mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

О мифах и рифах заграничной жизни, Ч. 26/1

Ранее: Ч. 1 | Ч. 2 | Ч. 3 | Ч. 4 | Ч. 5 | Ч. 6 | Ч. 7 | Ч. 8 | Ч. 9 | Ч. 10 | Ч. 11 | Ч. 12 | Ч. 13 | Ч. 14 | Ч. 15 | Ч. 16 | Ч. 17 | Ч. 18 | Ч. 19 | Ч. 20 | Ч. 21 | Ч. 22 | Ч. 23 | Ч. 24 | Ч. 25

Главы из книги «Хочу жить на Западе!» …

МИФ №28: ЗАПАДНЫЕ ЭТИКА, МОРАЛЬ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ НРАВЫ — ОБРАЗЕЦ ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ

Пояснение мифа: поскольку Запад идет по магистральному пути развития, этика и мораль западного общества являются образцом для подражания. Нам, русским нужно усилено учиться у Запада, как жить правильно, но мало шансов, что когда-нибудь научимся.

«То, чего жаждет твоя душа, о человек, возьми и заплати положенную цену», — сказал американский философ Ральф Эмерсон, идейный вдохновитель либералов конца XIX века.[1]

Сам Эмерсон прожил достойную жизнь, верил в силу разума и считал, что человеческая душа должна жаждать свободного развития и труда.

В современном обществе потребления эту мысль вспоминают, как правило, в контексте получения удовольствий — нет моральных запретов, а есть только цена вопроса.

Голландия. Страна тюльпанов первая в Европе подала пример установления официального прейскуранта на «запретные плоды».

««Посмотрите на голландскую модель!» Эта фраза стала своеобразной мантрой для защитников либерализации законов, касающихся наркотиков, в Европе и США. Голландцы, сторонники либерализации, считают, что поступают правильно, узаконив, c определенными ограничениями, торговлю наркотическими веществами в их знаменитых кафе и проводя мягкую политику в отношении всех форм употреблений наркотиков и связанных с ними правонарушений, базирующуюся на принципе «уменьшения зла».

Как же изменилась ситуация за это время? Первое и наиболее очевидное — это то, что Голландия (по словам старших таможенных чинов и офицеров полиции Великобритании, Франции и Бельгии) стала «наркостолицей Западной Европы» — и не только мягких наркотиков, легализованных голландским парламентом, но и сильнодействующих, таких так героин, кокаин, а теперь и экстази.

Каковы же последствия данной политики для самих голландцев? «Наша либеральная политика в отношении наркотиков полностью провалилась, но ее сторонники настолько привыкли считать себя правыми, что не допускают и мысли о пересмотре своих взглядов, — говорит Др. Франц Коопман, директор наркологического реабилитационного центра «De Hoop» («Надежда») в Дордехте, ярый оппонент официальной голландской политики в отношении наркотиков. — Прежде всего, мы свели потребление конопли к абсолютно банальному явлению. Мы приучили наши детей к мысли, что курить ее — самое обычное дело. А от этого легко сделать следующий шаг к признанию того, что употребление веществ, затуманивающих сознание, типа экстази, тоже является нормой. Именно такой ход мыслей стоит за небывалым ростом потребления синтетических наркотиков, наблюдаемым в последние 3 года, что является серьезной опасностью для этой страны, как, впрочем, и для остальных стран Европы»».[2]

«Коготок увяз — всей птичке пропасть». От легализации наркотиков легко сделать следующий шаг к… В СССР сказали бы вежливо — «к моральнобытовому разложению».

Так, например, инцест в Голландии не является преступлением с 1991 года.

Голландия вошла в историю как первая европейская страна в новейшей истории, где легализованы однополые браки (2001 г.)

Многие парламентарии стран Евросоюза видят в «передовой» Голландии пример для собственных стран. Вот, например, в Италии и Швейцарии в парламент внесены законопроекты, отменяющие уголовную ответственность за инцест.

Италия. По мнению женщины-сенатора от Радикальной партии Италии Донателлы Поретти, одной из разработчиц нового закона, отменяющего уголовную ответственность за инцест, в Италии до сих пор смешиваются определения греха и преступления. Это, как считает она, наследие прошлых столетий, когда нормы поведения и законы создавались католической церковью. По ее словам, нынешнее законодательство в любом случае защищает лишь общественную мораль, рассматривая инцест не как преступление против личности. Следует отметить, что до 1996 года в Италии изнасилование также считалось преступлением не против личности, а против общества.[3]

Швейцария. Швейцарское правительство (Федеральный совет) хочет сделать инцест ненаказуемым. Согласно новому законопроекту уголовного закона, половая связь между матерью и сыном при обоюдном согласии сторон отныне не должна быть наказуема.

Швейцарское правительство намеревается вычеркнуть из уголовного кодекса инцест в качестве состава преступления на том основании, что таковое требование закона на сегодняшний день имеет лишь второстепенное значение, как объясняется в пояснении к пересмотру закона.

Декриминализация коснётся лишь половой связи между близкими кровными родственниками (кровные родственники по прямой линии, братья и сёстры) при обоюдном согласии сторон.[4]

Слово «лишь» звучит в данном контексте как издёвка. И всё это, несмотря на вялые, но всё же протесты со стороны Христианско-демократической партии (название-то какое!) и Евангелистской народной партии.

Австрия. Недавно в широко известном «Австрийском врачебном журнале», который получают все врачи страны, вышла объёмная статья, посвящённая теме хирургической стерилизации. Справка: в медицине стерилизация, или дефертилизация — процесс, при котором человек или животное лишается способности к размножению.

Большая части статьи рассматривает с профессиональной точки зрения стерилизацию у мужчин. Вначале разговор ведёт университетский профессор, заведующий кафедрой урологии и андрологии в Вене Пауль Шрамек о том, как несправедлив по отношению к мужчинам тот факт, что они в высокой степени ограничены в средствах предохранения от нежелательной беременности партнёрши. Дальше он описывает операцию вазэктомии[5] как самую надёжную, эффективную и простую методику, чтобы достичь неспособности иметь потомство. Профессор сожалеет, что в Австрии эта методика ещё не нашла широкой поддержки в обществе и подчёркивает, что в Германии и Швейцарии число мужских стерилизаций гораздо выше.

Далее в статье описываются правовые условия для проведения операции. Обратите на них своё внимание. Согласие партнёрши не обязательно, но желательно. Рекомендуется проводить операцию мужчинам в возрасте, как минимум, от 25 лет (прим. — если есть слово «рекомендуется», значит, разрешено и ниже 25 лет), при законченном планировании семьи с количеством детей от 1 до 3-х.

После повествуется, насколько свободной и более полной становится сексуальность мужчины вследствие такой операции. Подробно описывается ход операции и то, насколько быстро и легко она проводится. Операция, само собой, частная, весьма дорогая и оплачивается пациентом. Дальше акцент ставится на то, что при желании иметь ребёнка мужчиной после стерилизации есть возможность повторной операции по восстановлению плодотворной функции Стоимость такой операции во много раз превышает стоимость самой стерилизации (что для «свободной» рыночной экономики, видимо, является вполне логичным) и не даёт гарантии возвращения способности иметь потомство. В случае неудачи, можно провести искусственное оплодотворение собственным же «материалом» (прим. — соответственно, за ещё большие деньги).[6]

Получается наподобие отличной рекламной кампании. Думаю, что многие парни уже «клюнули» на такого рода предложение. Только вот трудно и страшно себе представить, что некоторые из них остаются за свои же деньги в возрасте 25 лет (а то и меньше), имея одного ребёнка, бесплодными навсегда. И мало кто из них отдаёт себе в этом возрасте отчёт, что жизнь ещё предстоит долгая и в ней многое может измениться, а желание продлить свой род скорее всего больше никогда не сбудется. Зато, как мы с вами понимаем, мужчина приобретает за свои немалые средства способность к «свободной и более полной сексуальности», а главное — страховку от нежелательной беременности партнёрши. Неужели западному человеку только этого и надо? Ответьте себе сами на этот вопрос.

Великобритания. «Исследования с использованием человеческо-животных эмбрионов разрешены.

Для исследования стволовых клеток в Великобританнии разрешено использование человеческих эмбрионов и яйцеклеток животных. Родителям больного ребёнка разрешено зачать с помощью искусственного оплодотворения генетически подходящего ему братика или сестрёнку, чтобы он (или она) мог (могла) служить донором органов или тканей для первого ребёнка.

Для создания человеческо-животных эмбрионов исследователи подсаживают человеческое ДНК в яйцеклетку коровы или зайца. С помощью разрядов электрического тока оплодотворённую яйцеклетку провоцируют к делению и формируется зародыш, у которого забираются стволовые клетки.

В то время, как сторонники такого исследования ожидают, что за счёт использования яйцеклеток животных восполнится недостаток человеческих яйцеклеток, его противники утверждают, что нет доказательств того, что использование гибридных (человеческо-животных эмбрионов) действительно поможет больным».[7]

Лаборатория Франкенштейна шлёт привет из старой доброй Англии! Об экспериментах с человеческими эмбрионами по превращению их в человеко-животные пишется статья, как будто речь идёт о скрещивании гороха. О том, что «выстругивается» нужный и здоровый братик, чтобы после рождения вырезать у него органы для больного братика, повествуется в стиле волшебной сказки. И, наконец, так называемые сторонники и противники этого проекта спорят лишь о том, действенным или недейственным окажется чудо-средство.

США. Один из способов понять людей — это узнать, чем они любят заниматься в свободное время. Портал «Не очень скучная жизнь» составил список 50 самых популярных хобби среди американцев.[8]

Вполне ожидаемо, первые два места занимают чтение и просмотр телевизора. На четвертом месте в списке значатся походы в кино, а на шестом — «компьютер». Конечно, речь не идет о массовом увлечении программированием, а прежде всего об играх и социальных сетях.

Для анализа западных телепередач, фильмов и компьютерных игр предлагаем читателям обратиться к четвертой части книги Александра Богатырева «Мы и Они».[9] А сами рассмотрим другие интересные позиции.

Хобби № 15 — «Shopping» (покупки в магазинах).

Для человека русского, особенно для воспитанного в Советском Союзе, такое занятие не может считаться хобби по определению. Это просто, как говорил Карлсон, «дело житейское», связанное с повседневными нуждами или с праздничными событиями.

В Америке такое хобби привело многих в долговую яму и поставило семьи на грань развала. В особо клинических случаях шопперы-любители могут прославиться на всю страну. Про таких снимают телепередачи на тему «Как освободиться от долгов».[10] Вот, например, видел я такую. Главные герои — семейная пара, обоим хорошо за 30, у мужа — залысины, у жены — лишний вес, выражение лиц — инфантильное, лет на 10 меньше настоящего возраста.

Как выясняется, при совокупном годовом доходе семьи около $100 тыс. они умудрились накопить почти $300 тыс. долгов, в основном за счет страсти супруги к шоппингу.

— Когда я вижу хорошие вещи на распродажах, я просто не могу остановиться — говорит жена. Глядя на ее выражение лица, можно поверить, что, да, действительно не может. Камера показывает одежные шкафы, доверху набитые шмотками, с которых даже не сняты магазинные этикетки. Большинство этих вещей она никогда не наденет.

— Я все равно люблю ее, и мы будем совместно работать, чтобы решить эту проблему, — говорит муж, а у самого в глазах тоска по холостой жизни.

Мудрый психолог сообщает, что выработает для них индивидуальный план, по которому они теперь должны строить свои расходы и всю свою жизнь. Затем зрителям показывают «романтический ужин при свечах», и шоу переключается на следующую пару.

Поистине, удивительные плоды может принести сочетание кредитной карты в кармане и пустой головы на плечах.

Времена больших шоппингов совпадают с национальными праздниками: День Президента, Пасха, День Памяти, День Независимости, День Труда, День Благодарения и Рождество.[11] Есть праздники рангом поменьше: День Отца и День Матери, День Начальника, День Секретаря, Хэлловин и прочие.

На следующий день после каждого праздника во всех магазинах выстраивается большая очередь желающих сдать свои подарки обратно и получить деньги, все товары для вчерашнего праздника продаются в полцены, а магазин начинает готовиться к следующей дате.

В американском шоппинг-календаре есть особый день, кульминация всего года, он называется «Черная пятница» (Black Friday). Этот день приходится на пятницу, следующую сразу после Дня Благодарения, то есть четвертая пятница ноября, и является началом Рождественского сезона покупок. Только раз в году, в день Черной Пятницы, магазины устраивают распродажи по невиданно низким ценам и работают в необычное время, включая ночные часы.

Официально этот день является рабочим, но большинство компаний присоединяют его к выходному на День Благодарения, все равно от работников толку не будет.

Для многих людей и целых семей это стало традицией, своеобразным «спортом» — отпразновать День Благодарения, а потом идти в ближайший Торговый центр (Mall) на Черную Пятницу, занимать очередь с вечера, ночевать на автостоянке перед магазином, а когда откроется, успеть вбежать раньше других и схватить, пока не кончилось.

Каждый год в Черную Пятницу перед входами в магазины происходят конфликты, драки, увечья. Кто споткнется, может быть затоптан жадной толпой в самом прямом, физическом смысле.

Вот случайная подборка новостных заголовков:

«Покупатели затоптаны в Черную Пятницу в Нью-Йорке».[12]

«Инцидент с пистолетом в магазине игрушек Toys R US».[13] Интересно, что главной виновницей скандала оказалась совсем молодая женщина.

«Два покупателя арестованы за драку в Черную Пятницу».[14]

В Черную Пятницу 2008 года в магазине Волмарт (Walmart) в городе Александрия, штат Вирджиния, толпой, ринувшейся в открытые двери, был насмерть затоптан 34-летний работник магазина.[15]

В том же 2008 году в магазине игрушек «Toys R US» в городе Пам Дезерт (Palm Desert), штат Калифорния, произошел конфликт и драка между двумя покупательницами. В дело вмешались сопровождавшие их мужчины, которые достали пистолеты и застрелили друг друга насмерть, прямо в магазине игрушек.[16]

Так, для некоторых «Черная Пятница» становится совсем черной.

После таких новостей можно совсем по-другому взглянуть на выступления некоторых критиков очередей в СССР. Вот, например:

«Советские очереди были поистине многолики и многообразны. Их история при Сталине — свидетельство того, что тоталитарные режимы, несмотря на репрессии и в противовес существующим мифам, не могут обеспечить порядка и повиновения закону. В условиях экономики дефицита стояние в очередях было образом жизни, а часто и способом выживания. Советские очереди ушли в историю только вместе с породившей их плановой экономикой».[17]

А как вам нравится такая мысль?

«Советские очереди отточили и кристаллизовали образцы конкурентного поведения, которые после крушения Советского Союза определили специфику «дикого российского капитализма»».[18]

Можно порадоваться за то, что русские люди еще не дошли до того, чтобы стрелять друг друга из-за дешевой игрушки, как при «цивилизованном западном капитализме».

Как отклик на массовую страсть к «шоппингу», в 2009 году вышел в свет голливудский фильм «Исповедь шопоголички»,[19] в России он демонстрировался под названием «Шопоголик». Жанр фильма — «романтическая комедия», то есть фильм не только про «шоппинг», а в первую очередь про любовь или про то, что под этим понимают многие современные американские женщины.

Известный кинокритик Дмитрий Юрьевич Пучков (Гоблин) написал на фильм отличную рецензию. Автор этих строк, который имел неоднократную возможность наблюдать героинь фильма в повседневной жизни, с оценкой Дмитрия Юрьевича полностью согласен.

«Сюжет в двух словах такой. Жила-была тётенька (девушкой назвать язык не поворачивается, ей уже тридцатник). Тётенька жила покупками самого разнообразного барахла, каковое у нас считается гламурным. Барахло было разное, но всё какое-то американское, т. е. даже с моей точки зрения не шибко стильное. Ну и вот девочка мечется по лабазам, скупает барахло коробками, а потом обнаруживает, что задолжала по кредиткам серьёзную сумму. Надо, стало быть, идти зарабатывать. Тётенька идёт в модный журнал, но вместо этого устраивается в совсем не модный журнал. Далее отношения с редактором и в конце счастье.

Смотрел внимательно, но никакой любви в фильме увидеть не смог. То есть она там есть, любовь, и фильм, в принципе, про неё, про эту самую любовь.

… Я так понимаю: любовь в фильме получилась такой, как её видит тётенька — автор. Выглядит она примерно так: я такая замечательная и красивая, что вокруг меня все должны плясать и все должны меня любить. Ну, просто потому, что я вот такая красивая и здоровская. Каждой девочке это поясняют с детства: вокруг тебя должны водить хороводы, потому что ты девочка. Собственно, многие девочки и тётеньки понимают любовь именно так: все обязаны вокруг меня скакать, и в первую очередь должен скакать мой суженый, по ходу прыжков материально удовлетворяя мои самые разнообразные прихоти. Причём конкретно он обязан скакать энергичнее и выше всех, дабы я смогла понять, что именно он меня любит. Только по высоте и частоте прыжков можно определить прекрасного принца. Собственно, вот эти прыжки «подай-принеси-купи» — это, с точки зрения большинства тётенек и девочек, любовь и есть. А главная эрогенная зона у них — это, как нетрудно догадаться, кошелёк. В кино тётенька именно такая.

У дяденек это выглядит несколько иначе: изнуряемые похотью дяденьки сперва прыгают, потом добиваются желаемого и резко теряют интерес к прыжкам. После этого дяденьки тоже начинают хотеть, чтобы прыгали вокруг них: готовили еду, наводили порядок, стирали шмотки и пр. Для дяденьки любовь — это домашняя рабыня. И если встречаются два таких одиночества, картина неизменно получается феерическая. Тётенька готова принимать «ухаживания» (за соответствующую мзду), дяденька готов скакать, как павиан во время течки (пока не даст). Тётенька благосклонно принимает знаки внимания (см. кабаки, шмотки, бирюльки, салоны), дозировано подпускает павиана к телу — частить нельзя, надо, чтобы ценил. Потом, конечно, свадьба — огромные деньги, лимузины, белые платья, пьяные орды родственников. Страшно подумать, но всё это никак не влияет на семейное счастье. Это влияет только на количество выкинутых денег.

Далее, павиан яростно удовлетворяет половые потребности, не задумываясь идёт на серьёзные финансовые траты. А когда изрядно потратится и пообвыкнет, вдруг начинает требовать любви (см. бодрый секс, еда, стирка, уборка). Тётенька в ответ начинает визжать о том, что любить надо её. Дяденька, в свою очередь, шлёт её подальше и поясняет, что всё как раз наоборот: любить надо его, потому что деньги — у него. На этом счастье, как правило, заканчивается. Ведь ни тот, ни другой никого любить не собирались — оба хотели, чтобы любили только их.

Не давая ничего взамен. А ведь любовь — это когда тебе ничего не жалко для любимого, когда хочется отдать всё и сделать невозможное. А в кино тётенька мечтает, чтобы любили её, регулярно покупая горы барахла.

В итоге, понятно, всесторонний и жесточайший облом. Тётенька внезапно понимает, что животное-дяденька не хотело ничего, кроме секса. Дяденька внезапно понимает, что имел дело с жадной тварью, которая не способна думать ни о чём, кроме барахла. И чем больше было потрачено денег на свадебные платья и лимузины, тем быстрее это оба осознают. При этом и тётенька, и дяденька, что характерно, правы. Ибо, когда ты думаешь только о себе и только требуешь от других, не давая ничего взамен, по-другому и не бывает. Любовь — она ведь больше про то, чтобы отдавать. А не получать. Когда давать/получать за деньги — это не любовь, это несколько иначе называется. Ну, а в фильме показана только часть такой «любви» до замужества, то есть тема не раскрыта. Финал остался за кадром, и зритель как будто верит в то, что дальше всё будет хорошо».[20]

Хобби № 31 — «Eating out», дословно это означает «покушать не дома», тут имеются в виду походы в рестораны, кафе, званые обеды в гостях, пикники на лужайках. Это «увлечение» опережает в списке популярных хобби такие занятия, как лыжи, рисование, танцы, театр и биллиард.

В стране царит культ еды, едят люди почти везде: дома, на работе, в машине, на отдыхе, бывает, что даже в туалете едят (честное слово, сам видел!).

Помните, как в детстве учительница говорила: «Не жуй на уроке»? Наверное, у каждого была такая. Помните, как неприлично было в темноте кинотеатра захрустеть вафельным стаканчиком от мороженого?

А вот в американских школах учителя сами угощают детей, нет, не в обеденный перерыв, а во время уроков: кто конфетку даст, кто печенье, кто чипсы, это может быть «награда» за хороший ответ, а может быть и просто так. Есть учителя-энтузиасты, которые заказывают пиццу на весь класс — ешьте дети и слушайте урок.

Входя во взрослую жизнь, люди не меняют привычек. В корпорациях считается вполне нормальным приходить на важные рабочие совещания с пакетиком какого-нибудь «корма» или даже с тарелкой макарон и жареной куриной ножкой. Такая же ситуация в студенческих аудиториях.

Едой сопровождается любое дело. Если, допустим, молодой художник устраивает выставку своих картин, то его шансы на успех возрастут, если для гостей будут приготовлены пакетики бесплатных чипсов и баночки кока-колы. На больших собраниях в трудовых коллективах народу всегда дают что-нибудь пожевать, чтобы не очень скучали и не очень задумывались.

Количество мест, где запрещено есть и пить, неуклонно сокращается. Пока ещё держатся филармонии классической музыки, музеи изящных искусств, некоторые театры.

При таких привычках нет ничего удивительного в том, что за последние 20 лет в США наблюдается угрожающее увеличение количества людей, страдающих ожирением.

Самая плохая ситуация сложилась в следующих штатах:

Миссисипи — 34.4 % людей с ожирением; (прим. — это каждый третий!)

Луизиана — 33 %;

Кентукки — 31.5 %.

Лишь в штате Колорадо и федеральном округе Колумбия этот показатель составляет менее 20 %.[21]

От ожирения страдают 17 % детей и подростков США, всего одно поколение назад этот показатель был в три раза меньше.[22]

Бывает, что даже техника не справляется проблемой.

Из писем эмигрантов:

«Дело было во время одной из рабочих командировок. Все пассажиры уже расселись по местам, пристегнули ремни и ждали взлета, когда в салон вошла стюардесса и объявила, что самолет лететь не может, поскольку перегружен. Требовался доброволец, который согласился бы остаться, и нужно, чтобы он весил не менее 260 фунтов (около 118 кг), добровольцу были обещаны всевозможные льготы от авиакомпании. Довольно быстро нашелся господин, занимавший собой полтора кресла, под аплодисменты пассажиров он с трудом протиснулся к выходу. Облегченный самолет отправился в полет».

Как следствие проблемы избыточного веса, небывалую популярность в стране приобрели всевозможные диеты, методики по снижению веса и операции липосакции.[23]

В 2008 году с США были проведены более 330 тысяч операций по липосакции, из них 300 тысяч для женщин и 30 тысяч для мужчин.[24]

Медицинские страховки эти операции не оплачивают, но их стоимость вполне доступна для американцев среднего класса. Так, например, удаление жира с живота может обойтись от $3000 до $7500, а соответствующая обработка бедер и талии — от $1600 до $5000.[25]

Так что многие предпочитают заплатить, вместо того чтобы расстаться с любимыми привычками или заняться спортом.

Про любовь к ресторанам трудно сказать лучше, чем Владимир Высоцкий: «Рай для нищих и шутов». К сожалению, для многих людей именно «ресторанный рай» стал пределом жизненных мечтаний.

Из воспоминаний авторов:

«Мы с женой были приглашены в ресторан на празднование дня рождения ее приятельницы — американки. Ресторан считался стильным и дорогим. Кроме нас, присутствовали сама виновница торжества с мужем и двумя детьми и супружеская пара их соседей. Мы, как люди русские, кроме подарка, еще купили для именинницы красивый букет.

В ресторане женщины с детьми были посажены за один конец стола, а мужчины — за другой. Джон, муж жениной подруги, не проявлял никакого желания как-то поздравить свою супругу, тост произнести в ее честь или чем-то еще обозначить праздник, все просто сделали заказ и стали заниматься своей едой.

Наш букет был положен на стул и задвинут в угол, люди, проходящие мимо, задевали за цветы. Я сказал Джону, что давай, мол, организуем вазу для цветов, а то нехорошо получается. Он в ответ отмахнулся, сказал, что ничего страшного. Тогда я сам подошел к одному из официантов и попросил его принести ведро с водой, так цветы мы все-таки поставили.

Женщины за столом разговаривали о своих делах, дети шалили, о поводе, по которому мы тут собрались, ничего не напоминало. Джон, в основном, разговаривал со своим соседом, с которым был давно знаком. У них шел долгий разговор о качестве пищи в данном ресторане в сравнении с другими ресторанами в разных городах. Мне было почти нечего сказать, я изредка вставлял вежливые реплики и думал о своем. Неожиданно Джон спросил соседа: «Слушай, а как мне сбросить лишний вес? Чего я только ни пробовал — все бесполезно». Я чуть не подавился от такого поворота беседы.

Потом, когда я поделился своими мыслями с женой, она сказала, что не стоит переживать по такому поводу, что у всех свои обычаи. Я не мог не признать ее правоту, поскольку сам прекрасно видел, что абсолютно все довольны проведенным вечером».

Хобби № 21 — «Church Activities» (церковная деятельность), это занятие по популярности опережает даже рестораны.

По официальной статистике, 83 % американцев считает себя верующими, при этом 76 % относят себя к христианам протестантской и католической деноминации.[26]

В больших и маленьких городах по воскресеньям народ массово ходит в церкви. Церковные стоянки машин заполнены до отказа, очень часто на улицах перед церквями возникает пробка и специальный наряд полиции регулирует движение. Об «особых отношениях» американцев с Богом хорошо рассказывает русский журналист, церковный и общественный деятель Владимир Легойда[27] в своем реферате «In God we trust? Религиозность по-американски».

«Америка дала миру новый тип религиозности, который поначалу был абсолютно неизвестен и даже чужд европейскому сознанию. Истоки «религии по-американски» уходят корнями в далекое прошлое.

Колонисты, сошедшие в XVII веке на американскую землю с палубы «Мэйфлауэра», были протестантами. Вдохновленные идеей создания здесь, на обетованной земле, нового (без европейских недостатков) христианского общества, будущие американцы с жаром принялись за работу. Построение земного Рая оказалось делом не таким уж легким. Но протестантская этика (отвергнув «ненужный» аскетизм монашества и «излишнюю» обрядовость Церкви) с ее новым отношением к труду и тут дала обильный урожай: расцвел американский прагматизм, который был просто необходим для выживания в тех условиях. Практичными американцы были не только в решении бытовых и социально-политических вопросов, практичностью отличалась и религиозность строителей нового общества.

Эта религия гораздо больше предлагала, чем требовала. Она давала вам смысл жизни и работы, утверждала в сознании своей избранности и богоугодности, не требовала постоянно вести духовную брань (хватало баталий с Англией, природой и индейцами) и краснеть на исповеди. Вместе с тем она говорила о необходимости упования на Бога, о молитве и спасении…

Да, и в наше время большинство людей ходят в церковь, чтобы найти Высший Смысл, Идею, ради которой стоит жить, поскольку в обществе потребления ничего подобного найти невозможно. Нельзя же предлагать в качестве Идеи накопление определенной суммы на банковском счете или выплату ипотеки.

.. Плоды симбиоза демократии с христианской религией очень удачно иллюстрирует пример, который приводит М. Вебер в работе «Протестантская этика и дух капитализма». Когда он, путешествуя по США, «случайно» упомянул о все еще значительной роли церковности в Америке, то в ответ ему было сказано: «По мне, сударь, каждый может верить или не верить, однако если я имею дело с фермером или купцом, который вообще не принадлежит ни к какой церкви, то я не доверю ему и 50 центов. Что побудит его отдать мне долг, если он ни во что не верит?» Весьма показательный случай, из которого можно сделать сразу несколько выводов. Прежде всего, налицо свобода, столь высоко чтимая в стране, — право верить или не верить; но далее — сильно еще христианство! — невозможно доверять в делах человеку, который не принадлежит хоть какой-нибудь церкви (чисто по-протестантски). Заметим, что уже не важно, к какой именно церкви ты принадлежишь, — это уже протестантизм по-американски. В Америке само понятие «Церковь» исказилось: Многие верующие называли свои службы «собраниями» и говорили «пойти на собрание», а не «пойти в церковь»; появилось множество объединений типа «церковь любителей кофе» или «церковь рок-н-ролла»…

Говоря попросту, многим людям в обычной жизни просто не хватает общения. Церковь для таких — это клуб по интересам. Сложись ситуация по-другому, они бы с удовольствием ходили в советский Дом культуры.

.. На этой почве расцвело такое первоначально чисто американское явление как путешествующие евангелисты-проповедники, со временем превратившееся в шоу телепроповедников. Оно плоть от плоти «газетной религии «: евангелисты путешествуют из города в город, проводя публичные проповеди, традиционно заканчивающиеся покаянием ряда грешников из числа присутствующих».[28]


Tags: жизнь и люди, запад, капитализм и либерализм, книги и библиотеки, миграция и беженцы, мифы и мистификации, нравы и мораль, опровержения и разоблачения, россияне
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments