mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

Миротворческий зондаж Канделаки, или Как Сталин Гитлеру Коминтерн не сдал...

Ещё гитлеризм и сталинизм здесь и здесь

Миссия сталинского посла Канделаки в Германию в середине 1930-х
Внешняя политика сталинского СССР и гитлеровской Германии / апрель, 2017

Советская историография не любила говорить о тайных переговорах СССР и Германии сразу после прихода Гитлера к власти. Но ничего порочащего советский строй в эти контактах не было. ©

По теме: СССР в большой политической игре, а также о пакте Молотова-Риббентропа


Плакат «Догнать и перегнать», 1926 г.

Представителем СССР в этих переговорах был Давид Канделаки, его визави - в основном министр финансов Шахт и двоюродный брат Геринга, Герберт.

В первую очередь Москву интересовало экономическое сотрудничество с Германией - для продолжения индустриализации. Дружбе двух стран помешало требование Гитлера о прекращении Коминтерном зарубежной пропаганды.

Роль Германии в советской индустриализации

До прихода Гитлера к власти в 1933 году Германия, наряду с США, была главным экономическим партнёром и агентом индустриализации СССР. На начальной стадии индустриализации в конце 1920-х Германия была вообще главным партнёром Советского Союза. Так, в 1927/28 годах импорт немецкого оборудования составил 866 млн. рублей, американского - 654 млн. в 1923-1933 годах в тяжёлой промышленности СССР было заключено 170 договоров техпомощи: 73 - с германскими компаниями, 59 - с американскими, 11 - с французскими, 9 - со шведскими и 18 – с фирмами из других стран.

Поставки оборудования из США и Германии шли в основном в счёт кредитов СССР. Так, в 1925 году Германия предоставила СССР кредит в 100 млн. марок, в апреле 1926 года - ещё 300 млн. марок. В 1931 году Германия выдала СССР кредит 300 млн. марок. В 1935 году - ещё один кредит 200 млн. марок. Таким образом, за 9 лет СССР получил из Германии кредитов на 900 млн. марок (примерно 320 млн. долларов). В 1925-1933 годах из Германии в СССР было поставлено товаров на сумму 3,7 млрд. марок, а завезено из СССР на 3 млрд. марок. Профицит внешней торговли Германии составил 7000 млн. марок - его и компенсировали немецкие кредиты.

С приходом Гитлера к власти у СССР возникли опасения, что активное немецкое участие в индустриализации будет свёрнуто, а также что Берлин снизит закупки советского зерна (заменив его импортом из США и Аргентины). Однако прямые переговоры СССР и Германии в середине 1930-х были невозможно, это подорвало бы имидж Москвы как столицы Интернационала и антифашизма. Налаживать тайные связи между двумя странами был отправлен Давид Владимирович Канделаки.

Ставка на Шахта и Геринга

Грузин Канделаки был знаком со Сталиным еще с дореволюционных времен, когда-то был членом партии эсеров, после революции стал большевиком, наркомом просвещения Грузии. В 1934 году Сталин вызвал его в Москву и направил в качестве торгпреда в Швецию. Но там он проработал недолго, это было как бы его стажировкой на зарубежной работе. Он выдержал экзамен, оставив у полпреда Коллонтай прекрасное впечатление о себе. После возвращения Канделаки в Москву Сталин снова принял его и имел с ним продолжительную беседу. О чем шла речь на ней, мы можем только догадываться.


Сталинская индустриализация

О том, как были организованы переговоры СССР и Германии в середине 1930-х рассказывается в книге историка Игоря Дамаскина "Сталин и разведка" (изд-во "Вече", 2004).

"Сталин на XVII съезде партии говорил: «Конечно, мы далеки от того, чтобы восхищаться фашистским режимом в Германии. Но дело здесь не в фашизме, хотя бы потому, что фашизм, например, в Италии не помешал СССР установить наилучшие отношения с этой страной».

В беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом он подчеркнул свое личное дружелюбие к Германии и немецкому народу. Однако резко антисоветские высказывания Гитлера не позволяли искать какого-то нового сближения с Германией на официальной основе. Требовалось делать шаги, которые предпринимались бы в обход государственных дипломатических органов.

Именно этим, по заданию Сталина, и должен был заняться Давид Канделаки. В 1935 году он был направлен в Германию в качестве торгового представителя. Чего он должен был добиваться?

В целом — нейтрализовать появление Гитлера на европейской арене. Повернуть Германию к старой «рапалльской» традиции, используя Геринга против Гитлера. Заинтересовать Гитлера советским сырьём, а за это обеспечить заказы и поставки для советской оборонной программы. И конечно же, обеспечить конфиденциальность переговоров, учитывая, что в это же время Советский Союз устанавливал союзнические отношения с Францией и Чехословакией.

Прибыв в Берлин, Канделаки быстро наладил регулярные отношения с крупнейшим банкиром НСДАП, министром финансов Ялмаром Шахтом. Посредником в их переговорах стал референт Шахта Герберт Геринг, двоюродный брат Германа Геринга, правой руки Гитлера.

Нарком иностранных дел СССР Литвинов знал о задании, полученном Канделаки от Сталина, но не имел права вмешиваться и относился к этому делу с осторожностью.

На первых порах, весной 1935 года, Шахт много разглагольствовал о необходимости дальнейшего хозяйственного сближения Германии с Советским Союзом. При этом утверждал, что его курс проводится им с ведома и одобрения Гитлера. По распоряжению Сталина была разработана инструкция для Канделаки на предмет его бесед с Шахтом (она хранится в личном архиве Сталина). Канделаки должен был заверить Шахта в отсутствии антигерманских настроений у советского руководства, в готовности развивать с Германией «наилучшие отношения», в том, что советско-французский пакт не носит антигерманского характера.


___

Несмотря на то что Гитлер в 1935 году не пошел на улучшение отношений с СССР, Канделаки, с ведома Сталина, продолжал свои контакты. В своём докладе в январе 1936 года Канделаки отмечал, что в беседе с ним Шахт обронил такую фразу: «Да! Если бы состоялась встреча Сталина с Гитлером, многое могло бы измениться». На докладе Канделаки Сталин написал: «Интересно. И. Ст.» и ознакомил с ним Ворошилова и Кагановича.

Канделаки зондировал почву о возможности размещения в Германии оборонных заказов на военные суда, подводные лодки, самолёты и химическое оборудование в счёт предлагаемого Шахтом 500-миллионного германского кредита, но получил отказ.

Сталин и Политбюро были весьма заинтересованы в улучшении торговых отношений с Германией. Страна остро нуждалась в новом оборудовании и военной технике. На заседаниях Политбюро этот вопрос рассматривался 4 раза в 1934 году и 8 раз в 1935 году.

Канделаки занимался не только торгово-экономическими проблемами. Сталин через него пытался осуществить планы, направленные против Гитлера. Ставка делалась на Шахта и Геринга, якобы лучше, чем Гитлер, относившихся к СССР. Но в том же 1935 году выяснилось, что эти надежды напрасны. Литвинов в докладе Сталину 12 марта 1935 г. отмечал: «Шахт, которого ещё недавно Канделаки предлагал нам поддерживать против Гитлера, поддерживает завоевательные устремления Гитлера на Востоке».

В 1936-м экономические ориентиры Германии несколько сдвинулись: немцам понадобилось русское сырьё. Зашла речь даже о свидании с Германом Герингом, возглавившим Верховный комиссариат по валютным и сырьевым вопросам.

20 октября 1936 года Канделаки писал Сталину:

«Дорогой Иосиф Виссарионович. Посылаю Вам краткую информацию о некоторых германских делах.

О Геринге. По словам Вольфа, в беседе с ним Геринг подчеркивал, что он не выступал против СССР в Нюрнберге (имеется в виду нюрнбергский съезд НСДАП) и выступать по этому вопросу так, как выступали другие, не намерен».

Канделаки также сообщает, что положение Шахта сильно пошатнулось, так как «в кругах германских фашистов очень недовольны его критикантством".

В конце декабря 1936 года Канделаки встретился с Шахтом. Из отчёта Шахта Нейрату: «Во время беседы я заявил, что оживление торговли между Россией и Германией будет возможно только в том случае, если русское правительство воздержится от любой политической пропаганды вне России» (имеется в виду антифашистская пропаганда Коминтерна). Фактически это был ультиматум Сталину, которого он не мог принять.


___

После встречи с Шахтом Канделаки получил «проект устного ответа», составленный Литвиновым и завизированный Сталиным, Молотовым, Кагановичем, Орджоникидзе, Ворошиловым. Он был составлен в миролюбивых выражениях и кончался заверением, что «советское правительство не отказывается от прямых переговоров через официальных дипломатических представителей; оно согласно также считать конфиденциальными и не предавать огласке как наши последние беседы, так и дальнейшие разговоры, если германское правительство настаивает на этом».

Провал переговоров

29 января 1937 года Канделаки вновь встретился с Шахтом. Тот доложил о встрече Нейрату, сопроводив свой доклад рекомендацией ответить русским так: «Германия готова вести переговоры с Москвой после ясно выраженной декларации об отмежевании СССР от коминтерновской пропаганды».

Нейрат ответил Шахту: «Вчера во время личного доклада фюреру я говорил ему о ваших беседах с Канделаки и особенно о заявлении, сделанном вам от имени Сталина и Молотова. Я согласен с фюрером, что в настоящее время переговоры не приведут ни к каким результатам. Совсем другое дело, если ситуация в России будет развиваться дальше в направлении деспотизма на военной основе. В этом случае мы, конечно, не упустим случая снова вступить в контакт с Россией».

Сталин не был знаком с этим письмом. Иначе его непременно заинтересовали бы слова о «деспотизме на военной основе». Что это? Намёк на заговор красных генералов (того же Тухачевского)?

И на этот раз попытка Канделаки закончилась ничем, о чём он письмом доложил Сталину: "До 16 марта мы никакого сообщения от Шахта не получали. 16 марта меня пригласил к себе известный вам Герберт Геринг, который заявил: главное заключается в том, что немецкая сторона не видит в настоящее время различия между советским правительством и Коминтерном. Вследствие этого немецкая сторона не считает целесообразным продолжать переговоры".


___

Ни о каких дальнейших контактах речи быть больше не могло. Миссия Канделаки провалилась. Через две недели он был отозван в Москву и назначен заместителем наркома внешней торговли СССР. Вскоре он был арестован и расстрелян.

Стремясь развеять слухи о советско-германских переговорах, утечку которых специально допустил Гитлер, 17 апреля 1937 года Литвинов выступил с официальным опровержением. «Мы не вели и не ведём никаких переговоров с немцами».

Через два с половиной года отношения между СССР и Германией были налажены.
© «Толкователь», 19 апреля 2017

Tags: 20-е, 20-й век, 30-е, банки и фонды, версии и прогнозы, внешняя политика и мид, германия, гитлер, госбезопасность и разведка, двойные стандарты, европа, запад, идеология и власть, индустриализация и коллективизация, интернационализм и мультикультура, история, мировая политика, мифы и мистификации, нравы и мораль, олигархат и корпорации, организации, политика и политики, правители, противостояние, ресурсы и сырьё, русофобия и антисоветизм, секреты и тайны, сотрудничество, социализм и коммунизм, ссср, сталин и сталинизм, сша, факты и свидетели, фашизм и нацизм, франция, экономфинбиз
Subscribe
promo eto_fake март 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям 2leep.com
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments