mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

Царское золото # Бриллиантовые комнаты Зимнего дворца. Кладовая №3 и Галерея драгоценностей

Еще мифология Романовых здесь, здесь и здесь

Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых
Повседневная жизнь Российского императорского двора (Том 3), Игорь Викторович Зимин. М.: Центрполиграф, 2011 г. / Российская империя / Династия Романовых / Библиотека

В книге «Царские деньги: доходы и расходы Дома Романовых» с документальной точностью реконструирована «денежная» сторона жизни императорской семьи. Речь идет об уровне материального благосостояния представителей Дома Романовых, о размерах их личных состояний, повседневных расходах. Вы узнаете, что произошло с собственностью императорской семьи после октябрьского переворота и о следах «царского золота». ©

Другие части «Царских денег» и еще золото РИ и Романовых

Зимин Игорь Викторович - доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой Истории Отечества в ПСПбГМУ им. академика И.П. Павлова, член рабочей группы по совершенствованию и развитию исторического образования Комиссии при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России, автор 10 монографий. Сфера научных интересов: высшая медицинская школа России, история спецслужб России, история Дома Романовых.

Кладовая № 3 для каменных изделий
Игорь Зимин. «Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых»

Эта кладовая предназначалась для хранения различных каменных изделий, доставляемых с Екатеринбургской и Колыванской фабрик, с Петергофского гранильного завода, императорских фарфоровых, зеркальных и стеклянных заводов. Естественно, и эта кладовая находилась под охраной постоянного воинского караула.[269] Пополнение запасов кладовой № 3 обеспечивал Четвертый отдел Камерального отделения – горный, в ведении которого была не только добыча драгоценных камней и металлов, но и все шлифовальные заводы и фабрики.

Именно из этой кладовой членам царской семьи перед Пасхой отправлялись фарфоровые и каменные пасхальные яйца, которые в день Пасхи раздавались охране, слугам и ближайшему окружению[270]

«Географически» кладовые № 2 и 3 до 1886 г. находились в общем здании Кабинета близ Аничкового дворца. В этом здании, построенном при Николае I, изначально на первом этаже были оборудованы кладовые Кабинета для хранения гранитных изделий и мягкой рухляди. Для кладовых № 2 и 3 архитектор Н.А. Шильдкнехт в 1886 г. построил во дворе, при здании Кабинета, особую кладовую, состоящую из двух частей: одна кладовая поступила в распоряжение Кассы, другая кладовая использовалась для хранения драгоценностей Кабинета и мягкой рухляди.[271]

Во второй четверти XIX в. сложился высочайше утвержденный[272] порядок посещения кладовых Камерального отделения Кабинета. Например, заведующий Камеральным отделением мог заходить в кладовые № 2 и № 3 только вместе с их хранителями.

Таким образом, подводя итоги, мы можем констатировать, что в конце XVIII – начале XIX в. ювелирная коллекция российских монархов расширилась настолько, что появилась необходимость в создании специализированных кладовых с соответствующим штатом чиновников-хранителей. Эти кладовые располагались в жилых императорских резиденциях: Кладовая № 1 (Бриллиантовая комната в Зимнем дворце), Кладовые № 2 (ювелирные изделия, коллекция драгоценных камней и меховой рухляди) и № 3 (каменные изделия) на территории Аничкового дворца.

Галерея драгоценностей Императорского Эрмитажа

Одним из установлений Министерства являлся Императорский Эрмитаж. К началу XX в. все его драгоценные коллекции официально считались государственной собственностью. Во времена Екатерины II, собирательская деятельность которой и положила начало коллекции Эрмитажа, ни у кого не было и тени сомнений, что весь Императорский Эрмитаж есть личная собственность матушки-императрицы. Начало эволюции отношения императорской семьи к коллекции Эрмитажа как к общенациональной, государственной собственности, можно отнести уже к первой четверти XIX в. При Николае I чиновники Кабинета уже четко разграничивали «собственные» художественные коллекции российских императоров и «государственные» коллекции Императорского Эрмитажа.

При Николае I в Императорском Эрмитаже появляется открытая для публики Галерея драгоценностей. Еще раз подчеркнем, что вещи, находившиеся в Галерее драгоценностей, по своему юридическому статусу являлись государственными и принадлежали Императорскому Эрмитажу. Соответственно все вещи, передаваемые из Бриллиантовой комнаты в Галерею драгоценностей, немедленно меняли свой юридический статус.

Возникновение Галереи драгоценностей связано с тем, что во второй четверти XIX в. Зимний дворец окончательно разделяется на несколько зон со своими специфическими функциями. Это были жилые половины императорской семьи, включавшие собственно комнаты императора и императрицы (второй и третий этажи северо-западного ризалита), с детскими комнатами (первый этаж северо-западного ризалита) и комнатами-квартирами ближайшего окружения (например, так называемый «Фрейлинский коридор»), запасными половинами и торжественно-парадными залами. Кроме этого, часть помещений использовалась как хранилище художественных ценностей, получив название Императорского Нового Эрмитажа.

Согласно проекту Л. фон Кленце, три зала около корпуса «Лоджий Рафаэля» подлежали сносу и среди них – «новая» Бриллиантовая комната (№ 2). Находившуюся там коллекцию драгоценностей переместили в одну из галерей, расположенную вдоль Висячего сада в здании Малого Эрмитажа.

В Галерею драгоценностей поступили на хранение художественные предметы и редкости, издавна принадлежащие Императорскому дому и хранившиеся до того времени в Кунсткамере, в Старом Эрмитаже и, отчасти, в Московской Оружейной палате. Кроме этого, в 1856 г. из Бриллиантовой комнаты в Галерею драгоценностей переместили 165 вещей.[273] В Галерее драгоценностей вещи хранились в 26 шкафах и 11 витринах.[274] Галерею драгоценностей официально открыли для посещения в декабре 1856 г.[275]

В связи с переездом сокровищ в здание только что построенного Нового Эрмитажа, составили первый каталог Галереи драгоценностей, в котором сделана первая попытка атрибутировать произведения и зафиксировать их историю. Все эти «наработки» использовались при составлении последнего каталога Галереи драгоценностей Императорского Эрмитажа, составленного в начале XX в., когда в Галерее хранилось уже 6400 уникальных предметов.

Говоря об этом собрании, следует напомнить, что весь нынешний Государственный Эрмитаж буквально вырос из антресолей императрицы Екатерины II на ее личной половине, где она поначалу размещала свою коллекцию редкостей. В письмах к барону М. Гримму эти четыре антресольные комнатки она называла «Императорским Музеимом». Со временем антресольная коллекция разрослась, и если в 1770-е гг. на антресоли были «снесены с четырех концов света золотые и серебряные вещи и драгоценные камни», то к середине 1780-х гг. здесь сконцентрировались восточные редкости, и антресоли стали называться «Китайскими».[276]

Возвращаясь к Галерее драгоценностей, укажем, что в «шкафу № 13» хранилось «оружие, принадлежащее Особам Российской Императорской фамилии, и предметы, принадлежащие Наполеону I».[277] В «шкафу № 9» были расставлены вещи принадлежащие императрице Екатерине II, императору Александру I и другим российским императорам и императрицам.[278]

От времен Екатерины II среди прочего здесь хранились такие ювелирные курьезы, как «куриное яйцо в золотой оправе с эмалированной надписью». Там же хранилась ложка из кедрового дерева, собственноручно вырезанная Екатериной II во время ее путешествия в Крым.

Следует подчеркнуть, что Романовы помещали в Галерее драгоценностей не просто драгоценные вещи, но памятные семейные реликвии, выполненные из дорогих металлов и усыпанные бриллиантами. В результате фактор мемориальности вещи отчетливо преобладал над материальной составляющей экспоната. Например, на полке № 4 «Полукруглого шкафика 25» хранился «Деревянный ящик для красок, принадлежавший великой княгине Марии Федоровне, впоследствии императрице». Этот ящик был «Украшен портретами детей этой государыни, гравированными Уокером по рисункам великой княгини (21 апреля 1790 г.). Надпись исполнена эмалью».[279] Там же хранились детские, весьма «непростые» игрушки российских императоров[280].


М.Э. Ухтомский. Галерея драгоценностей. 1861 г.

Хранились в Галерее драгоценностей и современные вещи, поступившие туда при Николае II. Так, в «полукруглый шкафик № 8» поместили знаменитые реплики императорских регалий в уменьшенном виде: две императорские короны[281], скипетр[282], держава. Все эти изделия повторяли оригинал в масштабе 1 к 10 и были украшены бриллиантами и жемчугами. Эти копии императорских регалий изготовили мастера[283] фирмы К. Фаберже в 1900 г. к Всемирной выставке в Париже. На изготовление копий регалий было получено специальное разрешение Кабинета. По итогам выставки К. Фаберже получил золотую медаль выставки и французский орден Почетного легиона. После окончания выставки эти ювелирные изделия поступили в Императорский Эрмитаж по Высочайшему повелению от 22 мая 1901 г.[284]

При Николае II Галерея драгоценностей пополнилась еще одним раритетом, который ценен не своими ювелирными достоинствами, а «следом», оставленным в истории России. Это золотая табакерка, которой, по устойчивой легенде, был убит Павел I. Массивную, овальную золотую табакерку пожаловала Екатерина II Николаю Александровичу Зубову, старшему брату Платона, который являлся последним фаворитом старевшей императрицы. Именно Николай Зубов первым ударил Павла I массивной золотой табакеркой (1,6 х 8, 6 х 6,2 см) в висок, свашш императора на пол. Эту табакерку[285] в 1897 г. выкупили по приказу Николая II из собрания Тапызиных и поместили в качестве исторического раритета в Галерею драгоценностей.

Также там была представлена небольшая, но весьма ценная коллекция произведений эпохи Возрождения. Традиционной частью «ювелирного собрания» Эрмитажа стали «деликатные предметы» XVIII столетия: разнообразные табакерки, мушечницы, туалетцы, нессесеры, часы, веера, флакончики для духов, перстни и прочие изысканные мелочи.

В результате Галерея драгоценностей стала самым крупным в России общедоступным (она функционировала в музейном режиме) собранием памятников ювелирного искусства. В 1850 г. для входа в Галерею драгоценностей отпечатали билеты по рисункам Ф.А. Бруни. Они выдавались по предписанию Придворной конторы «на один только раз, впускать же по оным можно не одно лицо, но семейства и компании». Тогда же начали решаться новые вопросы: систематизация и описание коллекции, режим работы с посетителями, вопросы охраны коллекции.[286]

«Потенциал» экспонатов, которые периодически передавались в Галерею драгоценностей Императорского Эрмитажа из личных покоев императорской семьи, сохранялся вплоть до 1917 г. Например, одним из таких экспонатов могла со временем стать «маленькая серебряная каретка, запряженная четверкой цугом, каковая двести с лишком лет тому назад принадлежала ребенку, Петру Великому». Эту «каретку» подарил цесаревичу Алексею князь Лев Сергеевич Голицын в Крыму, летом 1912 г. Как отметил мемуарист: «Вещице этой цены не было».[287]

При всем этом, следует иметь в виду, что, несмотря на статус государственной собственности экспонатов Императорского Эрмитажа, российские монархи довольно свободно оперировали его фондами. Предметы из коллекции Императорского Эрмитажа периодически использовались в качестве государственных подарков на «высочайшем уровне». Например, в 1902 г. Николай II распорядился передать в качестве «высочайшего подарка» в коллекцию королю Италии «И разновидностей генуэзско-крымских серебряных алеров XV в.»[288], хранившихся в отделе нумизматики.

Продолжение следует...
_______

Примечания

[269] РГИА. Ф. 468. Оп. 44. Д. 1412. Л. 8 // О предметах занятий Камерального отделения.
[270] Например, Александр III, будучи наследником, получил из Кладовой № 3 в 1869 г. фарфоровых яиц «с живописью святых» 4 штуки, фарфоровых яиц с «разными украшениями» – 150 шт. и стеклянных яиц – 200 шт. Николай II, с 1881 г. получал соответственно 5,100 и 100 пасхальных яиц. С января 1885 г. пасхальные яйца из Кладовой по распоряжению Александра III стали выдаваться сразу на всю семью: «нераздельно с августейшими детьми Их Величеств». В результате Александр III получил на Пасху 1885 г. яиц «фарфоровых с живописью святых» – 20 шт.; «фарфоровых с разными украшениями» – 50 шт. Императрица Мария Федоровна получила только фарфоровые яйца «с разными украшениями» – 50 шт. См.: РГИА. Ф. 525. On. 1 (208/2706). Д. 46. Л. 2 // По поводу представления пасхальных яиц Государям Наследникам Цесаревичам. 1905.
[271] 200-летие Кабинета Его Императорского Величества. 1904–1904. Историческое исследование. СПб., 1911.С. 487.
[272] Последний раз такой порядок бы утвержден в 1898 г.
[273] В их числе был «маленький медальон из двух алмазов с портретами Его Императорского Величества Государя Императора Александра Павловича и Его Императорского Высочества Цесаревича и Великого Князя Константина Павловича, осыпанный мелким Жемчугом и Розами с большим на верху четырехугольным толстым брильянтом, около 6 крат весом, украшенный мелким жемчугом». Медальон под № 92 передан из Бриллиантовой комнаты для внесения в Галерею драгоценных вещей Императорского Эрмитажа. Принял Б. Кене. См.: РГИА. Ф. 468. Оп. 43. Д. 1025. № 92 // Книга Коронных брильянтов, брильянтовых вещей и жемчугов. 1838. Вместе с медальоном в Галерею драгоценностей был передан и «жук бриллиантовый в середине коего тонкая и весьма продолговатая подвеска, весом от 28 до 32 гран». Жука бриллиантовый под № 96 передан для внесения в Галерею драгоценных вещей Императорского Эрмитажа. Принял Б. Кене. См.: РГИА. Ф. 468. Оп. 43. Д. 1025. № 96 // Книга Коронных брильянтов, брильянтовых вещей и жемчугов. 1838. В Галерею драгоценностей была передана коллекция табакерок, которую российские монархи собирали со времен Петра I (с № 507 по 589 по Описи 1838 г., т. е. 82 штуки).
[274] 1 6 шкафов были изготовлены при Екатерине II, остальные 10 шкафов изготовлены стеклянных дел мастером Туром. См.: Дивен Г. Путеводитель по Кабинету Петра Великого и Галерее драгоценностей. СПб., 1901. С. 41.
[275] Дивен Г. Указ. соч. С. 1.
[276] Эрмитаж. История строительства / В.М. Глинка, Ю.М. Денисов, М.В. Иогансен и др. Л., 1989. С. 142.
[277] Среди редкостей можно упомянуть шпагу, присланную Александру II английской королевой Викторией в 1876 г., при пожаловании ему ордена Подвязки; два пистолета для седла Елизаветы Петровны; детскую саблю (подарок Екатерины II внуку Александру Павловичу); шпагу-игрушку, сделанную для великого князя Александра из шпильки императрицы Екатерины II; 13 шпаг императора Александра II; шпагу, завещанную императором Палом I императору Николаю Павловичу; орден Подвязки, принадлежащий императору Александру II и одна из коронационных туфель Наполеона. См.: Ливен Г. Указ. соч. С. 48.
[278] Например, две золоченые тарелки прорезной работы, каждая с 24-мя восьмиугольными игральными жетонами, исполненными Тимофеем Ивановым. Было там и множество других драгоценных безделушек, таких как золотая, украшенная бриллиантами, записная книжка с вензелем императрицы Елизаветы Петровны (английская работа сер. XVIII в.). Там же хранился и такой ювелирный курьез, как пара золотых серег, на одной из которых был портрет императора Александра I, а на другой – его супруги Елизаветы Алексеевны. См.: Заболзаева Т.Б. Указ. соч. С. 290.
[279] Ливен Г. Указ. соч. С. 88.
[280] Например, такие, как «игрушка в виде серебряной груши, к которой привешены на цепочке кабаний зуб и коралловая фигурка». Эта серебряная погремушка когда-то принадлежала маленькому Николаю I. Там же хранилась «золоченая детская игрушка с колокольчиками». В описании, составленном в начале XX в., отмечено, что она, «вероятно, принадлежала наследнику цесаревичу Николаю Александровичу». Здесь имеется в виду цесаревич Николай, умерший в 1865 г.
[281] Копия Большой Императорской короны (1762 г.) и Малая Императорская корона – копия короны, исполненной братьями Дюваль в 1801 г. для императрицы Елизаветы Алексеевны.
[282] В подлинный скипетр вставлен исторический алмаз «Орлов» весом 189,62 карата, ограненный индийской розой. В скипетр копию вмонтирован такой же огранки бриллиант весом 3 карата.
[283] Вероятно, в мастерской Августа Хольстрема, но клейм нет. Серебряные постаменты работы Юрия Рапопорта. Есть клеймо.
[284] Ливен Г. Указ. соч. С. 64.
[285] В книге Л.К. Кузнецовой в качестве «табакерки Зубова» (фото 55) указана и описана (С. 381–383) совершенно другая табакерка, которая также, возможно, связана с судьбой Н.А. Зубова, но к убийству Павла I она не имеет отношения.
[286] Галерея драгоценностей Эрмитажа. М., 2006. С. 16.
[287] Саблин Н. Указ. соч. С. 260.
[288] РГИА. Ф. 468. Оп. 14. Д. 875 // Об исключении из описи монет Императорского Эрмитажа, переданных по Высочайшему повелению Его Величеству королю Италии 11 разновидностей генуэзско-крымских серебряных талеров XV в. 1902.
© Сайт «История государства»

Tags: 18-19-ее века, 20-й век, архивы_источники_документы, бедные и богатые, диктатура и тоталитаризм, европа, золото и ценности, идеология и власть, история, кланы, кремли и дворцы, мифы и мистификации, народ и элиты, наследие, нравы и мораль, олигархат и корпорации, правители, романовы, российская империя, санкт-петербург, секреты и тайны, символы, традиции, факты и свидетели, эпохи
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments