mednat64 wrote in eto_fake

Category:

КРАСНАЯ ШАПКА И СНАЙПЕР - мистическая история

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ НАТАЛЬИ МЕДВЕДЕВОЙ "ЗОВ САЛАМАНДРЫ"

ГЛАВА 2 «Красная шапка и снайпер»

         В марте 1995 года я третий раз собиралась поехать в Чечню, где шла война, организованная мусульманами чеченцами. За пару дней перед отъездом я проснулась среди ночи…

         У меня так бывает. Я могу проснуться среди ночи от того, что мне надо сделать что-то важное. Это странное состояние и не возможно его объяснить. Это информация для меня, которую я должна понять, либо я не усну. Нет, это не сон мне приснился. Это другое. У меня даже мышцы на спине начинают болеть и сжиматься. Пока я не догадаюсь и не пойму, что мне надо сделать – боль не утихнет. Мышцы так сжимаются, что дышать трудно.

        Что, что я должна сделать? Может что-то важное взять с собой? Диктофон купила, деньги на поездку надо занять, но это не то. Что-то еще важнее. Это очень важно. Спина болит. Ну что? Что я забыла?

        Я должна быть яркая, да? …Спину отпустило. ...Ага, я поняла! Я пришла к выводу, что у меня в одежде должно быть очень яркое пятно. Яркий цвет – это красный. А как это сделать? Купить красную куртку я не смогу. Денег нет, и куртка не годится. Лучше шапка яркая.

        …Да! Нужна красная шапка. Да, точно, красная шапка! Всё, можно дышать и спать дальше. Но я все равно просыпаюсь каждые полчаса, чтобы утром поехать за красной шерстью и ровно в 9.00 утра, я стою у магазина «Вешняки», в Москве. Но я забыла, что магазин, оказывается, открывается в 10.00 утра. Не уйду, буду ждать открытие у дверей магазина. За час я не сдвинулась с места. Я как приклеенная стояла на одном месте целый час и думала только о том, что мне нужна ярко красная шерсть.

        Магазин открыли. Бегу на четвертый этаж… Купила ярко красную шерсть и спицы. Спицы у меня дома есть, но мне надо срочно, прямо сейчас. Сижу в троллейбусе и начинаю набирать петли. Мне нужна красная шапочка. Без этой красной шапки в Чечню ехать нельзя! 

        На работе, в редакции «Независимой газеты», узнав, что я эту красную шапку для поездки в Чечню вяжу, стали советовать мне, чтобы я в темной одежде и темной шапке ехала, но меня невозможно переубедить. Мне говорят, что шапка слишком яркая и заметная. В такой шапке в район боевых действий нельзя ехать. Я как мишень буду. Они ничего не понимают. Наоборот надо, чтобы я была яркой, и меня можно было увидеть издалека. Так надо. Я это знаю, но не могу это объяснить.

"Красная шапка" - отрывок из книги Натальи Медведевой "Зов САЛАМАНДРЫ".
"Красная шапка" - отрывок из книги Натальи Медведевой "Зов САЛАМАНДРЫ".

         Надо мною все смеются в фото отделе «Независимой газеты» и фотокорреспондент Володя Сварцевич смеется, обзывает меня ненормальной, а я слушаю всех, стараюсь не обращать на оскорбления внимания и вяжу себе красную шапочку. Без этой красной шапки я в Чечню не поеду! 

        Просто я не могу и не хочу объяснять всем свои отношения в Богом, или со сверхъестественной силой, которая иногда руководит мною и заставляет делать некоторые вещи. Этому потом всегда бывает объяснение. Но я точно знаю, что мне Сверху помогают.

        Последний раз я была в Чечне в феврале 1995 года. За три недели в Чечне многое изменилось. Шали начали обстреливать из пушек и бомбить с самолетов. Из Шалей все боевики переехали в село Ведено и я тоже. Я приехала в Чечню искать Джохара Дудаева, чтобы его сфотографировать и взять интервью. Без этого интервью не уеду из Чечни!

        Все чеченские боевики и все жители села Ведено, которые являются близкими родственниками этих боевиков, знают, что мне нужен Джохар Дудаев. Мне сказали жди, он когда нибудь приедет в село Ведено, вот поэтому я и жду. А чтобы не седеть без дела, я езжу куда нибудь, или хожу по селу Ведено в красной шапочке в поисках, сфотографировать что-нибудь интересное. Общаюсь с людьми, чтобы узнать что-нибудь интересное и пойти, или поехать и сфотографировать.

        Я уже второй месяц в Чечне и все это время люди в Чечне смеются надо мною и называют меня Красной Шапочкой, а я тоже смеюсь над чеченцами. Смеюсь над их зелеными бантиками на башке, но молча смеюсь, а то они обижаются.

        Вы знаете, чеченцы себя ассоциируют с волками, я а в красной шапке. Почти, как в сказке братьев Гримм про "Красную Шапочку", правда? В сказке про глупую Красную Шапочку и Серого волка. Только это не сказка, а жизнь. Я фотокор Наталья Медведева в красной шапке, а вокруг одни чеченцы, ассоциирующие себя с волками.

        Меня все спрашивают в селе Ведено, когда встречают - зачем я в красной шапке приехала в Чечню? Меня все замучили вопросами из ФСБ я, или нет, а еще замучили вопросом про красную шапку и своими советами, чтобы я её срочно сняла. Все жители Чечни предлагают мне купить на местном рынке другую шапку, черную например. Мне предлагали несколько раз подарить другую шапку, но я хожу в ярко красной шапке. Я эту шапку вообще не снимаю, даже когда сижу в помещении. Я терплю усмешки чеченцев и хожу везде в этой ярко красной шапке. Я знаю, что так надо, но объяснить этого никому не могу.

        …Нашла сюжет для съемки. Стоят несколько молодых чеченцев у подъезда, где находится комендатура, с автоматами и старик с ними. Старик просит меня, чтобы я его сфотографировала. Старик берет автомат у молодого чеченца и с криком «Аллаху Акбар!» трясет этим автоматом. Я фотографирую старика с автоматом… Подошел мужчина в камуфляжной одежде, с длинной палкой за плечом, завернутой в тряпку и тоже говорит, чтобы я его сфотографировала.

- Хорошо мужчина! Я вас тоже сфотографирую.

       Мужчина говорит, чтобы я подождала пока он приготовится.

       Мужик-чеченец стоит рядом со мной в камуфляжной одежде. Он стал разворачивать тряпки с его палки и оказалось, что это не палка, а оружие завернутое в тряпку. В оружии я особо не разбираюсь. Не разбираюсь в моделях, но отличить ружье от автомата, или от снайперской винтовки - могу. У ружья, которое развернул этот мужик, есть оптический прицел, а это значит, что это - снайперская винтовка.

        Я где-то слышала, что фотографировать снайперов очень опасно. Лучше этого не делать. Они обычно скрывают себя. Снайперы – это элита в любой армии. Этот мужик со снайперской винтовкой сейчас боевик, а завтра он замотает свою снайперскую винтовку, спрячет её и получится, что он - мирный житель Чечни. 

- Все, я готов! - говорит мужик чеченец в камуфляжной одежде, держа наперевес длинное ружье с прицелом. - Давай, фотографируй меня!

- Я не буду вас фотографировать!

- Почему не будешь? Ты всех фотографируешь, а меня не хочешь? Я что, хуже всех?

- Простите мужчина, а это у вас снайперская винтовка?

- Да, это снайперская винтовка, моя красавица!

- Так значит вы снайпер?

- Да, я снайпер!

- Значит, я не буду вас фотографировать. Я вас сейчас сфотографирую, а через пять минут вы отойдете от меня и подумаете, что зря сфотографировался. Ведь за снайперами обычно охотятся. Ведь так?

- Да, ты права. Мне лучше не фотографироваться.

        Мужчина чеченец засмеялся и стал аккуратно заворачивать свою снайперскую винтовку опять в тряпку. Он так нежно обращался со своим оружием, как с ребенком.

        Завернув свою ляльку-убийцу, чеченец стал меня спрашивать, зачем я в этой красной шапке хожу? Снайпер говорит, что меня он может сразу увидеть в прицел. Я хорошая мишень для снайпера в этой красной шапке и меня могут сразу убить. Снайпер советует мне другую шапку одеть, чтобы быть незаметной. А я ему отвечаю…

- А я не скрываюсь ни от кого. Если меня кто увидит в красной шапке, то сразу поймет, что это я – фотокорреспондент Наташа Медведева. Если я человек плохой, то меня убьют, а если я человек хороший, то значит - меня убивать нельзя.

        Снайпер опять засмеялся и сказал…

- Странная ты очень Наташа Медведева и смешная. Послушай моего совета и сними свою красную шапку. Одень лучше черную шапку, чтобы быть незаметной, как все. Наташа, это я тебе как снайпер советую.

        Снайпер, в камуфляжной одежде, сказал мне «до свидания» и ушел

        Через неделю, в селе Ведено, ко мне подходит мужчина с начищенными ботинками, одетый в черную куртку, брюки. Короче, это - мирный житель Чечни.

- Здравствуй фотокорреспондент Наташа Медведева. Ты помнишь меня?

- Здравствуйте, но я вас не помню.

- Наташа, мы с тобой неделю назад на этом месте разговаривали. Я снайпер! Ты не стала меня фотографировать.

- А, теперь я вспомнила вас.

- Наталья Медведева, я видел тебя три дня назад на блок-посту. Ты там фотографировала и очень долго была.

- Вполне может быть. Я иногда езжу куда-нибудь и фотографирую.

        Три дня назад я действительно куда-то ездила. Куда уже не помню.

"Красная шапка" - отрывок из книги Натальи Медведевой "Зов САЛАМАНДРЫ".
"Красная шапка" - отрывок из книги Натальи Медведевой "Зов САЛАМАНДРЫ".

        В редакции «Независимой газеты» дают командировочные 3000 рублей в сутки, а проезд на автобусе от Назрани до Грозного стоит 2500 рублей, поэтому я научилась ездить по Чечне автостопом. Ведь мне надо работать и фотографировать для газеты. Но в третью поездку я поехала на войну, в Чечню, от журнала «Огонек» и получила командировочные только на 5 дней, а пробыла в Чечне полтора месяца.

        Сами понимаете, снимать жилье где-нибудь в гостинице в Назрани, или в Грозном, у меня тоже нет денег. Мне тут в селе Ведено комендант Ширвани Басаев, младший брат Шамиля Басаева, поселил с медсестрой в комнате красного, кирпичного, 3-х этажного жилого здания. В крайнем подъезде слева, на третьем этаже этого дома - находится комендатура чеченских боевиков.

       На еду у меня тоже денег уже нет. Меня как бродячую собаку подкармливают все жители Чечни: то в госпитале меня накормят, то в соседнем здании, где боевики едят, или домой в гости поесть приглашают кто-нибудь из жителей. Гостеприимные чеченцы. Могут последним куском хлеба поделиться, но и убить могут после того, как накормят. Если бы у меня были деньги, то я бы больше ездила и больше снимала, но я все равно много работаю и много фотографирую, передвигаясь автостопом по Чечне.

        Каждый день я хожу отмечаться в комендатуру села Ведено и узнаю разную информацию, что, где происходит в Чечне. Комендант села — Ширвани Басаев, младший брат полевого командира Шамиля Басаева. Ширвани говорит, что я нахожусь под их ответственностью, и должна говорить, куда езжу фотографировать, и когда вернусь в село Ведено. 

        В Чечне все чеченцы ходят по улице с автоматами потому, что они воюют с Российской армией, а кто без автоматов ходит — помогают тем, кто воюет. Чеченские женщины обстирывают, обглаживают и готовят обеды для своих мужчин, а дети занимаются разведкой, следят за приезжими гостями и журналистами, такими как я. Если кто-то чеченцам покажется подозрительным — чеченцы просто убивают этого человека. 

        Автостопом в Чечне я езжу так - останавливаю машину и спрашиваю - куда едут? Если не по пути, то меня до блок-поста подбрасывают, где я опять ловлю машину и еду, куда мне надо. Так я передвигаюсь по Чечне, где идет война.

         В первую войну так можно было делать, но во вторую войну так опасно было ездить по Чечне. Журналисты стали хорошим товаром и все чеченцы это поняли. Журналистов чеченцы воровали и продавали, а если журналистов не покупала редакция, или родственники – журналистов, как баранов. зверски убивали мирные жители Чечни, ведь они ассоциируют себя с волками.

         Так вот. …Снайпер сказал, что видел меня три дня назад на блок посту, и я там долго была. 

         Я помню этот блок-пост. Я вышла из машины и попросила ребят на блок-посту, чтобы они мне помогли машину поймать. Мальчишки российской армии готовили супчик и спросили меня: «- Голодная я, или нет?».

        Я пошутила и сказала, что я бедная и несчастная журналистка, денег нет у меня на машину и я не ела три дня. Солдаты пожалели меня и предложили мне покушать, а потом ехать по своим делам. Я очень удивилась такому гостеприимству солдат. Это единственный раз такое произошло, чтобы попались такие добрые ребята на блок-посту. 

        На этом блок-посту оказались очень добрые ребята, и я решила их сфотографировать и отблагодарить тоже помощью — бартером.

        Во время первой войны солдатам, воевавшим в Чечне, запрещено было переписываться с родственниками. Я нарушала этот запрет и если у меня была возможность, я просила солдат, чтобы они  писали письма родителям, что они живы и здоровы. Когда я возвращалась в Москву, покупала конверты и рассылала эти письма по адресам, указанным в письме. Сами письма я не читала. Получается, я нелегальным почтальоном была во время войны, но я полезное дело делала.

       В знак благодарности за такую доброту солдат на блок-посту ко мне и за их гостеприимство, я предложила ребятам написать письма, а я в Москве письма отошлю, куда скажут. Главный офицер этого блок-поста, стал ругать солдат и меня. Офицер сказал, что писать письма нельзя, запрещено! Но ребята солдаты на него наехали и со словами «делайте что хотите» офицер ушел в маленький домик, сделанный из мешков и бетонных блоков.

        Ребята солдаты варили супчик из тушенки, писали письма своим мамам на листочках бумаги, которые я им раздала, а я их фотографировала и думала, какие хорошие и добрые эти мальчишки. Как повезло этим мамам, что у них такие добрые и заботливые сыновья.

         Я просидела на этом блок-посту около двух часов, или больше. Мне не хотелось уходить от них. Ребята солдаты накормили меня супом из тушенки, отдали мне свои письма, поймали мне машину и я уехала.

- Ты знаешь Наталья, - говорит снайпер, переодевшийся в мирного жителя Чечни, - мы пришли убивать солдат на этом блок-посту. Я когда увидел в прицел красное пятно, сразу понял, что это - ты. Ты сидела спиной, и ты была в красной шапке. Только ты, во всей Чечне, ходишь в красной шапке. Мы с отрядом сидели и ждали, когда ты уйдешь оттуда, но ты не уходила. Ты там, на этом блок-посту, очень долго была. Мы не выдержали и ушли. Что ты там делала Наталья?

- А я ждала, когда супчик сварится. Мне ребята предложили супчик поесть.

- Ты знаешь Наталья, я смотрел на тебя в прицел и думал о том, что ты говорила. Помнишь, ты сказала, что меня не надо фотографировать потому, что я снайпер?

- Помню.

- А еще ты сказала, если я плохая - значит, меня убьют, а если я хорошая, то меня убивать нельзя. Я лежал, смотрел на тебя в прицел, и все время думал про твои слова. Ты всё правильно сказала Наталья и хорошо, что ты меня не сфотографировала. Я бы мог убить тебя только за то, что ты меня сфотографировала, но ты не стала меня фотографировать. Это хорошо, что ты была в красной шапке. Если бы у тебя не было красной шапки, а ты была бы в черной шапке, то я бы убил тебя и мы убили бы всех солдат, кто на этом блок-посту был. Если бы у тебя не было красной шапки, я бы посмотрел в прицел и не понял, что это ты. Понимаешь? Ты правильные слова говоришь Наталья. …И я подумал - живи! Ты очень странная фотокорреспондент Наталья Медведева, но ты хорошая. Ты справедливая, поэтому я тебя не убил. Мы ушли с отрядом. Теперь Наталья езжай на этот блок-пост и скажи всем солдатам кто там есть, что они живы - только благодаря тебе и твоей красной шапке.

        Мирный житель Чечни рассмеялся и ушел… А я смотрю в след уходящему снайперу и думаю, так вот зачем мне нужна была красная шапка! Я сняла с головы эту красную шапку, положила ее в сумку с фотоаппаратурой и никогда её больше не одевала, а приехав в Москву, я эту шапку выбросила.

        Вы знаете, что такое Бог, или кто такой Бог? Бога не видно, но Его дела видны. Я жива и ребята на блок-посту тоже живые остались, благодаря мне и их доброте. Произошла взаимосвязь разных ситуаций и Доброта разрушила Зло. Если бы ребята не пригласили меня покушать супчик — они бы погибли все от пуль снайпера и пуль автоматов, из которых стреляют мирные жители Чечни.

         Три дня назад меня могли вот так просто убить мусульмане в моей стране России, на территории Чечни. Представляете, что творится в Чечне? Представляете, чем мусульмане в Чечне занимаются и как они это делают? Наверно Бог хотел спасти этих ребят на блок-посту. Бог все знал заранее и все сделал так, как произошло.

          Наверно Богу тоже понравились эти добрые и хорошие мальчишки Российской армии, поэтому Бог послал меня, чтобы я их спасла. Наверно это Бог разбудил меня перед поездкой в Чечню. Меня разбудила необъяснимая сила, которая сжимала мышцы на моей спине так и до тех пор, пока я не поняла, что мне надо быть в яркой красной шапке.

        Спасибо тебе Господи, что Ты заставил меня связать красную шапочку перед поездкой в Чечню. Это Бог, это Сверхъестественная сила спасла от смерти меня и солдат мальчишек на блок посту.

       Бог - Ты настоящий волшебник! Я Тебя обожаю!

Книга Натальи Медведевой "Зов САЛАМАНДРЫ".

Читать онлайн на сайте:      MNe-book.com


20-й век90-еОПГ и терроргагрессиябезопасность и правопорядокверавоенныевойны и конфликтывоспоминаниявремягеополитика и территориигероизм и подвигигорода и сёлагосбезопасность и разведкагосударствогражданская войнагрозныйдемократиядеревня и селоджихаддневникидушажизнь и людижурналистикаинтервью и репортажинтересноинформационные войныисламисламизм и ваххабизмисториякавказкалашниковкомпроматкрасные и белыекриминаллегендылитературамедведевменталитетминобрмировая политикамистика и оккультизммифы и мистификациимнения и аналитикамудрость и философиямусульманенаемникинародыневежествоновости и событияоборонаобщество и населениеоккупация и интервенцияорганизацииоружиепартизаныпокушениепомощьправилаправославиепредсказанияпреступления и наказанияразвал страныразрухареволюции и переворотырегионырелигииродина и патриотизмроссияроссиянерусские и славянесекреты и тайнысиловики и спецслужбыслухисмисражениятерроризм и экстремизмтрадициитретья мироваяфакты и свидетелифанатикифантастика и утопиихристианствохроникачеловекчечняшпионаж и диверсии
promo eto_fake март 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.