mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Татарстан и гордыня #10 Укротатария и Итиль-Китай

Ещё сепаратизм в регионах здесь и здесь, в т.ч. Татарстан, в т.ч. Бандерложность Татарстана«Татарский язык не сдадите — в следующий класс не переведем»
Глава Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов рассказал Daily Storm о том, почему русские в республике обратились к министру образования России

В последних числах августа в руки министра образования России Ольги Васильевой через многодетную семью из Подмосковья была передана папочка с болью тысячи русских семей, проживающих в Татарстане. Они просят министра обязательно прочитать ее лично. «Спасите наших детей от насильственного изучения татарского языка!» – умоляют они Васильеву, уже много лет не находя поддержки, в том числе и в подконтрольном ей ведомстве. ©

Ещё Татарстан и гордыня и ещё с Щегловым: В Казани приговорили Щеглова


Михаил Щеглов / Фото: Наталья Башлыкова

Власти Татарстана проблему не признают. Хотя открыто заявляют, что республика – это самостоятельно государство. Именно это черным по белому написано в школьных учебниках, на обложках которых Татарстан ставится в ряд с ведущими мировыми державами отдельно от России.

О ситуации с русским языком в республике, а также почему ситуация в Татарстане напоминает Украину, специальному корреспонденту Daily Storm Наталье Башлыковой рассказал глава Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов.

– Михаил Юрьевич, Вы — один из тех, кто собирал папку для министра, почему Вы решили передать ее лично?

– Мы неоднократно пытались обратить на эту ситуацию внимание федеральных властей. Писем на эту тему, в том числе министру образования, написано уже очень много. До сих пор мы получали ответы по стандартной схеме, когда все спускалось обратно в республику… Однажды нам пришел ответ, что переписку считаем завершенной.

Поэтому мы пошли другим путем. Нам помогла женщина из Подмосковья, которая прочитала боль родителей в нашей группе в социальной сети «ВКонтакте» – Комитет русскоязычных родителей Татарстана. Она согласилась напрямую передать папку Васильевой. Кроме того, одновременно с этим президент России Владимир Путин дал поручение Генеральной прокуратуре РФ провести проверку добровольности изучения национальных языков в регионах. На Совете по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле он заявил, что недопустимо сокращать часы русского языка за счет других языков. Президент обратил на это особое внимание руководителей регионов. Для нас очевидно, что это было сказано про Татарстан, потому что самая тяжелая ситуация здесь. Но наши первые лица республики это не признают. И уже заявили, что у нас все в рамках закона.

– Что сегодня происходит в республике с русским языком?

– Русское движение в республике Татарстан заботит ряд проблем, которые сегодня не признает власть. Но, безусловно, на первом месте в республике стоит проблема русского языка в образовании. Решить ее очень сложно, поскольку наше законодательство «заточено» под двуязычие. Обязательным для изучения в школе являются русский и татарский языки. У меня дети уже взрослые, я сам поначалу не сопротивлялся тому, чтобы они в школе изучали татарский язык. Но позже я убедился, что это абсолютно ненужный предмет для моих детей. Они не могут его выучить, так как у них нет для этого ни мотивации, ни среды, в отличие от их татарских сверстников. По моему мнению, так считают от 60 до 80% населения, включая татар. Они понимают, что будущее для них — это русский язык.

Тем не менее, региональная власть упорствует и позиционирует этот язык как равный русскому во всех измерениях. Чиновников не смущает даже тот факт, что это противоречит Конституции РФ, где единственным государственным языком всей страны установлен русский.

Еще одна проблема — правовая коллизия. Это то, что в РФ русский язык не имеет статуса родного, хотя таковым его считают 92% граждан. Например, у нас в республиканском законодательстве понятие родного языка противопоставляется русскому языку.


Фото предоставлено главой Общества русской культуры Татарстана Михаилом Щегловым

– Это как?

– То есть родной — не русский язык, а татарский. Но если я русский, то какой для меня может быть родной язык? Это первое, что, на мой взгляд, надо исправить в законодательстве, потому что должна быть незыблемая основа для государственного языка, гарантирующая безопасность страны... Фундаментально, по-крупному, русские в Татарстане осознали эту проблему в 2009 году с введением ЕГ по русскому языку в качестве вступительных испытаний в вузы. Родители терпеть — терпели, а потом поняли, что их дети не могут поступить в институты. Например, чей-то ребенок наполучал троек по русскому, который из-за ограниченности часов (в пользу татарского) он плохо знает.

– Каково соотношение часов преподавания русского и татарского языков?

– Все поровну. Это принципиальная позиция для власти и татарских националистов, которых она поддерживает. Я бы сравнил это со Сталинградской битвой – не отдадим ни пяди земли. Но как поровну? Например, у Татьяны Логиновой, которая тоже находится в нашем объединении, у ее ребенка в неделю по три урока русского и литературы и пять уроков татарского языка и еще один по татарской литературе, где также фактически проходят предмет «татарский язык».

Наша принципиальная позиция какова? Русские дети должны изучать татарскую литературу в переводе на русский. Это же логично. Они не являются носителями татарского языка, они плохо понимают прочитанное. Тем не менее, таких переводов нет. Поэтому, конечно, очень логично, что большинство русских учащихся получают за татарский язык плохие оценки. Причем, их за это давят, гнобят, обманывают. Говорят детям: язык не сдадите, мы вас не переведем в следующий класс. Например, у нас был такой случай, когда мама клала ребенку в портфель диктофон, а потом прослушивала то, что ему говорят учителя о его родителях, не поддерживающих изучение татарского языка, а также унижения, оскорбления ребенка в присутствии класса. Это, конечно, недопустимо с точки зрения педагогической этики, но большинство молчит, чтобы ребенок просто мог окончить школу. Потому эта тема табуирована. Молчите — и вам вашу троечку нарисуют.

– Такая ситуация только в Татарстане?

– В Башкирии была сходная ситуация, но там взялась за дело прокуратура, и президент придерживается другой позиции. У нас же — кремень.

– Как Вы думаете, почему?

– Есть такой деятель — Рафаэль Хакимов, который конструировал республику Татарстан, как суверенное отдельное государство. Он был долгие годы советником по внутренней политике у Минтимера Шаймиева. Это известный писатель, крайний националист, именно государственного регионального масштаба. При нем в 90-х годах в республику привозили такого человека, как Аслан Масхадов. Из президиума он учил наш госсовет республики, как нужно строить отношения с Россией, почему надо поддерживать народно-освободительное движение, а также, что такое Ичкерия. Это был проект Хакимова.

В общем, неподписанный сегодня договор Москвы с Татарстаном – это часть системной ситуации, созданной реваншистской, этнократической группой, сформировавшейся экс- президентом Шаймиевым. Там сегодня есть люди, которые хотят реванша и возвращения на 500 лет назад, чтобы опять появилось отдельное татарское государство. Есть в республике те, кто откровенно не хотел бы видеть тут русских. Это естественно, потому что русские — не помощники им в строительстве такого государства.


Фото предоставлено главой Общества русской культуры Татарстана Михаилом Щегловым

– Из Москвы этого не видно. Как это проявляется?

– А из Москвы что было видно про Украину, пока там не полыхнуло? Все то же самое сегодня здесь. Я сам кандидат технических наук, в институте преподаю, но защита русского языка — теперь моя вторая половина. Я уже тут 30 лет этим занимаюсь, начиная от создания фольклорного движения, фольклорных ансамблей, праздников, до выступлений на различных научных конференциях и мероприятиях.

– Есть ли противодействия вашей деятельности?

– Для властей я персона нон грата. Например, они просят, чтобы мне не давали слова на различных мероприятиях. Неоднократно меня пытались привлечь к административной ответственности. Но все такие административные дела я выигрываю либо в нижней инстанции, либо в Верховном суде. Потому что все претензии ко мне – фуфло откровенное. Однако им все равно нужно меня задавить, зажать, припугнуть…

Если вернуться к договору, то есть совершенно точно люди, которые бы хотели отделения от России, вплоть до того, чтобы реализовать какую-то программу расселения – переселения. Также в республике всегда были те, кто использует этот фактор в политической игре.

– Что за игра?

– Она заключалась в том, что сначала объявили суверенитет, провели референдум, по которому 61,4 % населения высказалось за то, чтобы считать республику субъектом международного права и самостоятельным государством. В то время была вброшена такая идея, что у нас нефтяной край, а в условиях суверенного государства у нас дети будут рождаться автоматически миллионерами как в Саудовской Аравии. Но в итоге, у кого сейчас вся нефтянка? У семей и кланов. В общем, суверенитет Шаймиевская команда использовала как инструмент обогащения, создание благополучия своим потомкам.

Если вы обратите внимание, жена у нынешнего президента Татарстана — очень успешный бизнесмен. За 2016 год она заработала 2,6 миллиарда рублей. В общем, относительно Москвы – это отдельный организм, некий кокон. Не знаю, удастся ли его федералам и Владимиру Путину распутать. Сейчас появились некие сигналы, в том числе банкротство банков, потому что банки здесь – это дворцы и замки.

– Вы сказали, что в республике повторяются те же процессы, что и на Украине, что именно под этим вы имеете ввиду?

– Все маркеры схожи, язык в том числе. Допустим, такой факт, вся история республики переписана. Если вы возьмете учебник под авторством Д.К. Сабировой, Я.Ш. Шарапова «История Татарстана. С древнейших времен до наших дней», то там Татарстан рассматривается как самостоятельное государство со времен древней Булгарии.

В частности, там говорится, что в 1552 году Россия совершила акт агрессии и оккупировала Татарстан. Светлые силы – они в республике, а черные – понятно откуда. Это идет в других учебниках. Было очень много жалоб, в том числе в прокуратуру, но они не дают результатов.


Фото предоставлено главой Общества русской культуры Татарстана Михаилом Щегловым

Причем у нас не просто учебники истории переписываются, а академическая историческая наука строится на полностью переписанной истории. Вот, например, Индус Тагиров – настоящий академик, доктор наук, профессор. Он фактически глава исторической школы республики Татарстан. То есть все наши кандидаты и доктора прошли его школу. И этот человек на полном серьезе говорит, что республика Татарстан насчитывает 3000 лет, а по территории включает не только Татарстан, Башкирию и всю Сибирь, но и весь Китай. В советское время озвучивать такое было невозможно….

Такая же ситуация с искусством, творческими союзами. В местном союзе писателей чуть более 300 татар и, по-моему, 13 русских, причём, в русской секции татар даже больше, а в секции татарских писателей - по-моему ни одного русского. То есть русское слово тут вообще не развивается. Мы пытались один проект запустить. Некий русский писатель хотел сделать альманах «Русское слово». Пробивали, говорили об этом на всяких статусных собраниях. В итоге из названия убрали слово «русское» и поставили рулить изданием татарина. То же самое в Союзе композиторов, в Союзе художников.

– А что было в Вашем письме Васильевой?

– Мы сообщили о соотношении часов татарского и русского в школах, о том, что мы не можем отстоять свое право на полноценное изучение русского языка. Написали о том, по каким программам учатся наши дети, о том, что в школах совершаются подлоги, об агрессии в адрес детей. Если кто-то что-то вякнет, то потом ребенка на линейке могут при всех отчитать: «вот из-за его папаши и мамаши этот ваш одноклассник отказывается уважать татарский народ». Когда противопоставить уже нечего поборники такого своеобразного регионального образования переходят на истеричное: «Учите, неучи, язык народа, на чьей территории живёте!»

Хотя говорить о том, чья это на самом деле территория, сложно. До булгар тут жили именьковцы, которые считаются протославянами. То есть территория перетекала плавно, оттуда сюда. И вообще русские с татарами — комплементарные народы, между которыми до сих пор не было серьезных противоречий. У татар к началу революции выработались механизмы взаимодействия с царской властью, с доминирующим православием, и о шариате никто не думал. Сейчас же шариат, который пропагандируют у нас по всем мечетям. Люди, которые их посещают, рассказывают, что до 20% молящихся – салафиты и ваххабиты. Эта идеология радикального ислама распространяется сегодня здесь из-за бесконтрольного проповедования пришлых из Саудовской Аравии и ряда других стран Ближнего Востока.

Я в это тоже поначалу не вникал, но когда увидел, что стали жечь церкви, что идут перестрелки с ваххабитами в городской черте, изучил этот вопрос. Ведь прежний муфтий в результате этого остался без ног, чудом выжил.


Фото предоставлено главой Общества русской культуры Татарстана Михаилом Щегловым

А главный лидер традиционного татарского ислама, богослов Валиулла Якупов был убит в подъезде собственного дома. До девяти церквей в республике поджигали или пытались сломать ваххабиты. Несколько церквей сгорело дотла.

– Каково сегодня соотношение русских и татар в республике?

– По региону при последней переписи чуть более 53% татар и почти 39% русских. Хотя есть инсайдерская информация от силовиков, что на самом деле русских сейчас здесь большинство. Просто для татар принципиально быть большинством. В предыдущих переписях численность татар в республике была меньше 50%. Ни откуда появиться они не могли, потоков миграции в республику татар также нет.

Интересен и такой, например, факт: Иван Грозный отселял татар от рек, чтобы они не грабили. Поэтому во всех селах по берегам рек живут русские. Но в последние годы идет негласная политика переселения татар в русские деревни. И есть тенденция мечетизации всех деревень, включая чисто русские.

В детских садах, не спрашивая родителей, вводят питание халяль. Это как у евреев кашерное, то есть религиозно правильное. Это что теперь перед приемом пищи детям переосвящать эту еду?

Пренебрежение интересами православия – это тоже доминанта этой конструкции. Везде, где можно без него обойтись, без него обходятся, но батюшку всегда стараются посадить рядом с муллой. Или, допустим, строительство мечетей, которое шло очень усиленными темпами при президенте Шаймиеве. Сейчас в республике около полутора тысяч мечетей. Причем негласно, к этому властью были подключены местные предприниматели. Даже была такая тема, когда русский бизнесмен хвалился, что помог двум православным храмам и четырем мечетям. При этом при царях в Татарстане было сильное купечество, особенно в провинции. Это были купцы-старообрядцы, которые создавали тут могучие очаги культуры и русскости, начиная от семейных ценностей заканчивая храмами, которые они тут строили. Это около 500 намоленных, духовно богатейших православных храмов, большая часть которых сегодня разрушается и стоит в запустении.

Эту тему пока никто не поднимает. Но я считаю, что это позор для региональной власти, которая допускает умирание таких жемчужин. В Казани такие примеры были. Это, например, домовая церковь купца Никляева XVIII века, на территории алтаря которой построено новое трехэтажное здание. Как общественность ни возмущалась, сколько ни писали главе региона об этом, защитить храм нам не удалось.


Индус Тагиров

Татарстан все еще ждет Владимира Путина: «Своим молчанием Кремль нарушает Конституцию РФ»
Доктор исторических наук Индус Тагиров считает, что непродление договора с республикой нарушает ее конституционное право

Непродление договора РФ с Татарстаном о разграничении полномочий серьезно взволновало татарскую элиту. Сначала ее представители заявили о желании продлить договор на Всероссийском татарском конгрессе, затем к главе государства по этому вопросу обратился Государственный совет республики. Однако вместо Владимира Путина ответ Кремля озвучил первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко, который заявил, что государственность в России строится сегодня не по договорному типу. В татарской элите отнеслись к этим словам неоднозначно. Ее представители опасаются, что теперь Татарстан теряет свою статусность и суверенность, а Россия перестает быть федеративным государством. О том, что сегодня думают татары об отношениях Москвы и республики, политический обозреватель Daily Storm Наталья Башлыкова поговорила с автором первого договора, доктором исторических наук, академиком Индусом Тагировым. ©

– Индус Ризакович, как Вы оцениваете отказ Кремля подписать договор с Татарстаном? Почему властям республики не удалось договориться?

– Я считаю, что это стремление прекратить всякие договорные отношения в России. Ведь неподписание этого договора — конец федеративному устройству страны. Подобных регионов, как Татарстан, в России уже давно нет, осталась только одна наша республика.

– На Ваш взгляд, какова основная причина? Почему раньше на это федеральная власть шла?

– Федеральная власть и обстановка в стране были другие. Еще на момент существования СССР Татарстан был за то, чтобы превратить республику в союзную с подписанием союзного договора. Когда Советский Союз распался, то мы в 1991 году начали переговоры с РФ. «Вы что, из России выходите?» — такой вопрос нам впервые был задан членом Госсовета РСФСР Сергеем Шахраем. А я ему тогда ответил, что мы в Россию никогда добровольно не входили. Поэтому ставить вопрос о выходе тоже не совсем правильно.

В 1994 году этот договор РФ с Татарстаном наконец-то появился. Он был воспринят тогда как инструмент сохранения целостности России. Неслучайно за нами последовали другие субъекты. Более 40 регионов также заключили договора, хотя и не совсем такие, конечно, как наш межгосударственный. Это означало, что у нас есть свои полномочия, а у России свои. У других субъектов разница была в том, что Россия их наделяла полномочиями, но они оказались для многих невыполнимыми. Поэтому сами регионы начали вскоре отказываться от этих договоров. Хотя было и такое, что на их отмене настаивал и центр. На нас тоже нажимали, но нам все-таки удалось в 2007 году перезаключить договор еще на 10 лет.

– Но ведь и сейчас при наличии договора Татарстан большую часть своих доходов передает Федерации?

– Действительно, новый договор экономически нам ничего не давал. У нас было просто статусное положение. Мы были единственной республикой в России, где сохранилась должность президента. Кроме того, для нас была важна преамбула, где говорилось, что этот договор заключается на основе конституций РФ и Татарстана, а также референдума, который был у нас проведен 21 марта 1992 года по статусу республики. Даже Конституционный суд запрещал нам проводить этот референдум, но поскольку это было обозначено в договоре, референдум автоматически признавался. Это для нас важно.

– Все-таки почему непродление договора произошло именно сейчас?

– На мой взгляд, это стремление к усилению вертикали власти. А фактически это направление к русификации республики. Мы же выступаем за то, чтобы у каждой из республик сохранился свой язык. И мы, конечно, за единую и неделимую страну и никогда уходить из нее не собирались. Просто сегодня мы хотим сохранить наше особое статусное положение. Тем более что на последнем татарском конгрессе тоже было выражено желание продлить этот договор. А Госсовет республики в июле направил письмо Владимиру Путину с просьбой его перезаключить. Сейчас ответный срок уже вышел, а от президента ответа никакого.

– Уместно ли властям Татарстана будет вновь инициировать этот вопрос?

– Думаю, что да, это ведь для России важно. Потому что раньше, если Россия как-то называлась федерацией, то только благодаря этому бессодержательному договору. На таких тоненьких ножках стояла. А сейчас, когда никаких договорных отношений нет, ни у кого никаких прав не определено, какие обязанности у нас — мы не знаем.

– Но ведь их нет и у других субъектов?

– А зачем нам другие субъекты? Они входят в состав России и являются ее частями. А мы по Конституции России — республика, мы признанное государство...

– А, например, Ингушетия или Чечня? Они ведь республики?

– Да, они и не имели никогда никакого договора, они отказались от обозначения глав республик президентами. Поэтому у них нет такой проблемы. У Татарстана всегда были особые отношения с Россией, а татары играли особую роль в ее истории. В 90-е годы благодаря им сохранилась Россия. Мы хотим, чтобы этот позитивный татарский фактор продолжал развиваться и сейчас.

Другие республики по-разному входят в состав России. Мы — народ, который имеет 2000-летнюю историю своей государственности. Мы за то, чтобы эта государственность функционировала и была в особом отношении с Россией. Не распылять, не разделять Россию, а просто иметь особые отношения, которые у нас были всегда.

– Как Вы сегодня оцениваете настроения в республике?

– Во-первых, я считаю, что своим молчанием Кремль нарушает Конституцию России. В ней в 5-й и 11-й статьях говорится, что центр и регионы устанавливают договорные отношения, заключая федеративный или иные договора. Если сегодня они отказываются от этого, то нарушают Конституцию России. А кто имеет право ее нарушать? И президент не имеет. Он поклялся на Конституции и является ее гарантом. Почему он эти статьи не защищает? Другие, понятно, — не хотят, а мы хотим. Татарстан хочет и опирается на законы России. Мы ничего не нарушаем. Поэтому или Сергей Кириенко (первый замглавы администрации президента) не знает Конституции, или для них ее нарушать ничего не стоит.

– Почему вопрос нельзя было решить, пообщавшись напрямую с президентом? Почему дискуссия вылилась в публичное пространство и сейчас Кремль республикой просто поставлен перед фактом...

– Я считаю, потому что президенту на это ответить нечем. Он гарант Конституции, а хочет, чтобы другие говорили за него. А ему самому как выступать против? Он не может быть не в курсе этой ситуации. Позиция Кириенко – это позиция Путина, но он сам ее не выражает. Он своего слова еще не сказал. Поэтому мы ждем этого слова.

– Готов ли нынешний глава Татарстана отстаивать этот договор? Есть мнение, что Минниханов не такой влиятельный политик, как Шаймиев...

– Сейчас я не знаю, как Минниханов к этому относится, потому что непосредственно по этому вопросу я с ним не общался, и он у меня тоже на эту тему ничего не спрашивал.

– Как оценивается непродление договора местным населением? Люди понимают его суть?

– Обычные люди живут без большой политики. Им жить надо, питаться, одеваться, работать... Многие не знают, что дает или не дает этот договор. Но на самом деле республика ведь очень сильно продвинулась в своем развитии. Даже в этом году по заготовке молока на первое место в России вышла. Я не говорю о других успехах, например, до начала перестройки у нас не было ни одного нефтеперерабатывающего предприятия. А сейчас мы до 85 процентов своей нефти перерабатываем. Построили столько заводов и предприятий, как ни один другой субъект. Мы строим! К следующему году такая переработка будет доведена почти до 90 процентов. То есть Татарстан сходит с нефтяной иглы. Мы даем пример другим. Работайте так же, делайте Россию такой же сильной и развивающейся. Ведь таких регионов России, которые не являются донорами, не более восьми сегодня. Мы показываем всем, как надо работать, как строить взаимоотношения с центром.

– Я правильно понимаю, что в случае отказа от договорной системы придется менять Конституцию?

— Им в Москве надо менять Конституцию. А если Кремль хочет, чтобы в ней не было статей о федеративном устройстве, значит и отменять эти две статьи нужно референдумом. Пусть попробуют это сделать! Но России это ничего хорошего не даст. Лично я вижу только два пути решения этого вопроса: или перезаключать договор, или проводить референдум.

– На ваш взгляд, было бы правильно, чтобы эти договора появились у всех субъектов?

– Желательно. Я почему так говорю, потому что каждая сторона должна знать свои права и обязанности и отвечать за них. А так — за что отвечать? Скажем, губернатор, — за что с него спрашивают и какие у него права, он не знает. А мы выступаем за то, чтобы четко были определены права центра и права регионов. По-другому и быть не может. Страна ведь буксует сегодня и не развивается. Почему? Потому что такая неразбериха.

– Какие успешные страны с федеративным устройством можно было бы привести в пример?

– США, Швейцария развиваются великолепно.

– Но подходит ли нам эта форма управления, если мы привыкли к царям и вождям? Сможет ли у нас эта федеративность прижиться?

– Каждый народ заслуживает то правительство, которое у него есть. У нас действительно есть такая тенденция – цари, генсеки… Один человек за все отвечает… Но разве это нормально? Я считаю — ненормально, у нас должен появиться парламентский строй, действительно оппозиционные парламентские партии. У нас же оппозиции сегодня нет: ни в Москве, ни в республике. И КПРФ, и «Справедливая Россия» – это игра в оппозицию. Настоящая оппозиция, когда партия побеждает на выборах, составляет свое правительство и добивается выполнения своих обязательств. Не справляется – складывает полномочия. Так во всем мире. Надо, чтобы и в России сложились такие же отношения. Демократия – это когда не один человек отвечает за всю страну.

Ведь сегодня именно поэтому Владимир Путин в трудном положении. От него ждут ответа. А если бы он сказал, что не он решает, а парламент и правительство. Но он так сказать не может, потому что все зависит только от одного человека.

Наталья Башлыкова
«Daily Storm», 1-7 сентября 2017

Tags: 90-е, агитпроп и пиар, агрессия, беспредел и анархия, выборы и референдум, геноцид, геополитика и территории, двойные стандарты, диктатура и тоталитаризм, дискуссии, диссида и оппозиция, единство и община, ельцин, законы и конституция, идеология и власть, интервью и репортаж, информационные войны, ислам, исламизм и ваххабизм, история, кланы, коррупция и бюрократия, криминал, критика, ложь и правда, манипулирование, министерства, минобр, мнения и аналитика, мэры и губернаторы, народ и элиты, народы, национализм, нонсенс, нравы и мораль, образование и воспитание, обращения и выступления, общество и население, оккупация и интервенция, органы власти, партии и депутаты, поволжье, подмена понятий, политика и политики, правители, правозащита, православие, провокации, протесты и бунты, противостояние, путин, пятая колонна, ревизионизм, регионы, религии, репрессии и цензура, россия, русофобия и антисоветизм, русские и славяне, русский мир, русский язык, саботаж, сепаратизм, скандалы и сенсации, современность, суды и следствия, татары, терроризм и экстремизм, украина, факты и свидетели, фальсификации и мошенничества, христианство, чиновники и номенклатура, шантаж, школа, шовинизм и ксенофобия, юриспруденция, языки
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments