mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

Какой Мазай - не дедушка?

Марк Блау, Ежедневный познавательный журнал «ШколаЖизни.ру»
Исследуя происхождение фамилии некрасовского героя, дедушки Мазая, я обнаружил в Википедии статью о его, казалось бы, однофамильце, Филипе Мазае. «Ого!» – cказал я сам себе. Про Макара Мазая, героического сталевара из города Мариуполя, я знал. А вот про Филипа Мазая ничего не слыхал.

Прочтя статью, я понял, что в данном случае речь идет не об однофамильце и не о родственнике. Филип Мазай оказался Филиппо Маццеи (Philippo Mazzei) (1730–1816), который, будучи итальянцем по рождению, стал национальным героем США. Это именно ему, а не Т. Джефферсону, принадлежат слова, с которых начинается Конституция США. По неизвестной причине в русской транскрипции он стал однофамильцем знаменитого спасителя зайцев.

То есть причина такого превращения как раз ясна. С неправильной передачей на русском языке иностранных имен собственных приходится сталкиваться довольно часто. Вообще, перевод имен – это всеобщая проблема для лингвистов и переводчиков.

В отличие от имени нарицательного, имена собственные с одного языка на другой не переводят, а транскрибируют. Наиболее известное (и очень уместное) исключение из этого правила: переводчик В. Левик переименовал одну из главных героинь «Зимней сказки» В. Шекспира, которую в оригинале зовут Perdita («Потерянная») в Утрату. И правильно сделал – иначе не избежать бы хохота в зале.

При правильном «переводе» на русский язык имени собственного оно должно передавать звучание этого имени на языке оригинала. Просто, правда? Но посмотрим, что же мешает этой очевидной простоте.

Во-первых, в языке, на который транскрибируют имя, может не оказаться звуков, похожих на звуки языка переводимого. И Мао Цзэдун в русском языке, и Mao Zedong в английском достаточно далеки от китайского произношения имени «великого кормчего», которое к тому же в разных областях Китая произносят по-разному.

Еще большая путаница происходит при передаче имени собственного из одного языка в другой через язык-посредник. Тут уж эффекта «испорченного телефона» никак не избежать. Самый яркий случай – внедрение в европейские языки библейских имен. Подавляющее большинство из них – еврейские или арамейские, но в Европу они попали посредством языка греческого, а потом и латыни. Ни там, ни там шипящих звуков нет, а в языках семитских они присутствуют.

Греки заменяли шипящие звуки в варварских именах на звук, обозначавшийся буквой «кси» (ξ). Римляне, а после и славянские просветители транскрибировали этот звук в своих языках как «s» и «с» соответственно. Так Моше стал Моисеем (или Мозесом, или Моизом), а Игошуа – Иисусом (Джезусом, Хесусом). Это еще ничего! А вот попробуйте догадаться, как в оригинале звали персидского царя, известного нам под греческим именем Артаксеркс. Тайна, скрытая временем! Но еврейский вариант Ахашверош, думается, ближе к оригиналу, чем греческий.

Даже при переходе между европейскими языками имена собственные могут претерпевать удивительные превращения. Разительнейший пример – имя и фамилия известного немецкого поэта Хайнриха Хайне, пришедшие в русский язык через посредство французского и утвердившиеся здесь в виде «Генрих Гейне». Где то море, где та дача?

То, что европейские языки используют похожие алфавиты, иной раз только запутывает задачу. В немецком языке буква «Z» обозначает звук «Ц», а в английском – звук «З». В языкознании известен закон распределения слов по частотам, называемый то законом Ципфа, то законом Зипфа, поскольку он был открыт американским лингвистом с немецкой фамилией Джорджем Кингсли Ципфом (George Kingsley Zipf) (1902–1950). Та же история произошла и с итальянским семейством Якуцци (Jacuzzi) в начале 20-го века эмигрировавшим в США. В Америке они стали Джакузи. В 1956 году Кандидо Джакузи (Candido Jacuzzi) (1903–1986) изобрел ванну для гидромассажа. По-видимому, и фамилия Маццеи превратилась в Мазай, заплутав в дебрях англосаксонского и славянского наречий.

В том же немецком языке дифтонги «st» и «sp» читаются как «шт» и «шп» соответственно. По этой причине Альберт Айнштайн (Einstein), эмигрировав из Германии в США, стал Альбертом Эйнстейном. А в русском языке прижился странный англо-немецкий гибрид, Эйнштейн. Другой физик, венгр Лео Силард (Szilárd Leó) (1898–1964), благодаря неправильному прочтению своей фамилии переводчиками во многих советских книгах, фигурировал как Сциллард (почему не Сзилард?). Кстати, в венгерском языке есть еще одна особенность, о которой следует знать: фамилия всегда ставится на первое место, а имя – на второе. Переехав в Америку из Германии, Штрауссы и Штиглицы становятся Страуссами и Стиглицами. По этой причине изобретателя джинсов по-русски следовало бы называть, как его называют в Америке: Ливаем Страуссом, но уж никак не Леви Штрауссом, как это делали советские фарцовщики.

Вторая трудность при транскрибировании имен может возникнуть из-за того, что имя собственное, которое уже транскрибировали однажды неправильно, прочно обосновалось в новой языковой среде, и повторный, правильный перевод только запутывает ситуацию. Никому не придет в голову «обновлять» библейские имена и названия. Также и Генриху Гейне придется жить в русском языке и в литературе под привычным для русских, хотя и неправильным именем.

В русских переводах у друга знаменитого британского сыщика Холмса, доктора (Watson) две фамилии: Ватсон и Уотсон. Вторая транскрипция, более правильная, постепенно вытесняет первую. Хорошо, что Вальтера Скотта и Даниэля Дефо после революции перевели заново. А то бы мы до сих пор восхищались приключениями рыцаря Ивангое (Ivanhoe) и Робинзона Крузое (Robinson Crusoe). По всем правилам английского чтения следовало бы и Робинзону стать Робинсоном, но здесь уже сыграла свою роль читательская традиция.

Та же инерция традиции срабатывает при именовании исторических личностей. Королей Франции в России продолжали нарекать древнефранкским именем Людовик, хотя современники уже в XVII веке именовали их по-французски, Луи. Про французского короля, которого российские учебники истории продолжают называть на немецкий манер Генрихом IV (Henri IV) (1553–1610), сами французы сложили песенку:

Жил был Анри четвертый,
Он славный был король.

Ну, и конечно, всякий хоть немного знающий английский язык поймет, что ни Карлов, ни Иоаннов, ни Георгов среди властителей Британии не было. Были Чарльзы, Джоны и Джорджи. Нынешнего наследника, Уильяма, похоже, никто из говорящих по-русски Вильгельмом уже не называет.


Tags: грамотность, жизнь и люди, интересно, история, страны и столицы, языки
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment