mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Потери Курской дуги... / К 75-летию / начало

Ещё жертвы ВОВ здесь, здесь и здесь

Курская битва. Мифы и реальность
75-летие Великой битвы. Людские потери Красной армии и вермахта / «Улики»

В течение всего послесоветского периода нашей страны в массовое сознание настойчиво внедряется мысль о «чрезмерной цене Победы», о том, что людские потери Красной армии «в подавляющем большинстве сражений многократно превосходили немецкие». ©

Ещё сражения ВОВ здесь, здесь и здесь


___

Американский историк Дэвид Гланц в книге, посвященной Курской битве, на основании цифр, приведенных в книге «Гриф секретности снят» и отчетах о потерях 9-й немецкой армии и группы армий «Юг», делает вывод, что «ни в одном случае потери немцев не бывают так велики, как советские».

В публикациях последних лет ряд авторов, относящих себя к военным историкам, называют совсем уж несуразные цифры соотношения потерь Красной армии и вермахта в Курской битве. Так, авторы изданной в 2017 г. книги «История России» (под ред. А.Б. Зубова) считают, что в Курской битве, навсегда лишившей вермахт стратегической инициативы, потери в людях у советских войск были в 4,5 раза больше чем у немецких. Ну а доктор филологии Борис Соколов в новой книге «Цена войны. Людские потери России и СССР в ХХ и ХХI вв.» (издана в 2017 г.) утверждает: «Соотношение безвозвратных потерь в Курской битве в июле оказывается 18,6:1 в пользу немцев».

Сложившаяся ситуация объясняется не только недостаточными знаниями закономерностей вооруженной борьбы, слабыми представлениями упомянутыми авторами реалий Курской битвы и их слепой верой статистике вермахта, но и существованием ряда объективных проблем в методологии и практике исчисления и сравнения людских потерь в сражениях на советско-германском фронте. Поэтому прежде всего рассмотрим методологические особенности исчисления людских потерь в Курской битве.

Особенности исчисления людских потерь Красной армии и вермахта в Курской битве

В отечественных и зарубежных исследованиях потери Красной армии и вермахта в Великой Отечественной войне рассматриваются с двух позиций: демографической и военно-оперативной. Демографические потери в сражениях – это все случаи смерти личного состава, независимо от причин, их вызвавших. В военно-оперативном смысле потери рассматриваются с позиции их влияния на боеспособность войск. Донесения из войск о потерях использовались вышестоящими штабами Красной армии и вермахта при оценке результатов боевых действий войск, определении численности пополнения, необходимого для восстановления их боеспособности. Поэтому под потерями в военно-оперативном смысле понимаются не только случаи смерти военнослужащих, но и всякое их выбытие из строя, хотя бы на время.

Военно-оперативные потери Красной армии делились на «безвозвратные» и «санитарные». К первым относили погибших и умерших, пропавших без вести и попавших в плен. В «санитарные» потери включались раненые и больные военнослужащие, утратившие боеспособность и эвакуированные в лечебные учреждения не менее чем на сутки.

Эта классификация широко используется в отечественных исследованиях, однако для всесторонней оценки людских потерь Красной армии в конкретных битвах она не обладает необходимой полнотой и четкостью. Дело в том, что деление военно-оперативных потерь на «безвозвратные» и «санитарные», оправданное для решения задач отчетности войск о потерях, недостаточно четко определяет границы различных видов потерь в конкретных сражениях: в отличие от структуры военно-оперативных потерь в войне в целом при оценке потерь в конкретных сражениях определенную часть «санитарных» потерь (раненых и больных, не вернувшихся в строй в ходе сражения) следует относить одновременно и к «безвозвратным» потерям. Проблема, однако, состоит в том, что такие сведения в донесениях войск не содержались, поэтому дать корректную оценку этой части санитарных потерь невозможно.


___

Рассмотрим теперь содержание составляющих военно-оперативных потерь, используемых в вермахте.

В сводках служб учета потерь вермахта использовались две категории военно-оперативных потерь – «кровавые потери» и «убыль». В «кровавые потери» включались убитые, умершие от ран, пропавшие без вести и раненые (фактически только боевые потери), а в категорию «убыль», кроме того, включались больные и обмороженные, относящиеся к небоевым потерям, т.е. категория потерь вермахта «убыль» шире категории «кровавые потери» и близка по содержанию категории «безвозвратные потери», приведенной выше. Отметим, что, как показано в третьем томе книги генерал-майора вермахта Бурхардта Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг.», в категории вермахта «убыль» конкретизирована учитываемая часть санитарных потерь – «раненые и больные, эвакуированные в тыл из полосы действий армий».

Для корректного сравнения потерь Красной армии и вермахта целесообразно понятие «безвозвратные потери в сражении», используемое в Красной армии, привести в соответствие с понятием «убыль», применяемым в вермахте. Единым для сравнения людских потерь Красной армии и вермахта является следующее понятие: «Безвозвратные потери (убыль) в сражении» – это погибшие, попавшие в плен, пропавшие без вести, а также раненые, отправленные в тыловые госпитали в ходе сражения».

При оценке безвозвратных потерь Красной армии и вермахта в конкретных сражениях Великой Отечественной войны принципиально могут быть использованы две группы методов: прямые (прямого счета) и косвенные (расчетные). К прямым методам оценки безвозвратных людских потерь Красной армии и вермахта в конкретных сражениях относятся оценка по данным списочного (численного) учета потерь и оценка по данным персонального (поименного) учета потерь. В качестве косвенных (расчетных) методов оценки безвозвратных людских потерь Красной армии и вермахта в конкретных сражениях могут применяться либо оценка по балансу войск, принимавших участие в сражении, либо оценка экстраполяцией ограниченных данных о потерях на общие потери войск в операции (сражении).

Современное состояние массивов информации о людских потерях на советско-германском фронте показывает, что наиболее точным методом оценки потерь Красной армии и вермахта в отдельных сражениях Великой Отечественной войны является метод оценки по списочному учету потерь. Именно с его помощью коллективом военных историков под руководством генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева была произведена многосторонняя оценка потерь Красной армии, результаты которой опубликованы в книгах «Гриф секретности снят», «Россия и СССР в войнах ХХ века» и «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь». Важно отметить, что результаты оценки потерь Красной армии, произведенной коллективом Кривошеева, не противоречат подготовленным во время войны официальным справкам и докладам о численности Красной армии, пополнении и потерях, сопоставимы с оценками, произведенными по балансу вооруженных сил, по балансу всего населения СССР, по балансу мужского населения и по балансу мужского и женского населения страны. В связи с этим оценки коллектива Г.Ф. Кривошеева целесообразно использовать в качестве основы оценок потерь Красной армии в Курской битве. Вместе с тем, следует иметь в виду, что в Красной армии донесения из войск содержали сведения обо всех санитарных потерях, но при подсчете безвозвратных потерь в Курской битве, как это установлено выше, следует учитывать только часть из этих потерь – раненых, направленных в тыловые госпитали. Поэтому имеющиеся оценки потерь по списочному их учету должны быть соответствующим образом откорректированы.

В вермахте ситуация с содержанием донесений из войск (см. «Human Loses in World War II. German Statistics and Documents. Heersarzt 10-Day Casualty Reports per Army/Army Group») оказалась гораздо сложнее. Во-первых, сведения об убыли немецких солдат в 10-дневных донесениях войск за 1943 г. меньше в 1,5–1,7 раза сведений за тот же период в справке вермахта об убыли с 1 декабря 1941 г. по май 1944 г., приведенной в книге С.Н. Михалева «Людские потери в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.: Статистическое исследование» (издание 2000 г.). Во-вторых, убыль вермахта в 1943 г. по 10-дневным донесениям войск была в 1,91 раза меньше убыли вермахта, подсчитанной по балансу его численности в 1943 г. В-третьих, сведения 10-дневных донесений войск о пропавших в 1943 г. без вести солдат вермахта (216 тыс. чел.) совершенно не стыкуются с официальными данными о численности немецких военнослужащих, взятых советскими войсками в плен (443 тыс. чел.) – они меньше в 2,05 раза. В-четвертых, сведения о погибших в 1943 г. немецких солдатах в 10-дневных донесениях войск (255 тыс. чел.) в 2,75 раза меньше цифры (701 тыс. чел.), полученной современным немецким исследователем потерь вермахта Рюдигером Овермансом (книга Deutsche Militarische Verluste im Zweiten Weltkrieg. – Munchen: R. Oldenbourg Verlag, 1999). В-пятых, сведения 10-дневных донесений войск о потерях вступают в вопиющее противоречие со свидетельствами немецких участников войны. Так, по данным 10-дневных донесений войск потери 6-й немецкой армии с 11 по 31 августа 1943 г. составили 5122 чел., а в докладе командующего этой армией генерала пехоты Карла Холидта командующему группой армий «Дон» генерал-фельдмаршалу Эриху фон Манштейну сообщалось, что только с 18 по 21 августа 1943 г. армия потеряла 6814 унтер-офицеров и солдат.

Надо сказать, что и другие справочные материалы вермахта о потерях не обладают достаточной достоверностью. Сомнения в достоверности немецких сообщений о потерях возникли еще во время войны. После войны стала очевидной недостоверность сведений вермахта о пропавших без вести и попавших в плен. В конце двадцатого века сведения служб учета потерь вермахта о демографических потерях немецкой армии обоснованной критике подверг Рюдигер Оверманс. Он, анализируя работы по оценке потерь на основе статистики вермахта в статье «Человеческие жертвы Второй мировой войны в Германии», отметил: «каналы поступления информации в вермахте не обнаруживают той степени достоверности, которую приписывают им некоторые авторы» (выделено мной. – В.Л.).

Таким образом, сведения о потерях вермахта, содержащиеся в донесениях войск, сводках и справках служб учета потерь вооруженных сил Германии за 1943 г., не позволяют получить корректные оценки немецких потерь в Курской битве. Такие оценки должны проводиться расчетными методами на основе сопоставления данных о потерях вермахта из различных источников. Понятно, что расчетные методы дают возможность получить лишь приблизительные количественные оценки потерь вермахта.

Людские потери в Курской оборонительной операции (5–23 июля 1943 г.)

Немецкое наступление (операция «Цитадель»), начатое 5 июля 1943 г., натолкнулось на умело и заранее подготовленную оборону советских войск. Упорное сопротивление советских войск Центрального фронта (командующий – генерал армии Рокоссовский Константин Константинович) заставило командование вермахта прекратить 11 июля 1943 г. наступление войск группы армий «Центр» (командующий – генерал-фельдмаршал Гюнтер фон Клюге), а действия войск Воронежского фронта (командующий – генерал армии Ватутин Николай Федорович) и ввод 10 июля 1943 г. в операцию войск Степного фронта (командующий – генерал-полковник Конев Иван Степанович) привели к тому, что к двадцатым числам июля 1943 г. выдохлось и наступление войск группы армий «Юг» (командующий – генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн).

Потери Красной армии в Курской оборонительной операции коллектив под руководством Г.Ф. Кривошеева оценил в 178 тыс. чел. (70 тыс. – безвозвратные, 108 тыс. – санитарные), а Борис Соколов в книге «Тайны Второй мировой» (издана в 2000 г.) утверждает, что общие потери Красной армии были почти в 2 раза больше – 317 тыс. чел. Эта цифра Бориса Соколова включает потери Центрального фронта (90 тыс. чел.), Воронежского (157 тыс. чел.) и Степного фронта (70 тыс. чел.). Только потери Степного фронта у Бориса Соколова совпадают с данными Кривошеева. Цифры потерь остальных фронтов у Бориса Соколова гораздо выше. Но получены они в результате фальсификаций и подлогов.

По поводу потерь Центрального фронта Борис Соколов сообщает, что по данным Кривошеева они составляли 33 897 солдат и офицеров, а затем пишет: «К 5 июля этот фронт насчитывал 738 000 человек личного состава. Учитывая цифру общих потерь, 12 июля Центральный фронт должен был насчитывать около 704 000 солдат и офицеров, тогда как в действительности численность его войск на это число составила лишь 645 300 человек. За этот период времени состав фронта изменился очень незначительно: убыли две стрелковые бригады и прибыла одна танковая бригада. За счет этого численность войск Центрального фронта могла сократиться не более чем на 5–7 тыс. человек. К тому же очень вероятно, что за время Курской оборонительной операции фронт получил маршевые пополнения. С учетом всех этих обстоятельств общие потери войск Центрального фронта в период с 5 по 12 июля можно оценить примерно в 90 000 офицеров и солдат, но никак не в 33 897 человек».

Все числовые данные примера взяты Борисом Соколовым из двух таблиц, приведенных на стр. 188, 189 книги «Гриф секретности снят». В этих таблицах перечислены лишь крупные боевые формирования Центрального фронта – объединения и соединения (авторами книги «Гриф секретности снят» это специально оговорено: «В таблицах … боевой состав дан до соединения Сухопутных войск»). Но кроме них, в состав Центрального фронта входило большое количество отдельных боевых частей, и их число в период с 5 по 12 июля 1943 г. изменилось существенно: согласно приложениям 6 и 19 книги «Курская битва», (под ред. И.В. Поротькина, издание 1970 г.), из состава Центрального фронта в указанный период была выведена 31 отдельная часть (4 отдельных инженерных бригады, 2 полка САУ, 2 зенитно-артиллерийских полка, 2 истребительно-противотанковых полка, 21 инженерный батальон). Общая численность этих частей и составляла те 56–57 тыс. чел., которые Борис Соколов определил в качестве якобы «недосчитанных» Г.Ф. Кривошеевым потерь фронта.

Глупость этого примера можно было бы отнести к невежеству Бориса Соколова в отношении структуры боевого состава фронтов, если бы не два обстоятельства. Во-первых, в книге «Тайны второй мировой» он поместил статью о Курской битве, в которой дал ссылки на упомянутую выше книгу «Курская битва». Причем в ссылке №182 им прямо указано: «См. статистику, относящуюся к Курской битве: Курская битва. Под ред. И.В. Поротькина, С. 476–504». Именно на этих страницах приведены приложения 6 и 19. Во-вторых, в очной дискуссии с Борисом Соколовым в конце 2011 г. – начале 2012 г. на страницах еженедельника «Военно-промышленный курьер» мною в последней статье «Псевдонаучные миражи Бориса Соколова» (ВПК, № 3, 25 января 2012) был проведен разбор фейка о «заниженности» Г.Ф. Кривошеевым потерь Центрального фронта. Другими словами, Борис Соколов прекрасно знает о сфальсифицированности своих претензий к Кривошееву по поводу «заниженности» потерь Центрального фронта. Это значит, что помещение Борисом Соколовым в новой книге рассмотренного примера – не заблуждение, а преднамеренная фальсификация.

Подсчеты Борисом Соколовым потерь Воронежского фронта в Курской оборонительной операции также ошибочны. Численность санитарных потерь сфальсифицирована им в результате некорректного цитирования мемуаров генерал-полковника медицинской службы Е.И. Смирнова. Борис Соколов пишет: «Также и потери Воронежского фронта преуменьшены в 2,5–3 раза. Е.И. Смирнов, бывший начальник Главного военно-санитарного управления Красной армии, утверждал, что во время Курской оборонительной операции с 5 по 18 июля две армии Воронежского фронта, 6-я и 7-я гвардейские, только ранеными потеряли 23 332 человека и что более одной трети всех раненых поступило из этих двух армий (выделено мной. – В.Л.). Он также пишет, что в такой же операции потери Воронежского фронта больными составили более 13% от его суммарных потерь ранеными и больными. Учитывая это, потери всего Воронежского фронта в период с 5 по 18 июля ранеными и больными можно оценить примерно в 83 000 человек… Я полагаю, что к 23 июля потери Воронежского фронта ранеными и больными могли достичь 90 000 человек и что официальные советские цифры в данном случае преуменьшены примерно вдвое» (выделено мной. – В.Л.).

Во-первых, у генерал-полковника Е.И. Смирнова потери 6-й и 7-й гвардейских армий составляли «более одной трети всех потерь» (Смирнов Е.И. «Война и военная медицина», издание 1979 г.), а не только «всех раненых», как пытается это представить Борис Соколов. Поэтому добавка Соколовым к 23 332 раненым примерно 4,3 тыс. «больных» неправомерна – это двойной счет. Во-вторых, цифру 83 000 «больных и раненых» Борис Соколов получил из расчета, что санитарные потери 6-й и 7-й гвардейских армий составляли одну треть от общих санитарных потерь Воронежского фронта, но у Смирнова речь идет не об одной трети, а о «более одной трети». А по докладу штаба фронта общие санитарные потери Воронежского фронта составляли 54 427 чел. Упомянутые Е.И. Смирновым 23 332 человека как раз и составляют «более одной трети» от 54 427 чел.

Безвозвратные потери Воронежского фронта Борис Соколов определяет на основе ничем не подтвержденных домыслов о числе погибших сначала в 6-й гвардейской армии (15 000), а затем и во всем фронте (45 000). Но в боевом донесении №01398 начальника штаба Воронежского фронта, которое приведено в книге Гланц Д., Хауз Д. «Курская битва. Решающий поворотный пункт Второй мировой войны» (издание 2007 г.), указана совсем другая, более чем в 2 раза меньшая цифра погибших фронта – 20 578 человек.

Таким образом, утверждение Бориса Соколова о занижении Кривошеевым потерь Воронежского фронта «в 2,5–3 раза» бездоказательно, а «подсчитанная» им цифра потерь Красной армии чрезмерно завышена.

В соответствии с определением безвозвратных потерь войск в конкретной операции, приведенном выше, скорректируем цифры Кривошеева: учтем в безвозвратных потерях ту часть раненых и больных, которая была направлена на излечение в тыловые лагеря. Н. Малюгин в статье, посвященной тыловому обеспечению войск в Курской битве (Военно-исторический журнал, №7, 1983), пишет, что в июле-августе 1943 г. число эвакуированных составило 22,9% раненых и 8,9% больных. Поскольку, по данным книги Иванова Н.Г., Георгиевского А.С. и Лобастова О.С. «Советское здравоохранение и военная медицина в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (издание 1985 г.), в июле 1943 г. больные составляли примерно 30–31% от всего числа санитарных потерь, то общее число раненых и больных, отправленных в тыловые госпитали в ходе Курской оборонительной операции, составляло примерно 19– 20 тыс. человек, безвозвратные потери при этом равны 92–93 тыс. человек.

Потери вермахта в Курской оборонительной операции оценены в книге Никласа Цеттерлинга и Андреса Франксона «Курск 1943: статистический анализ» (Zetterling Niklas, Frankson Anders. Kursk 1943: a statistical analysis. – Frank Cass, London-Portland, 2000). Эту книгу Стивен Ньютон в сборнике «Курская битва: немецкий взгляд» (издание 2006 г.) называет «важнейшим исследованием», а А.В. Исаев в книге «Освобождение 1943 «От Курска и Орла война нас довела…» (издание 2013 г.) считает, что ее «без малейшего преувеличения можно назвать фундаментальной». Однако в части оценки людских потерь в Курской оборонительной операции ценность исследования Н. Цеттерлинга и А. Франксона невелика: оценки потерь вермахта в Курской оборонительной операции в этой работе опираются на донесения немецких войск. Но, как уже отмечалось выше, потери в донесениях немецких войск были занижены. Это можно проиллюстрировать на примере потерь 9-й немецкой армии в Курской оборонительной операции. По данным немецкого документа, опубликованного Стивеном Ньютоном в книге «Курская битва: немецкий взгляд», убыль боевого состава 9-й немецкой армии в период с 4 по 9 июля 1943 г. составляла 19 772 человека. А войска по сведениям, обобщенным Н. Цеттерлингом и Андресом Франксоном, сообщили о меньшей (почти на 1,5 тыс. чел.) общей убыли личного состава 9-й немецкой армии за тот же период – 18 233 человека. Нужно, кроме того, иметь в виду, что в этот период боевой состав 9-й немецкой армии, по данным Стивена Ньютона, был пополнен на 6920 чел., т.е. реально потери боевого состава 9-й армии с 4 по 9 июля 1943 г. составляли 26 692 человека, что в 1,46 раза больше, чем отражено в донесениях войск. Кроме того, потери несли и подразделения 9-й армии, не относящиеся к боевому составу. По данным Н. Цеттерлинга, А. Франксона и Стивена Ньютона, общие потери дивизий в среднем были в 1,3 раза выше потерь боевого состава. Это значит, что коэффициент экстраполяции (Кэ) данных донесений из войск для 9-й армии в Курской оборонительной операции равен 1,9 (1,46х1,3).

Поскольку по донесениям войск 9-я немецкая армия в период с 5 по 11 июля 1943 г. потеряла 22 273 человека, то скорректированные общие безвозвратные потери (убыль) 9-й немецкой армии в Курской оборонительной операции оцениваются в 42 000 человек (22 273х1,9=42 312).

Аналогичная ситуация сложилась и в отношении потерь 4-й немецкой танковой армии и оперативной группы (ОГ) «Кемпф». Так, оперативная группа «Кемпф» за период с 5 июля по 31 августа 1943 г., по данным Н. Цеттерлинга и А. Франксона, подсчитанным по донесениям войск, потеряла 47 043 человека. Но, по сведениям другого немецкого документа, приведенного Стивеном Ньютоном, в период с 4 июля по 25 августа только потери боевого состава (пехотных, разведывательных, саперных и запасных батальонов) 11-го армейского корпуса, входящего в ОГ «Кемпф», составили 40 470 чел. Кроме того, 11-й армейский корпус нес потери в течение 26–31 августа 1943 г., причем, как отметил Стивен Ньютон, «11-й корпус понес значительные потери во время отступления из Харькова, что, по-видимому, не появлялось в сообщениях до 26 августа». Ориентировочно, потери 11-го корпуса следует увеличить до 45 000–47 000 человек. Речь при этом идет о потерях 5 пехотных дивизий (106, 167, 168, 198, 320 пд), 1 танковой дивизии (3 тд) и 1 моторизованной дивизии (мд СС «Рейх»). А всего в составе оперативной группы (ОГ) «Кемпф» к концу Курской битвы было 19 дивизий (11 пехотных дивизий, 7 танковых и моторизованных дивизий, 1 кавалерийская дивизия). Но в течение июля-августа 1943 г. состав ОГ «Кемпф» менялся, и соответственно в 10-дневных донесениях группа указывала потери по составу, числящемуся на дату донесения.

В ходе Курской оборонительной операции среднее число дивизий в составе группы «Кемпф» на даты донесений о потерях равно 10. Если экстраполировать потери 11-го армейского корпуса на остальные соединения ОГ «Кемпф» (с учетом частей армейского подчинения), то потери боевого состава оперативной группы составят 67 500–70 500 чел. {(45 000–47 000) х1,5=67 500–70 500}, что в 1,43–1,50 раза больше, чем зафиксировано в 10-дневных донесениях войск, т.е. коэффициент экстраполяции (Кэ) данных донесений из войск для 4-й армии и оперативной группы «Кемпф» в Курской оборонительной операции равен 1,43–1,50.

Поскольку по донесениям войск в период с 5 июля по 23 июля 1943 г. 4-я немецкая армия и оперативная группа «Кемпф» потеряли 36 088 человек, то скорректированные путем экстраполяции (умножением на полученные выше значения коэффициента) общие безвозвратные потери (убыль) 4-й армии и оперативной группы «Кемпф» в Курской оборонительной операции оцениваются в 52 000–54 000 человек (36 088х(1,43...1,50)=51 606–54 132). Общие безвозвратные потери (убыль) вермахта в Курской оборонительной операции составляли 94 000–96 000 человек.

Соотношение безвозвратных потерь Красной армии и вермахта в Курской оборонительной операции – (0,96– 0,99):1, т.е. людские потери советских и немецких войск были сопоставимы по величине.


Tags: армия, архивы_источники_документы, вов и вмв, военные, германия, города и сёла, даты и праздники, идеология и власть, исследования и опросы, история, карты и инфографика, ложь и правда, мифы и мистификации, нравы и мораль, опровержения и разоблачения, память, победа, русофобия и антисоветизм, символы, смерти и жертвы, сражения, ссср, сталин и сталинизм, статистика, техника и технологии, факты и свидетели, фальсификации и мошенничества, фашизм и нацизм, хроника
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments