September 20th, 2011

Я витрина
  • mamlas

Человечество 2.0 и т.д.


Художник Джеймс Торнхилл. Сэр Исаак Ньютон, 1709–1712.

И мальчики с другим хромосомным набором в геноме

В 1944 году Ганс Аспергер, австрийский психиатр, описал синдром детского аутизма – «аутическая психопатия». (С тех пор в честь австрийского ученого это заболевание так и называют – синдром Аспергера.) Лица с синдромом Аспергера обладают как минимум нормальным интеллектом, но нестандартными или слаборазвитыми социальными способностями. Чаще страдают этим нарушением мальчики.


Носители синдрома Аспергера распознают лица людей так же, как и любые прочие объекты. (В норме за распознавание лиц и предметов вообще отвечают разные участки мозга.) В результате человек не всегда может отличить по лицу даже хорошо знакомых людей. Очень часто аутизм сочетается с феноменальной памятью и потрясающей способностью к различного рода вычислениям, к счету.

Задним числом в аутисты записаны сэр Исаак Ньютон и Альберт Эйнштейн. Якобы по всем признакам – ярко выраженные обладатели синдрома Аспергера. Ну это, как вы понимаете, теперь так и останется загадкой истории. Однако недавние исследования американских специалистов показали, что за последние десять лет количество аутистов в мире увеличилось в 10 раз. Вообще, если раньше аутизм диагностировался у 4–5 детей на 10 тыс. человек, то сейчас – у каждого 110-го. Другими словами, почти каждый сотый ребенок рождается с теми или иными симптомами аутизма – может быть, самой загадочной психической патологией. Хрестоматийный пример, с легкой руки Голливуда, – фильм «Человек дождя», в котором Дастин Хоффман великолепно сыграл роль такого аутиста. Аутизм – это уже не какая-то там чума, оспа или грипп, то есть не инфекционное заболевание; тут бери выше, вернее глубже: синдром Аспергера – генетическое заболевание.

Но, оказывается, и в случае с этой генетической пандемией без технологического спускового крючка не обошлось. Случаи аутизма чаще наблюдаются в регионах с хорошо развитой индустрией информационных технологий. Такой вывод сделали ученые Кембриджского университета, протестировав детей трех нидерландских городов – Утрехта, Харлема и Эйндховена. Вероятность развития аутизма выше у детей, родители которых задействованы в тех сферах, где от них требуется постоянная систематизация информации.

В Эйндховене хорошо развита индустрия информационных технологий – там находится Технологический институт, подразделения компаний Philips, ASML, IBM, Atos Origin. На долю этих компаний приходится практически треть рабочих мест в городе. На 10 тыс. школьников здесь было выявлено 229 случаев расстройства аутистического спектра, в то время как в Харлеме (центре цветоводства) – 84, а в Утрехте (городе железнодорожников) – 57.

То есть последовательность выстраивается такая. Человек создает новые технологии, которые заставляют его менять свои привычки, а это, в свою очередь, вызывает пандемии новых заболеваний, которые меняют социокультурную систему общества, которая готовит почву для новых технологий… Круг замыкается и начинается новый виток спирали развития. И так до бесконечности. По крайней мере очень хотелось бы думать, что до бесконечности.

Складывается навязчивое впечатление, что мы, нынешние представители вида Homo sapiens, уходящая натура. И нам на смену приходит какое-то новое Человечество 2.0 – с другой психической, генетической и ментальной структурой. Самое забавное – мы сами, собственными руками и мозгами, подготовили это нашествие Homo sapiens 2.0.
Collapse )
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
Я витрина
  • mamlas

Антиревизионизм #7/14

Предыдущие части «Антиревизионизма»

Краткий курс историковедения для «чайников»

Источниковедение учит, что каждая летопись, безусловно, являющаяся историческим источником, тем не менее, пишется конкретными людьми, у которых есть свои пристрастия, а нередко – и социальный заказ. ©

В нашей культуре существует созданный Пушкиным миф, о летописце, который без гнева и пристрастья регистрирует происходящие события и сообщает нам истину. Миф прекрасен. Его единственная проблема в том, что таких летописцев никогда не было. Книги писали и пишут конкретные люди, у которых были свои цели, свои любимчики и свои представления о том, что происходило в мире и как это должно быть описано. Мера ангажированности летописца различна, и историография учит отделять труд нейтрального историка от попыток вовлеченного в ситуацию лица протащить в анналы заданную точку зрения на проблему.

Более того, в большинстве случаев совершенно противопоказано выкидывать из процесса летописания ещё одну ключевую фигуру – заказчика. Ведь до начала массового использования бумаги летопись есть сложный и относительно дорогостоящий проект, хотя бы из-за необходимости использовать дорогой материал — пергамент («самостоятельное» летописание в России в основном относится к 17 веку, когда цена на бумагу стала достаточно низкой). У заказчика тоже есть свои интересы: он даёт свои деньги не просто так. Обычно это правитель или влиятельный церковный деятель. Ему нужно, чтобы летопись представляла правильную, то есть его собственную позицию: оправдывала его политику, прославляла его и его предков. Например, высокий авторитет Владимира Мономаха во многом объясняется, что его образ в свое время был правильно «подан» в качестве князя, защищавшего общерусские интересы, летописцами работавшими по его собственному заказу и по заказу его сына Мстислава. Его же противник Олег Святославич подан в этих летописях как эгоистичный злодей, приводящий на русские земли жестоких половцев (хотя в действительности союзы с половцами периодически заключали оба князя).

Collapse )