?

Log in

No account? Create an account
 
 
25 Февраль 2017 @ 15:59
Рейдеры наших тел, или Диктатура российской трансплантологии  
Ещё западные суды и Россия здесь и здесь, в т.ч. ЕСПЧ (Страсбург) здесь и здесь

Принцип добровольного несогласия
ЕСПЧ приступил к рассмотрению жалобы россиян на изъятие органов без уведомления родственников умершего

[12 октября 2016] Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) начал рассматривать жалобу россиян по поводу изъятия органов для трансплантации без согласия родственников. ©

Ещё медтехнологии, в т.ч. о трансплантологии


Фото: Подгорчук Александр

Иск подали близкие скончавшейся в больнице Алины Саблиной, у которой, как они утверждают, без их ведома изъяли сердце, почки и другие внутренние органы.

ЕСПЧ коммуницировал жалобу матери девушки Елены Саблиной и двух ее бабушек и поставил перед российскими властями несколько вопросов. По словам представителя заявителей, юриста общественной организации «Сутяжник» Антона Буркова, Страсбургский суд интересует, является ли произошедшее жестоким и бесчеловечным обращением с родными девушки, и нарушает ли их права на частную и семейную жизнь. Еще одна группа вопросов к властям касается справедливости судебных разбирательств, в том числе правомерности того, что судебные заседания по делу Саблиной проходили в закрытом режиме, а решение суда оглашали в сокращенном виде.

19-летнюю Алину Саблину сбила машина в Москве 11 января 2014 года. Ее доставили в реанимацию московской городской клинической больницы №1 Москвы. 17 января Алина скончалась. Алина Саблина родилась в Екатеринбурге, в столице училась в Институте дизайна и технологий. В семье она была единственным ребенком.

Елена Саблина узнала об изъятии органов дочери для трансплантации из заключения судмедэксперта через месяц после смерти Алины. В документе было зафиксировано, что у погибшей девушки изъяли сердце, почки, надпочечники, аорту, вену и часть правого легкого. Госпожа Саблина за полтора года прошла все национальные судебные инстанции в России, включая Конституционный суд: она требовала взыскать с больницы компенсацию морального вреда, но везде получила отказ. Конституционный суд признал изъятие органов ее дочери законным. «Мы были в Замоскворецком районном суде, в Мосгорсуде, в президиуме Мосгорсуда, в Верховном суде и Конституционном суде (КС),— пояснил “Ъ” господин Бурков.— В КС нам сказали, что тайное изъятие органов соответствует российскому закону и что негуманно перед смертью пациента или сразу после нее сообщать родственникам, что планируется изъятие органов. Мы пошли в российские суды, чтобы разобраться, как у нас работает трансплантология. И поняли, что это абсолютно закрытая процедура».

Согласно ст. 8 закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека», орган не изымут, если пациент при жизни или его родные или законные представители заявили о своем несогласии, а затем известили об этом учреждение здравоохранения. Если заявления о несогласии нет, закон позволяет изъять органы для трансплантации, причем врач не должен об этом спрашивать родных пациента. «Вы должны зафиксировать свою волю у нотариуса,— объясняет Антон Бурков.— Одна копия документа будет у него, вторая — у вас. Но если человек попадает в ДТП, он без сознания, и его квалифицируют как потенциального донора, откуда врач узнает, что существует такой нотариально заверенный документ? Ты же не будешь носить его с собой, наколку на теле не сделаешь, а электронной базы нет».

В декабре 2015 года Саблины подали жалобу в ЕСПЧ. По мнению Елены Саблиной, в России нужно совершенствовать законодательство в области трансплантологии. Она выступает за то, чтобы органы изымали, только если человек дал на это согласие, а не наоборот, как сейчас. По итогам разбирательств ЕСПЧ она ждет именно таких перемен: «Сегодня врачи изымают, какие хотят органы, что хотят с ними делают, и считают, что эта тайна не разглашается и они не вправе говорить родственникам, что делают с их детьми и родителями».

Со своей стороны Антон Бурков уверен, что в законе должны быть четко прописаны взаимоотношения доноров, их родственников, реаниматологов, трансплантологов, получателей органов. Также, по мнению юриста, необходимо установить прижизненную процедуру фиксирования согласия или несогласия на изъятие органов, нужна электронная база данных.

По словам господина Буркова, ЕСПЧ уже рассматривал как минимум два подобных случая, но происшедших в Латвии. Там он вынес решение в пользу заявителей.


Фото: Виктор Коротаев

Органы пересаживают в паспорт
В документах может появиться отметка о согласии на трансплантацию

[23 сентября 2014] В российском паспорте и водительских правах могут появиться данные о согласии гражданина на трансплантацию органов после его смерти. Соответствующий законопроект был вчера внесен в Госдуму. В парламенте одобряют инициативу, однако эксперты опасаются, что граждане попросту не станут вносить подобные отметки в паспорта. ©

Законопроект о согласии на посмертную трансплантацию органов внес в Госдуму сенатор от Владимирской области Антон Беляков. Он предлагает фиксировать "в основных документах" граждан сведения о согласии на изъятие их органов или тканей. Речь идет о паспорте, водительском удостоверении или универсальной электронной карте — точный перечень господин Беляков предлагает определить правительству. Сенатор приводит данные о двукратном росте за последние семь лет числа операций по пересадке органов, но указывает в пояснительной записке к законопроекту, что реальное число нуждающихся в трансплантации органов гораздо выше. Так, по данным Минздрава, в 2013 году было сделано 1,4 тыс. подобных операций против необходимых 9 тыс. Господин Беляков напоминает, что в России предусматривается так называемая презумпция согласия на трансплантацию органов совершеннолетнего умершего. Однако врачи все равно обращаются за согласием на пересадку органов к родственникам погибшего, "что занимает много времени и часто приводит к отрицательным результатам". Кроме того, медики опасаются судебных исков от родственников умершего. Все это, по мнению автора законопроекта, приводит к тому, что 60% ожидающих пересадки органов граждан умирают, не дождавшись подходящего донора (в США этот показатель находится на уровне 6%).

Глава парламентского комитета по охране здоровья Сергей Калашников назвал законопроект "хорошей инициативой", а думский вице-спикер Сергей Железняк уже заявил о готовности согласиться на подобную трансплантацию, "если ткани и органы помогут спасти кому-то жизнь". В то же время господин Железняк призвал к "детальному и внимательному" обсуждению формулировок законопроекта. "Меньше будет передергиваний",— добавил он.

Эксперты предупреждают, что граждане не станут делать подобные отметки в документах. "Наше население недостаточно ориентировано в волеизъявлении посмертного донорства и зачастую не относит это лично к себе",— считает глава Федерального научного центра трансплантации и искусственных органов Сергей Готье. Эксперт напоминает, что паспорта получают в 14-летнем возрасте, когда граждане "вряд ли могут адекватно воспринимать возможность помочь людям после смерти". Директор Научно-практического центра интервенционной кардиоангиологии Давид Иоселиани уверен: согласие на донорство не стоит делать "достоянием общества". "Паспорта предъявляются людям в разных учреждениях. Нет гарантии, что там не преследуют меркантильных интересов. Не станет ли больше заказных убийств?" — рассуждает эксперт. Господин Иоселиани предупреждает, что после внесения отметки в паспорт гражданин "может тяжело заболеть, а это явное противопоказание к донорству".

Между тем в Минздраве уже готов свой законопроект "О донорстве и трансплантации органов в РФ". Ведомство предлагает создать ряд федеральных регистров, в том числе список граждан, согласившихся на трансплантацию при жизни. К информации в регистрах предлагается установить "ограниченный доступ", за нарушение которого должностным лицам грозят административные санкции (их размер в документе не прописан). При этом граждане смогут отказаться от посмертной трансплантации органов при жизни, а в случае отсутствия такого завещания это смогут сделать его супруг, дети, братья, сестры, внуки, родители, бабушки и дедушки. Пресс-секретарь Минздрава Олег Салагай говорит, что подобный подход "позволит решить ряд проблем, неустранимых только при размещении штампа о согласии в паспорте". "Например, возможность неоднократной перемены волеизъявления, оперативный доступ медработников к требуемой информации и возможность ее эффективной защиты",— говорит господин Салагай. Тем не менее предложения сенатора Белякова в Минздраве назвали "важными" и пообещали, "безусловно", привлечь его к работе над своим законопроектом.
_______

Как устроены системы посмертного донорства за рубежом

Во Франции, Бельгии, Финляндии, Дании, Италии, Норвегии, Швеции и ряде других стран действует презумпция согласия потенциального донора. Она подразумевает, что человек априори согласен на изъятие органов в случае смерти, если нет письменных или иных указаний. Классическим примером является Испания. Вопросами донорства здесь ведает созданная при Минздраве Национальная организация трансплантологии, а при каждой больнице работают специальные врачи-координаторы. В их задачу входит своевременное выявление потенциальных доноров, работа с медперсоналом и родственниками. На практике последнее слово остается за родственниками. Аналогичная система действует в Австрии, но там органы могут быть изъяты без учета мнения родственников.

Презумпция несогласия действует в США, Германии, Великобритании, Австралии и других странах. Для изъятия органов умершего требуется наличие документа или иного свидетельства, подтверждающего, что такова была его воля. Так, в Соединенных Штатах желающий стать донором должен зарегистрироваться в реестре своего штата онлайн или по почте. Рекомендуется сообщить об этом родственникам, которые также имеют право принять решение о донорстве. В большинстве штатов отметка о согласии на донорство ставится в водительских правах. В Великобритании потенциальный донор также должен зарегистрироваться и получить специальную пластиковую карту. Ее необходимо всегда иметь при себе. В Израиле желающие оформляют карту донора в центре трансплантологии при Минздраве. Владельцы карт и члены их семей получают преимущество в очереди на получение органов.

Наталья Беницевич и Александр Воронов
«Коммерсантъ», 23 сентября 2014 - 12 октября 2016
 
 
 
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
 
LiveJournal: rating_botlivejournal on Февраль, 25, 2017 14:37 (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
mamlasmamlas on Февраль, 25, 2017 15:32 (UTC)
+
shadows_of_hateshadows_of_hate on Февраль, 25, 2017 15:20 (UTC)
А скакой стати? Давайте и имущество покойного сразу изымать в пользу государства, уж чего мелочиться-то. Ежели мое тело - моя собственность, то после моей смерти все права переходят к правоприемникам, а, следовательно, ежели меня распотрошат, то их лишат законного имущества.
mamlasmamlas on Февраль, 25, 2017 15:36 (UTC)
Вопрос философский, как и в случае с повышением пенсионного возраста - обществу это всё необходимо, но менталитет мешает. Отсюда и справедливые возмущения. У человека должна быть изначально презумпция выбора. А здесь её нет.