August 20th, 2013

Я витрина
  • mamlas

Миф о сталинских гонениях на кибернетику

Игорь Пыхалов, цикл «Эпоха Сталина»

Одним из наиболее тяжких «преступлений» Сталина, которые ему приписываются, является «гонения на кибернетику»...
~~~~~~~~~~~
Другие выпуски «Эпохи Сталина»

«Эпоха Сталина». Выпуск 22. «Миф о сталинских гонениях на кибернетику»
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
Я витрина
  • mamlas

Легенда о Мата Хари

Оригинал взят у bulochnikov в Легенда о Мата Харе.

Вообще то она была никакая не Мата и не Хари, а урожденная Маргарет Циле. Голландка.

И промышляла на жизнь тем, что позже стало называться стриптизом. (Пардон: экзотическими танцами.)

Она объясняла, что научилась этим танцам в языческом храме то ли в Индии, то ли в Индонезии, куда была продана в рабство похитившими её пиратами. А вообще то она– индонезийская (или индийская) принцесса.

Её поклонники, конечно, предполагали, что в её сценической легенде содержится здоровая доза вранья, обычного в таких случаях. Но всё же не предполагали, до какой степени.

Урождённая Циле родилось в голландской добропорядочной буржуазной семье шляпника у его жены фру Циле. Семья была настолько добропорядочной, что никого не удивило, что в краю дородных и дебелых рубенсовских женщин, каковой была и фру Циле, родилась смуглая гибкая девочка. Ни у кого – даже у мужа фру Циле.

Повзрослев, смуглая красавица очень для неё выгодно вышла замуж за капитана мак-Лауда. И своим темпераментом за четыре года превратила лощёного штабного офицера в желчного склочника, прикладывающегося к бутылке. Которого за это сослали вместе с молодой женой в голландскую колонию в Индонезии дослуживать.

После чего смуглянка сочла, что она достойна большего, чем этот лузер, и сбежала от своего капитана в Париж – столицу любви.

Однако, она, при всей её ветрености, до конца своих дней сохранила верность своей первой любви к армейским офицерам и к военной форме. А вот в национальностью офицеров она не заморачивалась. В своих пристрастиях она была подлинной интернационалисткой. Любила и англичан, и немцев, и испанцев и французов одинаково. Лишь бы в форме. Что в последствии сослужило ей дурную службу.

Collapse )