского, армий Петра I и Кутузова. Довоенные фильмы пропагандировали Суворова и Богдана Хмельницкого. По этой причине плакаты времен войны, в которых имена красных командиров гражданской войны соединялись с именами героев тысячелетней Руси, не вызывали удивления. (На плакатах Кукрыниксов советские солдаты били гитлеровцев, а на заднем плане виднелись фигуры Чапаева, Суворова, Александра Невского. Текст к плакату гласил: "Бьемся мы здорово, рубим отчаянно, внуки Суворова, дети Чапаева!"). Уже зимой 1942 г. дети играли в "разгром немцев под Москвой", защищаясь щитами с изображением барса, как у Александра Невского из кинофильма.

Усилия патриотической пропаганды отвечали внутреннему настроению людей и поэтому позитивно воспринимались. Характерное сравнение: на волне революционного энтузиазма в "красном" Петрограде смогли набрать не более 15 тысяч добровольцев, готовых сражаться против войск генерала Юденича осенью 1919 г., но лишь за один июль 1941 г. в Ленинграде 300 тысяч стали в ряды добровольного народного ополчения для отпора врагу. Помимо руководимого из Центра партизанского движения во многих городах и селах антигерманское подполье создавалось стихийно. Самоотверженность солдат на фронте не была выдумкой Агитпропа.

Поддержка советскими людьми лозунга о Великой Отечественной войне, выдвинутого Сталиным, позволила превратить страну в единый военный лагерь, сплоченный волей к сопротивлению. Успешное выполнение военной программы третьей пятилетки к концу 1942 г., обеспечившее победу в войне, стало возможным благодаря соединению интересов народа и центральной власти прочными узами патриотизма. Патриотическое сплочение нашего народа в годы войны превратилось в мощную силу.

Это было особенно важно в войне 1941-1945 гг., в которой нашей стране противостоял противник, как никогда сплоченный вокруг идейно-политических целей. Гитлер смог объединить германский народ вокруг внешней политики реванша, внутренней политики социального процветания и идеи о мировой гегемонии арийской расы. В него поверили, как только он доказал свою способность восстановить Германию в довоенных границах и вернуть ей величие. Его полюбили, как только он ликвидировал безработицу и обеспечил большинству минимум материального благосостояния и социальной защищенности.

Его же идеи о расовом превосходстве немцев отвечали той "религии германизма", о которой еще в 1915 г. писал Н.Бердяев: "Германец ... не потерпит хаоса, тьмы и иррациональности после совершенного его волей и мыслью акта. Где коснулась бытия рука германца, там все должно быть рационализировано и организовано ... Мировой хаос должен быть упорядочен немцем, все в жизни должно быть им дисциплинировано изнутри ... Германские идеологи даже расовую антропологическую теорию об исключительных преимуществах длинноголовых блондинов превратили в нечто вроде религиозного германского мессианизма". Эта "религия" отвечала многим особенностям германского национального характера, но в своем крайнем выражении неизбежно ставила немцев в противостояние с остальным миром.

Однако способность нацистской идеологии и политики объединять немцев вокруг фюрера и его партии оказалась не безграничной. Как только политическая реальность заставляла Гитлера отнимать у немцев те материальные блага и социальную защищенность, которые они приобрели при нацистах, как они переставали любить своего фюрера. В отличие от Германии 1914 г. немцы не выражали восторга после начала войны через 25 лет. Они откровенно радовались слухам о заключении мира и ворчали по поводу необходимости поддержать военные усилия рейха. Гитлер не смел ограничить относительно высокий уровень потребления среднего немца, который был гораздо выше, чем даже у среднего англичанина во время войны. Он не смог решиться направить немецких фрау в массовом порядке на заводы и был вынужден доверять выпуск военной продукции озлобленным иностранным рабочим.

В Гитлера перестали верить, как только величие Германии оказалось под угрозой, а войска врагов Германия приблизились к ее новым "восстановленным" границам. Гитлер знал, что к концу войны он мог вдохновить своей идеей превосходства германской расы лишь наиболее фанатичных членов "гитлерюгенд" и бросить их на смерть под танки союзников. Однако он не смог заставить немецких подростков и их мамаш работать по 12 часов на военных заводах и при этом кормить их впроголодь.

Победа нашего народа над германским была одержана не только на поле боя, но и в тылу, не только в дни наступления, но и в дни отступления. Стоическое терпение и выдержка миллионов женщин и подростков нашей страны, заменивших своих мужей на рабочих местах, обеспечили создание того оружия, которое принесло победу. Особую твердость духа, как это не раз бывало в истории, проявил русский народ. Не случайно первый тост, который произнес Сталин по случаю празднования Победы в Кремле, был поднят за великое терпение всего русского народа вне зависимости от того, где, в тылу или на фронте, было проявлено это терпение.

Парадоксальным образом руководитель большевистской партии, которая в 1914-1917 гг. делала все возможное, чтобы дискредитировать патриотическую пропаганду, подорвать волю к победе над врагом, теперь возглавлял Отечественную войну народа против Германии и ее союзников. Бросая обвинение в адрес Сталина, Д.Волкогонов писал: "Генсек начал процесс изменений в самой партии, и, по сути, к концу 20-х годов это была уже другая партия, во многом отличная от ленинской. Сталин стал лидером другой партии". Эти изменения, которые Волкогонов расценивает как пагубные, продолжались вплоть до начала 40-х гг. Под руководством Сталина партия превратилась в коллективного организатора патриотического сопротивления германскому нашествию.

Более того, несмотря на тяжелые жертвы и негативные последствия шпиономании, к началу войны страна пришла в значительной степени очищенной от заговоров и морального разложения. В ней не было места ни финансовым спекулянтам, вроде Мануса и Рубинштейна, ни шпионам вроде Мясоедова, ни влиятельным шарлатанам вроде Григория Распутина. Сталин не повторил многих фатальных ошибок царского правительства 1914-1917 гг.

 Окончание 

Tags: армия, военные, заговоры и конспирология, история, мифы и мистификации, опровержения и разоблачения, оружие, противостояние, репрессии и цензура, ссср, сталин и сталинизм
Subscribe

promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment