mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Полку геббельсов-бжезинских-солженицыных-яковлевых прибыло... / На смерть врага

Ещё биографии западной русофобии здесь, здесь и здесь

Ниспровергатель советского мифа
В США [на 95-м году жизни] умер Ричард Пайпс — человек, предложивший россиянам новую версию современной истории / Истории

17 мая умер Ричард Пайпс — американский специалист по советской истории, автор трехтомника «Русская революция» и еще десятков работ о происхождении и особенностях режима большевиков. Книги Пайпса были переведены на русский в начале 1990-х — и завоевали огромную популярность; не в последнюю очередь потому, что предлагали смотреть на советский режим как на воплощение зла. ©

Ещё с Пайпсом здесь, здесь и здесь


Ричард Пайпс в 1991 году / Фото: Bill Greene

По просьбе «Медузы» журналист Артем Ефимов, автор книги об истории и историках «С чего мы взяли. Три века попыток понять Россию умом», объясняет, как американский советолог повлиял на то, как мы думаем о своем прошлом.

Почти любое государство имеет свой этиологический миф — повествование о том, как оно возникло. «Миф» здесь не обязательно значит «небылица»: события могут быть реальными или вымышленными — важнее то, как они интерпретируются. В миф «зашито» представление о миссии государства. Например, США в этой логике основаны как сияющий «град на холме», образец свободы; а отцы-основатели — Вашингтон, Джефферсон, Франклин, Гамильтон — оказываются сопоставимы с фигурами вроде Ромула, легендарного основателя Рима.

Советским этиологическим мифом была, конечно, революция 1917 года, советским аналогом Ромула — Ленин, исторической миссией СССР — быть «маяком человечества» на пути к светлому коммунистическому будущему. Советский человек всю жизнь жил с тщательно сконструированным сюжетом истории революции: декабристы, которые «страшно далеки от народа»; разбуженный ими Герцен, который «развернул революционную агитацию»; народники; наконец, большевики, которые единственные из всех с самого начала все делали исключительно правильно, последовательно и высокоморально. Этот сюжет постоянно варьировался в зависимости от политической конъюнктуры: сначала Троцкий был в нем почти равновелик Ленину, потом Троцкого из него вычищали, потом возводили на пьедестал Сталина, потом низводили. Но структура мифа оставалась неизменной. Она лежала в основе учебных программ, официозной науки, литературы, кино, монументальной пропаганды и наглядной агитации. От мифа нигде нельзя было укрыться.

На рубеже 1980–1990-х, когда советская власть стала разрушаться, миф разрушился вместе с ней. Открылись архивы, в массовой прессе день ото дня нарастал вал публикаций о том, как «нам врали все эти годы». Герои прошлого в одночасье превращались в злодеев.

В этот момент в Россию и пришел Ричард Пайпс. Его трехтомник «Русская революция», изданный по-английски в 1990 году, перевели уже в 1992-м. После крушения советского этиологического мифа именно построения Пайпса стали новой «стандартной моделью» истории революции: с ними можно было соглашаться, можно было спорить, но отталкиваться надо было именно от них. Во многом и сейчас ситуация остается именно такой.

Пайпс к 1990 году — ему тогда исполнилось уже 67 лет — был одним из самых авторитетных американских русистов и советологов. Он издал несколько книг по истории России XIX века, в том числе знаменитую «Россию при старом режиме» (1974). Кроме того, он был важной политической фигурой: с 1976 года он входил в различные экспертные группы, работающие на американскую администрацию и участвующие в выработке политики в отношении СССР, а в начале 1980-х, при президенте Рональде Рейгане, был директором по делам Восточной Европы и СССР в Совете по национальной безопасности США.

Пайпс никогда не был отстраненным, бесстрастным наблюдателем русской истории. Его взгляд предлагал, конечно, реальную альтернативу советскому этиологическому мифу — но альтернативу почти столь же идеологизированную. Он был консервативным республиканцем и «ястребом». Коммунизм был для него таким же абсолютным злом, как нацизм. В его устах это было особенно сильное утверждение, учитывая, что по происхождению Пайпс был польским евреем — его семья сбежала из Польши после немецкой оккупации в 1939 году, когда будущему историку было 16. Если в советской мифологии Ленин был величайшим героем, то у Пайпса он предстает злодеем столь же эпического масштаба.

Истоки русского коммунизма историк обнаруживал в седой древности. По его мнению, Московское государство — предтеча Российской империи, СССР и современной России — возникло в XV веке как личная вотчина государя, и лишь государь в нем обладал неотчуждаемыми правами. Россия не знала частной собственности: все всегда принадлежало государю — все остальные, от боярина до последнего крестьянина, были лишь пользователями имущества, предоставленного им по милости государя. Отсюда и русский правовой нигилизм, и отсутствие уважения к личности, и — в конечном итоге — революция и «красный террор».

Александр Солженицын описывал взгляды Пайпса как «польскую версию русской истории» — это был не слишком деликатный способ назвать американского ученого русофобом.

Почти одновременно с «Русской революцией» Пайпса по-русски вышла другая американская книга — «Большевики приходят к власти» Александра Рабиновича. Рабинович считается лидером ревизионистской школы американских историков, которая рассматривает Октябрьскую революцию не как апокалипсис, а Ленина — не как исчадье ада. Для Рабиновича такой подход — упрощение сродни советскому мифу, только с противоположным знаком. В его трактовке революцию направляла не воля единой партии, управляемой железной рукой Ленина: и большевики в 1917 году были далеки от идеологического и организационного единства, и полновластием в партии Ленин не обладал, да и вообще — никто не был в силах ни контролировать, ни даже прогнозировать тот поток событий, которые привели к захвату власти в России большевиками. Но тогда, на рубеже 1980–1990-х, полная нюансов и оговорок книга Рабиновича оказалась менее популярной, чем мастерски выстроенная и идеологически заостренная, подчеркнуто антисоветская книга Пайпса.

Пайпса можно назвать историческим моралистом: он никогда не стеснялся раздавать нравственные оценки историческим событиям и лицам и даже настаивал, что это обязанность ученого. Ревизионисты настаивают, что историк обязан стремиться к беспристрастности, даже если пишет об ужасах вроде Гражданской войны или коллективизации; работа историка — понимать, а не оценивать. Хотя сегодня в России представлена и эта точка зрения (скажем, в виде переведенных на русский книг Шейлы Фицпатрик), концепция Пайпса, пожалуй, побеждает — если не в академии, то в массах. От истории все больше хотят однозначной нравственной оценки и морального урока, а исследовательскую бесстрастность принимают за цинизм. Широкой публике не хочется понимать того же Ленина во всей его сложности, ей хочется четкого определения: он хороший или плохой.

Артем Ефимов
«Медуза», 19 мая 2018

Tags: 20-й век, 90-е, антисемитизм и сионизм, биографии и личности, большевики и кпсс, версии и прогнозы, двойные стандарты, дискуссии, евреи, жидовьё, заговоры и конспирология, запад, идентификация, идеология и власть, известные люди, информационные войны, история, книги и библиотеки, ленин, ложь и правда, манипулирование, менталитет, мировая политика, мировое правительство и глобализм, мифы и мистификации, мнения и аналитика, народ и элиты, наука, нравы и мораль, оккупация и интервенция, опровержения и разоблачения, политика и политики, политтехнологии, польша, развал страны, ревизионизм, революции и перевороты, российская империя, россия, русофобия и антисоветизм, русские и славяне, символы, современность, солженицын, социализм и коммунизм, ссср, сша, траур, ученые, факты и свидетели, фальсификации и мошенничества, фашизм и нацизм, холодная война, эпохи
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments