mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Не Швеция заселяла, но Швецию заселяли / Торговые пути / начало

Ещё из мифологии норманизма

Куда и откуда шли торговые пути средневековья
Мифология норманизма / Статья 2012 года

В обсуждении моего поста о том, почему шведские викинги не могли создать Древнерусское государство так или иначе пришлось затронуть широкий круг вопросов. К тому же, оказалось, что эти вопросы выходят за рамки частного диалога и могут быть интересны другим читателям. ©

По теме: «Из варяг в греки» — путь из ниоткуда в никуда | Из варяг в персы. Патриотично и выгодно


Поэтому я решила ответить на один комментарий отдельно. И подробнее рассмотреть ту роль, которую играл Скандинавский полуостров в раннесредневековой европейской истории. В этом контексте древним «скандинавам» обычно приписывают создание грандиозных торговых путей в Восточной Европе, по которым будто бы шла их экспансия.

Но прежде чем приступить к разговору, необходимо договориться о терминах. В работах по раннесредневековой истории Руси, как в научных, так и в популярных, довольно бездумно используются такие термины как шведы, датчане, норвежцы. Один из моих читателей выразил недоумение по этому поводу: «А почему нельзя? Ведь понятно, что имеются в виду предки этих народов!» Поэтому начать, наверное, следует со «шведов», «датчан» и «норвежцев», которых не было в раннем средневековье.

При анализе исторического источника должны использоваться адекватные термины, иначе можно на пустом месте создать путаницу. Этнонимы с течением времени переходили с одного народа на другой, поэтому каждый источник должен рассматриваться, исходя как из контекста источника, так и из контекста времени.

Приведу небольшой пример о том, как «путешествовало» во времени имя данов. Имя даны прослеживается по всей Европе, начиная с Восточной Европы, где оно связано с гидронимикой (входит как основа в названия крупнейших рек – Дон, Днепр, Днестр, Дунай) и до Британских островов, до р. Дон в южном Йоркшире. В ведийские времена Дану/Дана – прародительница демонов-данавов. Но демонизация представителей более древних культовых традиций – феномен в истории религии известный, т.е. за именем демонических данавов могут скрываться древнейшие носители имени данов в Восточной Европе. Теоним Дану дожил до формирования кельтской общности, вместе с ее представителями дошел до Британских островов и породил там множество «детей»-этносов. Дон/Дану считается божественной прародительницей валлийцев или уэлсцев, а также – ирландцев, которые в мифах назывались народом богини Дану или данами. Позднее наименование вновь создающихся общностей пошло по другим линиям, как я уже писала: у каждого народа два «родителя».

Закрепление имени данов за нынешним Датским королевством произошло довольно поздно и, как я могу догадываться, связано было не столько с миграцией народа, сколько с распространением власти конунга, носившего титул «конунг данов». Конунг данов, например, владел сначала территорией, занимавшей юг современной Швеции. Это относится к тому времени, когда Один поселился на одном из островов современной Дании.

Именно туда, к конунгу данов Гильфе (Gylfe) прибыла посланница Одина валькирия Гефьён, обманом отобрала у него кусок земли и утащила его в море, что потом и стало островом Зеландия. Возможно, за образами этой легенды можно увидеть процесс постепенного распространения власти носителя титула конунгов данов на острова и на полуостров Ютландию.

В современной литературе эту сагу часто передают, называя конунга Гильфе шведским королём (ведь эта территория сейчас принадлежит Швеции). Современные датчане иногда говорят: «Шведы – хорошие люди. Они ведь на самом деле бывшие датчане!» Но все это хорошо в обиходе, а в науке надо стараться педантично следовать источнику: не тянуть каждого дана в предки датчан – он может оказаться предком совсем другого народа. А у современных датчан в предках были не только даны, но и другие этнические образования, например, юты. Из-за неряшливого обращения со сведениями источников создается путаница, мешающая развитию исторической науки.

Так, собственно, и получилось со свеями и с Бертинскими анналами. Но прежде чем перейти к последним, хочу вкратце ознакомить с проблемой этнонимов в шведской истории.

Дело в том, что это совсем непростое дело: определить, какой народ в раннем средневековье скрывался за каким именем, поскольку многие народы носили сходные имена. Этнонимы переносились с одного носителя на другой по аналогии с родовыми именами людей, и так происходило вплоть до времени образования национальных государств.

Напомню, что у современных шведов тоже было два предка: свеи и гёты. Поэтому современные шведы и раннесредневековые свеи не идентичны! С какого исходного хронологического рубежа начинают рассматривать появление имен свеев и гётов в шведской истории?

Относительно свеев обычно начинают с Тацита, который упомянул Suionum civitates, живущих в самом Океане (ipso in Oceano), что признано как первое упоминание свеев.1 Правда, шведские исследователи оговариваются, что фрагмент Тацита о Suionum очень краток и неясен: непонятно, что скрывается за civitates Тацита, сложно географически идентифицировать такое место проживания как ipso in Oceano: то ли это множество островов, то ли это морское побережье.2 Российский скандинавист В.В. Рыбаков более безапелляционен в оценке фрагмента о Suionum:

Первым упоминанием о народах, населявших территорию нынешней Швеции, мы обязаны римскому историку Корнелию Тациту (ок. 55 – ок. 120 гг.), который в 44-ой главе своего знаменитого произведения «Германия»… сообщает о племенном союзе свионов – жителей Свеяланда.3

Согласно толкованию В.В. Рыбакова, который переводит civitates как общины, тип социально-политической организации свионов – это союз племён. Такое толкование вызывает сомнения: представляется, что общество свионов у Тацита отличалось более высоким уровнем социополитической сложности. Различные civitates свионов не только объединены общим надлокальным именем и общей деятельностью по обороне своей территории или по совместному ведению военных действий, морских или сухопутных: «…среди самого Океана, обитают общины свионов, помимо воинов и оружия, они сильны также флотом»4, но и имеют неограниченного правителя, титул которого Рыбаков переводит как «царь» (в шведских переводах – конунг), а в обществе свионов выделяются благородные люди и рабы.

Поэтому перебросить мостик между свеонами Тацита и свеями из шведской истории очень сложно. И больше всего смущает следующий момент. Свеоны, согласно описанию Тацита, производят впечатление мощной социально-политической организации: сильны на суше и на море, организованы под властью неограниченного правителя. Однако после упоминания их Тацитом о них не было никаких известий в течение… 500 лет! Ибо следующие упоминания о свеях (или тех, в ком наука видит свеев) появляются только в середине VI века.

Готский историк Иордан, описывая легендарный остров Скандза, сообщал, что на нём проживало 28 народов. Среди них Иордан упомянул два народа: Suehans и Suetidi, в которых принято видеть свеев.5 Suetidi / Светиды отождествляются со словом Svitjod (Svetjud) / sveafolket или свеи / народ свеев, которое было обнаружено на ряде рунических камней Швеции (suiþiþu, suiþiþu, suaþiauþu)6 или упоминалось в «Саге об Инглингах» как название страны/местности (Svíþóð) – родины Одина, название которой он перенёс на свою новую страну на севере Европы.7 Прошу обратить на это внимание – ниже я поясню, почему.

Принятое в науке тождество светидов Иордана с Svetjod из исландских саг и, соответственно, со свеями, выглядит весьма убедительным, тогда как Suehans вполне могут быть каким-то другим народом относительно светидов и, соответственно, – свеев.

И вот перед нами три варианта сходного этнонима: свеоны Тацита, Suehans и Suetidi Иордана, причем первых отделяет разрыв почти в 500 лет, а последние упоминаются одновременно, но представляют явно две разных этнических общности. На мой взгляд, свеоны, упомянутые Тацитом и потом исчезнувшие с исторической арены на 500 лет, могли в течение этого периода просто выступать под другим именем (как имена аланов, согласно Прокопию, «растворились» в имени вандалов) – в раннем средневековье народы часто выступали как под локальными, так и под надлокальными именами.

Так же полагает и шведский историк Д. Харрисон, который в одной из своих последних работ написал следующее:

Нет никакой возможности сказать, каким образом Suiones Тацита связаны с Suehans Иордана и со свеями викингского приода.8

Собственно, связаны они сходным именем, которое «путешествовало» во времени, переходило с народа на народ, исчезало на какое-то время, а потом появлялось опять. Так что носителей имени свеонов было немало, и непросто определить, кто из них был кто. И подобных примеров в раннем средневековье имеется множество. Вот пример о германцах у византийского историка Прокопия Кесарийского:

Вандалы прежде жили у Меотиды. Страдая от голода, они направились к германцам, называемым теперь франками, и к реке Рейну, присоединив к себе готское племя аланов.9

Или другой пример из Прокопия об имени аланов:

Вандалов и аланов Гизерих (король вандалов, правил 428-477 гг. – Л.Г.) разделил на отряды… Говорят, однако, что число вандалов и аланов в прежние времена не превышало пятидесяти тысяч… Затем лишь благодаря рождению у них детей и присоединению к ним других варваров они дошли до такого многолюдия… Но имена аланов и других варваров, кроме маврусиев, были поглощены именем вандалов.10

Итак, мы видим, что в V-VI вв. многие народы могли выступать под общим именем, время от времени менять имя, растворяя старое название в имени новой этнополитической общности.

Возвращаясь к этнонимам из шведской истории, приведу слова австрийского медиевиста Х. Вольфрама, который отмечал, что множество европейских народов в древности и в средневековье носило имена готов и «свевов».11 О связи свевов и свеев со Скандинавского полуострова находим сведения у нидерландского ученого Горопиуса.

Поскольку споры о предках народов были очень популярны в ученых кругах XVI в., то Горопиус был осведомлён о труде шведского хрониста Иоанна Магнуса, создавшего «Historia de omnibus Gothorum Sveonumque regibus» (1554), где утверждалась идея прародины готов из южной Швеции. Горопиус очень скептически отозвался о поисках прародины готов в Швеции. В соответствии с его мнением, готы не вышли с юга Швеции, а переселились туда с европейского континента в ходе одной из последних волн колонизации, что тоже было вполне почётно для шведских предков. Другой предок шведов – свеи – пришли из нынешней Германии и являются переселившимися в Скандинавию свевами.12 Шведский историк Нордстрём, изучавший творчество Магнуса, отметил, что такого мнения придерживаются и другие шведские учёные. Ту же точку зрения высказывал и А.Г. Кузьмин.13

Как видим, имя, схожее со свеями, отмечалось в разные времена у разных народов, и не каждое из этих имен можно «подтянуть» к предкам современных шведов. То же самое можно сказать и о другом предке – гётах. Еще раз: у современных шведов было двое предков, а не один.

Первые упоминания о втором предке современных шведов – гётах – принято связывать с уже упомянутым Иорданом. Кроме свеев Иордан называет и многие другие народы, среди них те, которые воспринимаются современными исследователями как искажённые названия нынешних гётов: Vagoth, Gautigoth и Ostrogothae.14 Однако никаких связей между ними и светидами / свеями не обнаруживается, т.е. можно предположить, что каждая из названных Иорданом этнических групп существовала в виде отдельных общин, не объединённых в более сложные по структуре союзы.

Помимо Иордана к авторам, донесшим до нас сведения о гётах, относят и Прокопия Кесарийского. В труде «Война с готами» Прокопий рассказывает о большом острове Туле (Thule), на котором проживало 13 народов, и каждый из них имел своего короля (басилевса). Упоминаются гауты, герулы и скридсфинны (Gautoi, Erouloi, Skritiphinoi). Свеев среди перечисленных народов нет, но гауты общепринято отождествляются с гётами. В шведской историографии остров Туле традиционно отождествляется со Скандинавским полуостровом.15 У современных скандинавистов можно найти отождествление Туле с Исландией:

Прокопий подробно описывает образ жизни скритифиннов (саами) и говорит о племени гаутов, или гавтов, т.е. гётов, помещая все эти народы на остров Фулу (Исландия).16

Хочется заметить, что оба приведённые отождествления являются производной реконструкцией, и краткий отрывок из Прокопия не даёт нам оснований видеть в нём материал для истории Швеции. Название легендарного острова Тула/Фула пытались относить ко многим ландшафтам, и у нас даже нет уверенности, сохранился ли этот ландшафт (или ландшафты – островов с этим именем могло быть несколько) до наших дней или, учитывая значительные геофизические изменения, которые переживали североевропейские широты на протяжении последних двух тысяч лет, он покоится на шельфе одного из морей Ледовитого океана.

Я уже писала в разных работах о том, что в современной шведской медиевистике Швеция более не рассматривается как прародина готов (так что Горопиус выиграл этот матч у Иоанна Магнуса). И если связь светидов Иордана со свеями викингского периода была вполне убедительно обоснована в науке, то сам «остров Скандза» больше не связывается со Скандинавским полуостровом. Читаем у Д. Харрисона:

Как письменные источники, так и археологические материалы показывают, что самые древние предки готов или, вернее говоря, те, кто ранее всего стал называть себя готами, в период около Рождества Христова, проживали в нынешней северной Польше. Они, разумеется, имели контакты с другими народами в регионе Балтийского моря, но мы никак не можем утверждать, что по своему происхождению они были выходцами со Скандинавского полуострова.17

Аналогичное мнение высказывают шведские историки Т. Линдквист и М. Шёберг:

Определить, кто такие гёты, очень сложно. Именное сходство с готами привело к тому, что в XV в. стали полагать, что готы происходили из Гётланд. Это представление сыграло важную роль для национального самосознания в период его становления. Но в наше время мысль о том, что готы были выходцами из Скандинавии, очень дискутабельна. В науке были высказаны серьёзные сомнения по этому поводу.18

Тем, кто по-прежнему верит в исход готов с юга Швеции, приведу для сравнения несколько отрывков из источников, из которых хорошо видно, насколько разными были готы и что шведская Гёталандия не является их прародиной.

У Прокопия Кесарийского мы встречаем, например, упоминание имени готов и в качестве отдельного этнонима, и в качестве собирательного названия для многих народов:

В прежние времена готских племён было много, и много их и теперь, но самыми большими и значительными из них были готы, вандалы, визиготы и гепиды.19

Кроме того, в раннее средневековье была известна традиция связывать происхождение готов с савроматами и меланхленами: «В прежнее время, правда, они (готы – Л.Г.) назывались савроматами и меланхленами».20

Те читатели этих строк, которые находятся под обаянием идей готицизма XVI века о гото-германском единстве в духе Иреника – Пиркхеймера, обязательно зададутся вопросом: «Как же это так можно, чтобы готы происходили от ираноязычных савроматов?!» Отвечу, что точно так же, как современные болгары происходят от тюркоязычных волжских булгар и от славяноязычных балканских народов – живая история отличается от утопических догм.

В современной науке утверждается мысль о том, что первая Guthia – Γοτθια античной этнографии могла находиться в Причерноморье (в Крыму или на Керченском полуострове) или в Восточной Европе (в сегодняшней Румынии или Польше).21

Еще немного примеров. У Иордана готы – преемники фракийских гетов, у византийского же историка Феофилакта Симокатты (нач. VII в.) геты отождествлялись со склавинами. Схоластические традиции, восходящие к готицизму, ставят жёсткие перегородки между названными народами, а в живой истории все они существовали во взаимодействии таким образом, что из древней этнополитической общности могли выделяться и обособляться новые общности, беря с собой одно из известных древних имён, или слабеющая древняя общность расчленялась между новыми пришельцами, при этом одни имена поглощались другими.

Австрийский медиевист и исследователь истории варваров Х. Вольфрам отмечал, что с первого упоминания имени «готы» античными источниками между 16 и 18 гг. н.э. в течение нескольких столетий это имя охватывало самые различные народы. Были периоды, когда имя готов исчезало, например, между временем Птолемея и 60-ми гг. III в. оно перестало встречаться в источниках, а потом появилось опять как этноним, сменивший название «скифы», однако, просуществовав ещё какое-то время, оно снова кануло в лету, так и не образовав средневековой народности и достаточно рано превратившись в миф.22

Всю эту пестроту примеров я привела для того, чтобы подтвердить свою основную мысль: нельзя в раннесредневековые источники произвольно подставлять современные термины, например, заменять названия отдельных этнополитических групп названиями современных наций – это создаст такую путаницу, что просто на удивление.

Завершу этот обзор примером из близкой к нам эпохи: одиссея этнонима англов. С миграцией народа англов с юга Ютландского полуострова на Британские острова их имя закрепилось за новым этносом англичан. При освоении европейцами Америки имя англов-англичан «переехало» на Североамериканский континент и дало название Новая Англия региону на северо-востоке США. Таким образом, исходное имя одно и то же: англы – англичане – жители Новой Англии в США, но какие разные народы носят его в разные времена.
_______

Довольно подробный материал о том, как функционировали этнонимы в раннем средневековье, позволяет мне перейти к рассмотрению сведений из Бертинских анналов и проблеме их толкования. Соответствующий отрывок из этого источника уже приведён в комментариях. Из него видно, что это история с оборванным концом, отсюда и произвол в ее толковании. Вполне допустима версия, которую представил в комментарии Всеволод Меркулов: один народ выдал себя за другой, и в отсутствие сведений о том, чем всё закончилось, никаких далеко идущих выводов делать нельзя.

Я бы хотела предложить другое объяснение. По-моему мнению, gentis Sueonum из Бертинских анналов – совсем другой народ относительно свеев со Скандинавского полуострова, но со схожим именем. Примеры того, что это было обычным явлением в раннее средневековье, я привела выше.

Это сходство и могло ввести в заблуждение Людовика Благочестивого (778-840) и его окружение. Хочу напомнить, что контакты как раз между Людовиком Благочестивым и королями свеев функционировали в период с 829 года в связи с пожеланием короля свеев ознакомиться с христианским учением. Поскольку святитель Ансгар (801-865) уже проповедовал христианство королю данов Харальду Клаку, то он показался подходящей фигурой выступить христианским миссионером и перед королем свеев. Ансгар прибыл в Бирку и находился там в период 829-831 гг., а в 831 г. он вернулся домой и получил архиепископство в Гамбурге. Примерно в 851-853 гг. Ансгар второй раз посетил Бирку также с миссионерской целью, поскольку христианство плохо приживалось у язычников-свеев. Житие Ансгара было составлено его преемником, архиепископом Римбертом в 865-876 гг.

Итак, в начале 830-х годов между Людовиком Благочестивым и королем свеев были установлены вполне легальные отношения, а в конце 830-х годов (точнее – 839 г.) при дворе Людовика появляются люди, родовое имя которых сходно со свейским, но они прибыли в составе совершенно другого посольства, с другой стороны и с другими целями. Вполне естественно, Людовик Благочестивый заподозрил неладное: время было такое, что заговоров и нападений можно было ждать с любой стороны. Но именно тот факт, что у истории не вышло никакого продолжения, говорит в пользу моего предположения: представители gentis Sueonum в составе посольства народа Rhos были простыми «однофамильцами» свеев со Скандинавского полуострова, что, по всей видимости, и удалось выяснить, как минимум, с византийской помощью, поскольку уведомление было отправлено к императору Феофилу.

Теперь посмотрим, какие сведения содержатся в источнике о народе Rhos. Прежде всего, мы видим, что титул правителя народа Rhos – каган (chacanus) – накрепко связывает этот народ с югом Восточной Европы. По источникам известно, что имя Русь знали и как имя одного народа, и как имя, объединяющее нескольких народов, т.е. политоним. Например, Масуди (896-956) – «арабский Геродот» писал, что русы – «многочисленные народы, обладающие различными разрядами (Гаркави переводил как «разделяющиеся на многие племена»). Среди них – некий разряд, называемый ал-лаудаана; они наиболее многочисленны и ходят по торговым делам в страну Андалус, в Рум, в Кустантинию и к хазарам».

Известно, что восточные географы использовали сведения из более ранних источников, не называя их. Большим вкладом, позволившим заглянуть в предисторию сведений восточных географов, стали работы В.В. Седова и Е.С. Галкиной, занимавшихся проблемой локализации Русского каганата. Седов отождествлял Русский каганат с территорией волынцевской археологической культуры. Галкина, продолжившая разработку идей А.Г. Кузьмина о дославянском происхождении русов, связывает ядро Русского каганата с салтовской культурой Подонья, носителями которой выступали сармато-аланские племена.

Я подчеркнула выше, что в исландских сагах рассказывается о том, как Один переселился на север Европы из Великой Свитьод на юге и «взял» имя своей родины с собой, назвав им новую страну. В скандинавистике так называемая «переселенческая легенда» считается книжной, вымышленной, не содержащей исторической информации. А может, как раз эта легенда и содержит рациональное зерно? Почему бы имени свеев не выйти из Восточной Европы таким же образом, как имя данов распространилось по всей Европе, дойдя, в конце концов, и до Скандинавского полуострова?

Тогда все эти разрозненные сведения складываются в логичную картину: скандинавские свеи и свеоны из Бертинских анналов – два разных народа со сходным именем, возможно, генетически восходящим к имени одного легендарного первопредка. Свеоны из Бертинских анналов – это народ с реликтовым именем Sueonum, оставшийся на юге Восточной Европы и сохранивший свое родовое древнее имя, но вошедший в состав более крупных образований, каким было образование Русь (это единственная, исторически верифицируемая возможность для свеонов «быть русами»: принять это имя от Руси, а не наоборот!)

Аналогичная история произошла с вышеупомянутыми англами после переселения значительной их части на Британские острова. Но на прародине древнее родовое имя на юге Ютландского полуострова сохранилось как локальное имя небольшой области Ангельн в Шлезвиг-Гольштейне. Ранее эта земля оказалась в области данов, и ее население стало называться общим именем данов, но сохраняя свое родовое имя англов, – отсюда и топоним нашего времени.

Теперь вернемся опять к вопросу о том, какая путаница создается в науке, если при передаче раннесредневековых источников отклоняются от контекста эпохи. Если бы в текст Бертинских анналов вместо исторически неверных шведов поставили свеев, то никто бы не стал привязывать их к Скандинавскому полуострову: на пути подобного рассуждения встала бы Повесть временных лет, где оговаривается, что свеи в регионе Балтийского моря являются другим народом относительно варягов-руси. Из этого следовал бы закономерный вывод: свеоны из Бертинских анналов и свеи из Свеярике – два разных народа со сходным именем.

Соответственно, предположение о том, что представители короля свеев в 839 г. оказались в Константинополе, откуда попали к Людовику Благочестивому – совершенно дикорастущая фантазия! Ведь именно в те же годы представители Людовика Благочестивого – миссионеры и хронисты – бывали с визитами у королей свеев, описывали в своих трудах как обстановку, царившую в Бирке, так и наиболее значительные события из жизни конунгов и общества. И ни один из них впоследствии не упомянул о таком грандиозном мероприятии, как посольство из Бирки в Константинополь. Они не были об этом информированы?

Да, если бы подобное мероприятие удалось осуществить, то об этом рассказывали бы из поколения в поколение. Адам Бременский использовал житие Ансгара, а также другие хроники, отмечавшие наиболее значительные сведения из жизни правителей Скандинавского полуострова, и ни слова не нашел о великом посольстве короля свеев в Константинополь. Его информатором был король данов Свен Эстридссон, связанный многочисленными узами родства со свейскими королями. Как о значительном событии рассказал король Свен о браке дочери короля Олофа Шётконунга Ингигерды с Ярославом Мудрым. Если бы не его рассказ, мы не знали бы об этой женитьбе, поскольку летописи не придали значения деталям и сообщили только о рождении первенца у Ярослава. Но для небольших государств подобный факт был замечателен: вот, дескать, и с нами великие государи знались и наших невест тоже сватали. А тут «забыли» такое событие, как посольство из Бирки в Константинополь!
_______

Прим. Ссылки читаются при наведении на них курсора, во всплывающем окошке.
Tags: архе_геология, архивы_источники_документы, версии и прогнозы, геополитика и территории, дискуссии, дороги и транспорт, древний мир, европа, запад, идеология и власть, информационные войны, исследования и опросы, история, миграция и беженцы, мировая политика, мифы и мистификации, мнения и аналитика, народы, наука, норманизм, нравы и мораль, опровержения и разоблачения, поволжье, подмена понятий, прибалтика, регионы, реки и водоёмы, русские и славяне, русский мир, русь, север, сказки и эпос, скандинавия, слова и термины, современность, средневековье, страны и столицы, торговля и рынки, турция и византия, урал, ученые, факты и свидетели, фальсификации и мошенничества, экономфинбиз, юг
Subscribe

promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments