mamlas (mamlas) wrote in eto_fake,
mamlas
mamlas
eto_fake

Categories:

Жупелизмы сталинизма / начало

Ещё из мифологии сталинизма

Жупел Сталина
Беседа журналиста Александра Сабова с историком Юрием Жуковым / март, 2003

Возможно, эту публикацию следовало бы назвать чуть по-другому — «Жупел Сталин». Поясню разницу, которая мне открылась не сразу. ©

Ещё с Юрием Жуковым


Жупел Сталина — это что-то вроде огородного чучела, которое сделали довольно похожим на него (по-русски жупел — это и есть пугало, а в этимологии слова — адская сера, которой стращали грешников). А жупел Сталин — это то, что он сделал из себя сам...
Первый жупел давно и свободно распространяется по миру целыми армиями идеологов, политологов, пропагандистов, публицистов да и немалым числом историков, знающих лишь то, что им доступно знать. А второй жупел наглухо сокрыт в архивах, куда в полной мере не смог получить доступа еще ни один историк ни советского, ни постсоветского времени.

Впрочем, наш долгий разговор с историком Юрием Николаевичем Жуковым — про оба сталинских жупела, из которых нам поневоле приходится довольствоваться только одним

“Новые историки”

“Новые историки” видят все исторические жупелы немного по-другому, чем “старые”. Когда двенадцать стран ЕС однажды договорились создать единую историю Европы, чтобы навсегда избавить своих будущих граждан от предвзятых суждений друг о друге, это вылилось в академическую “битву народов”. Немцы потребовали от своих соседей изъять из школьных учебников “варваров в звериных шкурах, от рук которых пал цветущий Рим”, — нет, сказали они, наши предки готы разрушили дряхлую империю, которая давно сковывала развитие покоренных народов, уже поэтому они принесли Старому Свету новую культуру, влили в него свежую кровь…

И так почти в каждой стране, где “новые историки” берутся за разборку ржавых снарядов, не дожидаясь, пока рванет склад. А к этому идет. Все так называемые исторические исследования периода “холодной войны”, заявляет, например, американский историк Д. А. Гетти, это “продукты пропаганды”, которые бессмысленно критиковать, бессмысленно исправлять по частностям. Лучше все начать с чистого листа. Арч Гетти так и делает: дотошно перепроверяет политическую историю СССР и США в российских архивах.

Знакомясь с документальными первоисточниками сталинского времени, он и сделал открытие, которое привело к настоящей публикации. Д. А. Гетти во всеуслышание объявил, что зловещему 1937 году предшествовал примерно трехлетний период либеральных сталинских реформ. Более того, что именно неудача этих реформ привела к репрессиям, которые несправедливо назвали “сталинскими”.


Отец народов Иосиф Сталин

Сталин — либерал? В голове не укладывается. При той полноте власти, которой обладал “вождь всех времен и народов”, почему же он не довел свои реформы до конца и сбился на кровавое диктаторство? Что в действительности произошло с нами в 1937 году, который, видимо, никогда не перестанет аукаться? Наконец, когда же наши историки, не важно, “старые” или “новые”, разберутся в том, какое завтра мы прожили вчера?

Избирательный бюллетень 1937-го

— Да, действительно Арч Гетти совершил открытие, — считает ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Николаевич Жуков, — но, поскольку эта тема для него лишь сопутствующая, он просто застолбил ее для науки.

И Юрий Николаевич показал документ, который сам обнаружил в архивах.

Это образец избирательного бюллетеня по выборам в Верховный Совет СССР первого созыва. В окончательном варианте, который этот бюллетень приобрел ко дню выборов 12 декабря 1937 года, в нем остался только один — безальтернативный, как мы сказали бы сегодня, — кандидат от партии и комсомола. Однако вплоть до июня 37-го года все еще предполагалось, что выборы пройдут на альтернативной основе, то есть наряду с кандидатом от партаппарата рабочие и служащие какого-либо завода могли бы выдвинуть своего кандидата, а колхозники — еще одного. Но прошел бы только один из троих, в бюллетене так и написано: оставить ОДНОГО кандидата — остальных вычеркнуть.

Ну а вдруг избиратели 37-го года дружней всего вычеркнули бы именно представителей правящей партии в однопартийной стране? Если бы миллионы таких бюллетеней извлекли из урн, какой разразился бы гром: партия осталась без власти! Но, может, это всего лишь популизм по-сталински? Однако Юрий Николаевич возразил:


Ленин, Троцкий и Каменев

— Сталин хотел другого: вообще отстранить партию от власти. Поэтому и задумал сначала новую Конституцию, а потом, на ее основе, альтернативные выборы. По сталинскому проекту, право выдвигать своих кандидатов наряду с партийными организациями предоставлялось практически всем общественным организациям страны: профсоюзам, кооперативам, молодежным организациям, культурным обществам, даже религиозным общинам. Однако последнюю схватку Сталин проиграл и проиграл так, что не только его карьера, даже жизнь его оказалась под угрозой. Однако так ничего не понять, давайте с самого начала.

— Давайте, — согласился я и включил диктофон.

Два сокола: конец полетов

— Скажите, чем все-таки был обусловлен приход Сталина к власти? Ведь его не хотела партия, не хотел Ленин. На ком сам Ленин остановил свой выбор?

— Однозначно — на Троцком. Троцкий, Зиновьев, Бухарин — вот были три наиболее реальных претендента занять то положение в стране, которое номинально еще занимал Ленин.

— Видимо, в глазах соратников Сталину сильно повредило “Письмо к съезду” с весьма нелестными характеристиками Ленина?

— Я не стал бы так однозначно трактовать это письмо. Нельзя забывать, что у Ленина были два инсульта, которые не могли не отразиться на его психике и системе мышления. Так что это письмо написано уже “другим Лениным”. Он, ко всему прочему, не писал, а диктовал: скажет фразу, отдохнет, потом снова скажет, подчас забыв, что сказал до этого.


Ленин и Сталин в Горках. 1920

Он был в таком же состоянии, в каком Сталин оказался с декабря 1950 года. Мне пришлось держать в руках записку, отправленную в это время на имя Маленкова, который в его отсутствие руководил работой партии. Удивляет уже форма этой записки: в Крыму, на даче у Сталина, не нашлось листа чистой белой бумаги. Он разорвал красную папочку ЦК и на одной ее половинке написал несколько слов. Прочитав много записок, резолюций, фраз Сталина, я хорошо знаю его почерк, размер его букв. Здесь все меняется: буквы в три-четыре раза больше обычного, почерк острый, угловатый. Так бывает, когда у человека дрожит рука и он пишет, придерживая ее другой рукой. Но еще интереснее содержание записки: Вышинский должен выступить на Ассамблее ООН и поддержать аргентинского делегата по такому-то вопросу. Сталин даже не знает, что Вышинский уже выступил. Проходит неделя, Маленков получает вторую записку точно такого же содержания, разница только в порядке слов. Мало того что Сталин уже не соображал, когда нужно давать указания — не после выступления, а до, — так он и не помнит, что такое указание уже давал. Правда, Сталин перенес три инсульта и умер от четвертого.

— И все-таки почему Сталин, не входивший даже в первую тройку, победил?

— Ну, во-первых, он победил только три года спустя, в 27-м. И то не окончательно: полная власть в его руках оказалась только в 37-м, но это уже была пиррова победа.

— Как прикажете это понимать?

Наша первая тройка

— И Троцкий, и Зиновьев, и Бухарин состязались друг с другом фактически на одной идейной платформе, хотя и разделились на левое и правое крыло. Первые двое были леворадикалами, или, говоря нынешним языком, левыми экстремистами, тогда как Бухарин выглядел да и был скорее праворадикалом.

Но о различиях их позиций я скажу потом, а пока о главном: что их все-таки объединяло? Все трое считали, что главная цель и Коминтерна, и ВКП(б), и Советского Союза — помочь в ближайшие годы организовать мировую революцию. Любым способом… Причем все это на фоне германской революции в октябре 23-го года, когда окончательно восторжествовала надежда на непобедимый союз промышленной Германии и аграрной России.

Россия — это сырье и продукция сельского хозяйства. Германия — это промышленность. Противостоять такому революционному союзу не сможет никто. После “Даешь Варшаву!” — “Даешь Берлин!”, и можно посылать революционную армию на помощь революционному пролетариату.


Лев Троцкий

— Поражение германской революции хоть сколько-нибудь отрезвило их?

— Нисколько. Еще и в 34-м году, уже устраненный из Коминтерна и всех партийных постов, Зиновьев все равно продолжал упрямо доказывать, что не сегодня-завтра в Германии победит советская власть. Хотя там уже у власти был Гитлер. Это просто идефикс всего партийного руководства, начиная с Ленина. И кто бы из первой тройки претендентов ни победил в борьбе за освободившееся место вождя, в конечном счете это обернулось бы либо войной со всем миром, потому что Коминтерн и ВКП(б) продолжали бы организовывать одну революцию за другой, либо перешло бы к террористическим акциям типа “Аль-Каиды” и режима типа афганских талибов.


Григорий Зиновьев

— Правые радикалы были в этом отношении все-таки умереннее?

— Бухарин, Томский, Рыков действительно придерживались несколько иной стратегии: да, мировая революция произойдет, но произойдет не завтра-послезавтра, а, может быть, через пять — десять лет. И пока ее приходится ждать, Россия должна укреплять свою аграрную сущность. Промышленность развивать не надо: рано или поздно нам достанется промышленность Советской Германии. Отсюда идея быстрой и решительной коллективизации сельского хозяйства, которой оказались привержены и Бухарин, и Сталин. И вот примерно с 27-го по 30-й год лидерство в нашей стране принадлежит этому дуумвирату.


Николай Бухарин

— А Зиновьев?

— Зиновьев уже все: сброшен с политической сцены.

— Вследствие союза Сталина с Бухариным?

— Да. Троцкий и Зиновьев, поняв, что проигрывают, объединились и дали последний бой правому крену на съезде ВКП(б) в 1927 году. Но проиграли. И с этого момента лидерами становятся Бухарин и Сталин плюс Рыков и Томский. Но именно в 27-м году Сталин начинает понимать то, что все еще не понимали бухаринцы. После неудачи революции в Китае — Кантонского восстания, — на которую возлагалось столько надежд после провала революции в Европе, до Сталина, до Молотова, еще до некоторых дошло, что надеяться на мировую революцию не то что в ближайшие годы, даже в ближайшие десятилетия вряд ли следует.


Троцкий и красноармейцы

Тогда-то и возникает курс на индустриализацию страны, которого Бухарин не принял. Давайте рассудим сами, кто в этом споре был прав. Россия убирала хлеб косами, которые покупала у Германии. Мы уже строили Турксиб, вторую колею Транссибирской магистрали — а рельсы покупали в Германии. Страна не производила ни электрических лампочек, ни термометров, ни даже красок. Первая карандашная фабрика в нашей стране, прежде чем ей присвоили имя Сакко и Ванцетти, называлась Хаммеровская. То есть по нынешним меркам это было что-то такое африканское. Потому и возникла идея индустриализации, чтобы обзавестись ну хотя бы самым минимумом того, что должна иметь каждая страна. На этой основе и произошел конфликт между Сталиным и Бухариным. И только с 30-го по примерно 32-й год Сталин постепенно выходит на роль лидера, что, впрочем, еще далеко не очевидно. Вплоть до середины 35-го года все они говорят о центристской группе Сталин — Молотов — Каганович — Орджоникидзе — Ворошилов, причем само это определение, “центристская группа”, в их устах звучит крайне презрительно.

— Мол, это уже никакие не революционеры?

— Подтекст совершенно ясный: изменники идеалам партии, предатели рабочего класса. Вот эта пятерка постепенно и пришла к выводу о том, что вслед за экономическим нужно решительно менять также политический курс страны. Тем более что в 30-е годы СССР вдруг оказался перед угрозой куда более серьезной изоляции, чем это было в 20-е, и поддержание старого курса могло бы эту угрозу только обострить.

— Получается, по-вашему, что приход Сталина к власти был едва ли не спасением для страны?

— Не только для страны, но и для мира. Радикальные левые бесспорно втянули бы СССР в кровопролитный конфликт с капиталистическими странами. А с этого момента мы перестали думать о мировой революции, о помощи революционерам Бразилии, Китая, стали больше думать о себе.

— Но ведь Коминтерн просуществовал еще долго!

— Только его структуры. Больше никакой роли он не играл.

— Тогда зачем его было держать?

— Как разменную монету. Которая однажды очень пригодилась: открытия второго фронта в Европе Сталин добился в середине войны, пообещав союзникам распустить Коминтерн. Все-таки он продолжал внушать им страх.


1-й конгресс Коминтерна, Москва, 1919

— Коминтерн распустили, а Советский Союз тем не менее продолжал оказывать финансовую помощь “братским партиям”…

— Только не при Сталине! Давайте в этом вопросе разберемся. По-настоящему финансировали мы сначала не партии, а революционные движения, то есть в буквальном смысле слова подготовку к революции: в Германии — в 18-м, 20-м, 21-м, 22-м, 23-м годах, в Польше — в 23-м, в Болгарии — в 23-м. Поставляли туда оружие, печатали листовки, газеты и т. д. Это был экспорт революции в самом чистом виде. Но вдруг в 28–29-х годах такая помощь полностью прекращается, и что было причиной, догадываетесь? Просто нигде в мире больше не было ни намека на революцию. Ни одной искры, из которой можно бы раздуть пожар. В такой ситуации оставалось только одно: включиться в знаменитый МОПР — Международную организацию помощи борцам революции, своего рода политический Красный Крест. Впрочем, это была честная, открытая помощь тем, кто страдал за свои убеждения от местных фашистских и диктаторских режимов. А финансирования партий как таковых не было.

— Как же не было, когда на этот счет состоялось столько разоблачений во всей мировой печати?

— С одной поправкой, которую обычно все забывают: финансирование братских партий началось при Хрущеве. “Ширится мировая социалистическая система…” Лумумба — социалист. Бен Белла — социалист. Насер, националист полуфашистского толка, не только социалист, но и Герой Советского Союза… Хрущев фактически возобновил леворадикальный курс троцкистско-зиновьевского разлива. Та же линия продолжалась в международных делах и при Брежневе. Впрочем, за ними обоими маячила одна и та же фигура: Михаил Суслов. Вот кто и был локомотивом всей этой внешнеполитической идеологической деятельности, отбросившей нашу страну фактически к началу 20-х годов.

— Я так и жду, что вы сейчас скажете: троцкистско-сусловский курс…

— Ну, как историк я так не скажу, но это определение вполне точно соединяет два периода нашей истории, самый “розовый” и самый “серый”. В свое время Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Орджоникидзе сумели понять, что мировая революция как конкретная цель — это утопия чистой воды и что нельзя эту утопию организовать насильно. Ведь не случайно “розовый” период в жизни нашей страны закончился вместе с приходом к власти нацистов в Германии. Не случайно именно тогда Сталин и начал свой “новый курс”. Он тоже датируется очень точно: это конец 33-го года.

Tags: 20-й век, 30-е, 40-е, агрессия, антисталинизм, архивы_источники_документы, берия, биографии и личности, большевики и кпсс, версии и прогнозы, внешняя политика и мид, вов и вмв, геополитика и территории, германия, гитлер, госбезопасность и разведка, двойные стандарты, демократия, диктатура и тоталитаризм, европа, заговоры и конспирология, законы и конституция, запад, идеология и власть, известные люди, индустриализация и коллективизация, интервью и репортаж, информационные войны, исследования и опросы, история, культ личности, ложь и правда, манипулирование, мировая политика, мифы и мистификации, мнения и аналитика, общество и население, опровержения и разоблачения, подмена понятий, правители, противостояние, пятая колонна, ревизионизм, революции и перевороты, репрессии и цензура, реформы и модернизация, родина и патриотизм, россия, русофобия и антисоветизм, силовики и спецслужбы, современность, социализм и коммунизм, ссср, сталин и сталинизм, троцкизм, ученые, факты и свидетели, фальсификации и мошенничества, фашизм и нацизм, холодная война, хрущев, чиновники и номенклатура, экономфинбиз, эпохи
Subscribe
promo eto_fake march 28, 2012 00:37 7
Buy for 10 tokens
Large Visitor Globe Поиск по сообществу по комментариям
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments