mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Category:

Их Петра творение для нас...

Ещё о Петре I здесь, здесь и здесь

Пропагандисты Петра Великого
Составитель курса Михаил Кром о том, как любили отечество в Древней Руси, как личное чувство стало государственным и когда появились слова «родина», «отечество» и «патриот» / Курс № 10. Генеалогия русского патриотизма

Пять идеологов, сформировавших образ первого российского императора, его побед и его реформ. ©

Ещё в курсе №10


___
Феофан Прокопович. Парсуна неизвестного художника. Середина XVIII века / Парсуна — произведение портретной живописи, сочетающее приемы иконописи с реалистической трактовкой

Феофан Прокопович

Феофан Прокопович, пожалуй, самый известный идеолог петровских реформ. Он родился в купеческой семье в Киеве в 1681 году. Рано оставшись сиротой, был взят на воспитание дядей — ректором Киево-Братской коллегии и наместником Киево-Братского монастыря. Окончив Киево-Могилянскую академию, уехал в Европу, где посещал многие европейские университеты, учился даже в иезуитской коллегии в Риме.

В 1704 году в Киев Прокопович вернулся горячим сторонником просвещения. Пять лет спустя Петр I, только одержавший победу под Полтавой, приехал в Киев. Прокопович, в это время уже префект Киево-Могилянской академии, произнес в Софийском соборе в его честь проповедь-панегирик «Слово похвальное о баталии Полтавской».

В этой речи Феофан утверждал, что Полтавская победа — личная заслуга Петра и «без такового толь дерзновенного и храброго твоего на ратном бою присутствия не была бы над толь страшным супостатом желаемая, но едва ли чая иная победа». Для того чтобы упрочить значение победы, Прокопович нашел аналогии в античной истории и мифологии, а также в Библии. Битву он сравнивал со второй Пунической войной — одной из трех войн между Римом и Карфагеном за господство в Западном Средиземноморье: по мнению Феофана, их сближало то, что обе они были объявлены из-за неправедных действий противника и что, как и римляне, русские долго отступали, но затем одержали справедливую победу над шведами. Сам Петр в речи отождествлялся с Гераклом, умертвившим семиглавого змея, и с Зевсом, остановившим чрезмерно самоуверенного Фаэтона (сына бога солнца Гелиоса, который взялся управлять солнечной колесницей, но, не справившись, приблизился слишком близко к земле и поджег ее). Еще один образ, предложенный Феофаном, — образ Самсона, раздирающего пасть льва. Полтавская битва пришлась на день святого Самсона — ветхозаветного героя, наделенного столь невиданной силой, что он смог руками разорвать напавшего на него льва, как козленка, — а лев являлся геральдическим символом Швеции (этот образ надолго укрепился в массовом сознании, поскольку в Петергофе в царствование Анны Иоанновны появился центральный фонтан «Самсон, разрывающий пасть льву», посвященный 25-летию Полтавской победы).

Феофан увековечил даже шляпу Петра, простреленную в бою: «О шляпа драгоценная! не дорогая веществом, но вредом сим своих всех венцов, всех утварей царских дражайшая!» По сути, именно Прокопович стал автором «полтавского мифа»: предложенное им отношение к битве надолго укрепилось в историческом сознании.

В 1716 году Прокопович был вызван в Петербург. Так началась бурная и разносторонняя деятельность Феофана Прокоповича в качестве петровского сподвижника. Будучи сторонником идеи главенства императора над церковью и в то же время одним из важнейших церковных иерархов (со временем Прокопович фактически возглавил Святейший синод), в следующие десять лет он непосредственно влиял на церковную политику государства, а кроме того, писал многочисленные учебники, трактаты, предисловия и комментарии, выступая как панегирист и ярый популяризатор петровской деятельности, в том числе в церковных проповедях.


Задача из учебной энциклопедии Магницкого «Арифметика, сиречь наука числительная». 1703 год

Леонтий Магницкий

Пропагандистом Петровской эпохи можно условно назвать Леонтия Магницкого — выдающегося математика первой половины XVIII века, известного в первую очередь в качестве автора «Арифметики», первой русской энциклопедии по математике.

Леонтий Теляшин родился 9 июня 1669 года в Осташковской патриаршей слободе. С юности проявлял интерес к книгам и наукам. Служил при Иосифо-Волоколамском и Симоновом монастырях, а затем в московской Славяно-греко-латинской академии. В Москве и произошла его встреча с Петром I, который был так впечатлен познаниями Леонтия в математике, что даровал ему фамилию Магницкий — в знак того, что он как магнит притягивает к себе своей ученостью.

«Арифметика», составленная Магницким, стала первым российским учебником по математике — и первым случаем использования учебных пособий по точным наукам в пропагандистских целях: во вступительной статье Магницкий доказывал пользу просвещения, приводил краткие сведения о развитии науки и ее состоянии в Западной Европе, а также высказывал надежду, что, благодаря усилиям Петра, «непотребное неведение в нашей земле истребится». Сам Петр именовался в учебнике «вторым Соломоном».


Петр Павлович Шафиров. Картина неизвестного художника. Середина XIX века

Петр Шафиров

Петр Шафиров происходил из рода польских евреев из Смоленска. Свою службу он начал переводчиком Посольского приказа и постепенно дослужился до звания вице-канцлера. В этом качестве Шафиров сопровождал Петра I в его заграничных походах и участвовал в подписании нескольких важных дипломатических договоров.

В 1717 году вышла книга Шафирова под названием «Рассуждение. Какие законные причины его царское величество Петр I… к начатию войны против короля Карла XII, шведского, в 1700 году имел…». Шафиров объяснял, что с подачи шведов в Европе распространено неверное мнение, будто Петр начал войну неправедно. На самом деле причины войны, по мнению Шафирова, крылись в действиях шведов: во-первых, Петр имел право притязать на исконно русские земли, которые «принадлежали под область и протекцию короны Российской», но оказались «похищенныя и отторгнутыя и около ста лет во владении насильном содержанные провинции»; во-вторых, во время Великого посольства Петр и его сопровождение не были встречены подобающим образом, и даже «чрез всю Лифляндию такое худое доволство всей свите показывали, что не токмо на своих одних лошадях ехать, но и на оные корму и всем пищу и питья получить и за деньги едва могли, и в мизерных корчмах становиться принуждены», за что Петр так и не получил «сатисфакции» у шведского короля. Тем не менее сам Петр в этой войне действовал «со всякою умеренностию християнским милосердием», а если где и проявлял жестокость, то «более для отмщения шведской жестокости».

Помимо обвинений в адрес шведов предисловие к «Рассуждению» содержит также рассказ о том, как изменилась Россия при Петре, как царь заботится о «правах гражданских», о просвещении, о благоустройстве, о флоте, армии и т. д. Про самого Петра он писал следующее: «…не токмо в нынешних, но и в древних веках трудно сыскать такова Монарха, в котором бы толикия добродетели и премудрости и искусства, и в толиком множестве обретались, яко в пресветлейшем Государе Родителе вашем. О счастлива и благополучна еси Россия!»

Тем не менее жизненный путь Шафирова не был столь же безоблачен: в 1723 году он поссорился с могущественным князем Меншиковым, уличив того в самовольном захвате некоторых земель. По словам Шафирова, в этом деянии Меншикову помог Богдан Скорняков-Писарев. Заявив об этом, Шафиров обрел еще одного влиятельного врага — обер-прокурора Сената Григория Скорнякова-Писарева, брата Богдана. Вражда дошла до крайней степени, между ними происходили постоянные стычки. Скорняков-Писарев даже жаловался, что на ассамблее у генерал-прокурора Ягужинского «оной Шафиров… на безгласно шумного /безгласно шумный — пьяный/ меня вынимал шпагу и хотел заколоть, но не допустили того тут будущие». Между Шафировым и его врагами началась настоящая война, которая кончилась тем, что Шафиров был приговорен к смертной казни. Правда, за прежние заслуги его помиловали и сослали вместе с семьей в Сибирь, где он терпел крайнюю нужду.

Неприятности закончились сразу же после смерти Петра: Шафиров был возвращен ко двору и вновь вступил на дипломатическое поприще. В антикоррупционных расследованиях он более не участвовал.


Гавриил Бужинский, епископ Рязанский. Картина неизвестного автора. Середина XIX века

Гавриил Бужинский

Гавриил Бужинский родился в 1680 году на территории польской Малороссии. В 1706 году он окончил Киево-Могилянскую академию, причем среди его наставников был Стефан Яворский /Стефан Яворский (1658–1722) — церковный деятель, писатель. После смерти патриарха Адриана в 1700 году стал местоблюстителем патриаршего престола. С 1701 года — президент Славяно-греко-латинской академии. В 1721 году при учреждении Синода назначен его президентом/. Тогда же, в 1706 году, Гавриил был представлен посетившему Киев Петру, а после вызван в Москву и назначен учителем Славяно-греко-латинской академии.

Гавриил Бужинский получил известность как переводчик немецких мыслителей и, главное, как талантливый проповедник, который, не чураясь варваризмов, умел, по словам своего современника митрополита Евгения Болховитинова, находить «умные обороты» и использовать «трогательное красноречие».

Горячий сторонник реформ Петра, он прославлял его в своих панегириках, самый известный из которых — «Слово в похвалу Санкт-Петербурга и его основателя государя императора Петра Великого, говоренное пред лицем сего монарха преосвященным Гавриилом Бужинским, епископом Рязанским и Муромским, бывшим тогда префектом и обер-иеромонахом флота, при поднесении его величеству первовырезанного на меди плана и фасада Петербургу».

В 1721 году Гавриил стал советником Святейшего синода, а в 1722-м — архимандритом Троице-Сергиевой лавры, хотя по инициативе Петра оставался в Петербурге. Он был близок к Феофану Прокоповичу, поэтому, когда после смерти Петра вице-президентом Синода стал Георгий Дашков, к Прокоповичу настроенный враждебно, Гавриила отправили в Рязань. Там он занялся просвещением: отстроил для Рязанской духовной школы новые учебные и хозяйственные помещения и предлагал открыть школу при Солотчинском монастыре, но это предложение было отклонено. После того как жители Мурома и Рязани стали обвинять Гавриила во взятках, занятия в школе были приостановлены, а Гавриил временно отстранен от дел епархии и вызван в Москву. В 1730 году обвинения были сняты, но в Москве Гавриил оставался до самой смерти.


Феофилакт Лопатинский

Феофилакт Лопатинский

Феофилакт (в миру Федор) Лопатинский происходил из волынских дворян. Он получил образование в Киевской академии и преподавал там, пока не перешел в Московскую академию.

Феофилакт был ревнителем православия и упорным врагом протестантизма. Его нельзя назвать сторонником Петра, более того — он был скорее противником петровских преобразований. И тем не менее ему было поручено сочинение «Службы благодарственной о великой победе под Полтавой». Феофилакт согласился, поскольку победа России над шведами представлялась ему торжеством православия над лютеранством и молебен предоставлял ему удобный случай широко осудить последнее. Поэтому, несмотря на политические взгляды, о Петре в этом тексте Феофилакт отзывался следующим образом: «Крестоносный же царь православный российский, святых икон поборник, победительную песнь Богу вспеваяй, да царствует во веки в мире».

Шведы фигурировали в тексте как «еретики», «лжехристиане», «святотатцы» и «божественных икон посмеятели».

Судьба Феофилакта Лопатинского сложилась несчастливо. Он имел поначалу натянутые, а потом и прямо враждебные отношения с могущественным Феофаном Прокоповичем. В 1732 году появился пасквиль на Феофана, который приписали Феофилакту. Это стало отправной точкой для длительного судебного процесса, в результате которого Феофилакт оказался в заточении в Выборге. В конце 1740 года его отпустили по амнистии, но здоровье его было подорвано, и вскоре он скончался. 
_______

Источники:
- Анисимов Е. В. Миф великой виктории. Родина. № 7. 2009.
- Василик В., диакон. Северная война в гимнографических памятниках Петровской эпохи. Служба в память Полтавской баталии. Православное информационное агентство «Русская линия».
- Грушкин А. И. Публицистика Петровской эпохи. История русской литературы. В 10 т. Т. 1. Литература XVIII века. М., Л., 1941.
- Гудзий Н. К. Феофан Прокопович. История русской литературы. В 10 т. Т. 1. Литература XVIII века. М., Л. 1941.
- Симонов Р. А. 300 лет «Арифметике» Леонтия Магницкого. Научная книга. № 21–22. 2003.
- Шафиров П. П. Рассуждение. Какие законные причины его царское величество Петр Первый, царь и повелитель Всероссийский… к начатию войны против короля Карла XII, Шведского, в 1700 году имел… М., 1717.
- Архиепископ Феофилакт (Лопатинский). Московская православная духовная академия.
- Гавриил (Бужинский). Православная энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.
- Леонтий Магницкий. Словари и энциклопедии на «Академике».
Составила Елена Бонева
«Arzamas», 7 декабря 2014

Tags: 18-19-ее века, РПЦ и церковь, агитпроп и пиар, биографии и личности, внешняя политика и мид, войны и конфликты, диктатура и тоталитаризм, европа, западники и славянофилы, идеология и власть, известные люди, информационные войны, история, книги и библиотеки, культ личности, мифы и мистификации, нравы и мораль, петр первый, политика и политики, правители, православие, религии, реформы и модернизация, российская империя, священники, скандинавия, страны и столицы, ученые, факты и свидетели, христианство, эпохи
Subscribe
promo eto_fake март 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments